ПОРА РАСШИРЯТЬ В РОССИИ ФЕРМЕРСКИЙ СЕКТОР

Вы здесь

1 сообщение

Вопросы задавать можно только после регистрации. Войдите или зарегистрируйтесь, пожалуйста.

Аватар пользователя menegerip
В сети
Заходил: 1 минута 3 секунды назад
: Екатеринбург
Регистрация: 13.08.2008 - 20:46
: 19844

Кратко об отношении российских агрополитиков к фермерству

В предыдущих материалах данного сборника уже говорилось, что в конце 90­х годов Правительство РФ круто повернуло направление аграрной реформы. Во второй половине 90­х годов в правящей российской элите стала возрождаться идея об особом российском пути построения аграрного строя с опорой на крупные производственно­хозяйственные формирования. Эта идея трансформировалась в проект официальной государственной концепции развития сельского хозяйства, которая была утверждена Российским правительством под названием «Основные направления агропродовольственной политики Правительства РФ на 2001­2010 годы». В этом документе основное внимание было сосредоточено на поддержке и развитии крупных форм ведения сельского хозяйства. Задача создания новых фермерских хозяйств семейного типа, соответствующих категории «микро­предприятия», исчезла из приоритетов государственной аграрной политики. Госорганы взяли на вооружение принцип: «Имеющихся фермеров не раскулачивать, но созданию новых КФХ не содействовать».

И вот прошло около пятнадцати лет работы государства по развитию сельского хозяйства в соответствии с Новой концепцией государственной агрополитики. Чиновники не смогли реализовать свои задумки. Крупные формы организации сельхозпроизводства в большинстве своем не смогли работать «по-фермерски», т. е. энергично и рационально. Традиционные сельхозпредприятия, трансформированные из государственных и коллективных в частнокапиталистические, все эти годы пребывали в стагнации. Многие из них (25-30 процентов) деградировали, оказались в предбанкротном состоянии, и даже распались, умерли.

Агрополитики, осознав, что в старые агроструктуры, унаследованные от социализма, не удается и вряд ли удастся вдохнуть фермерскую энергию и рационализм, попытались широкомасштабно, за счет госбюджета, развернуть строительство новых крупных капиталистических предприятий — специализированных животноводческих комплексов, фабрик и мегаферм, свободных от родимых пятен аграрного социализма. Но и здесь работа «по-фермерски» не получается. Правда, количественный прирост поголовья и продукции достигнут. Это очень радует, как авторов нового курса аграрной реформы, так и высшее руководство страны. Но далось это слишком высокой ценой - колоссальным инвестиционным вливанием государства. Животноводческие гиганты в большинстве своем тоже не смогли работать «по-фермерски» рационально и экономически эффективно. Низкий уровень рентабельности не позволил большинству из них своевременно погашать инвестиционные кредиты. Сроки окупаемости инвестиций растянулись на долгие 15-20 лет.

На фоне неудач в работе крупных СХО, построенных по индустриально-заводским правилам, сохранившееся ядро семейного фермерства, фермерский сектор продемонстрировал за те же годы истинно «фермерскую» эффективную работу. Об успехах фермерства достаточно подробно рассказано раньше в разделе данной книги «Фермерство в России: вчера, сегодня, завтра». Нет необходимости возвращаться к показателям и цифрам. Здесь лишь напомним, что в резолюции ХХV юбилейного съезда фермеров системы АККОР была сформулирована рекомендация фермерского сообщества Правительству РФ о необходимости целенаправленного расширения фермерского сектора. Вот выдержка из той резолюции: «Съезд считает, что с учетом результатов развития фермерского движения за прошедшие двадцать пять лет, накопленного опыта и наличия в России сотен тысяч крестьянских семей, готовых развивать свои товарные подворья, можно обоснованно ставить задачу на государственном уровне: в развитии аграрной реформы перейти от этапа укрепления фермерского ядра, возникшего в начале реформы в 90-е годы, к этапу значительного количественного расширения фермерского сектора. Для этого в стране имеются ресурсы. Необходимо к 2020 году довести совокупную численность фермерских хозяйств семейного типа до 500 тысяч. Для выполнения этой задачи на государственном уровне необходимо реальное улучшение правовых, экономических и общественно-политических условий для создания и функционирования крестьянских (фермерских) хозяйств».

К сожалению, ни на съезде, ни после него агрочиновники не прореагировали на фермерское предложение. Негативная реакция последовала от руководства аграрного комитета Госдумы РФ. Заместитель председателя этого комитета, член фракции партии «Единая Россия», агроолигарх, собственник нескольких молочных мегаферм в Татарстане Айрат Хайрулин вскоре после съезда на страницах «бизнес-газеты» сделал заявление: «В России начинают шарахаться от своих конкурентных преимуществ в проигрышную сторону разукрупнения предприятий».

Законодатель повторил выработанный в среде российских агроолигархов упрощенный тезис о том, что в Западной Европе и в других частях света малый размер животноводческих, в частности, молочных ферм объясняется, якобы, лишь приверженностью фермеров к собственности на малые участки земли. Автор уверяет читателя, что зарубежные власти потакают малым фермерам, консервируют их приверженность к собственности на земельные участки, обильно их субсидируя не из экономических, а чисто из политических соображений. Олигарх полагает, что такая государственная поддержка малых хозяйств - это слишком большая нагрузка на общество. По его мнению, в России еще в годы всеобщей коллективизации убрали такую нагрузку, разрушили стереотип крестьянского отношения к земельной собственности, что позволило значимо укрупнить сельхозпроизводства. И благодаря этому российское сельское хозяйство, якобы, получило «конкурентные преимущества». Ошибочно, мол, отказываться от этих преимуществ и делать шаги назад от достигнутой концентрации производства. В той статье не поясняется, в чем были преимущества концентрации производства в колхозах и совхозах. Не приводятся факты эффективности нынешних сверхкрупных животноводческих комплексов и мегаферм. Автор просто повторяет старый постулат о «безусловном преимуществе крупных форм производства» из школьных и вузовских учебников, написанных еще в советское время. Так же упрощенно, по-советски интерпретируется зарубежный опыт развития фермерства. Автор даже не пытается поглубже проникнуть в проблему. Его, вероятно, не столько интересует истина, сколько заботит опасность потери привилегий в получении государственной подпитки своего крупномасштабного и не очень успешного агробизнеса.

А. Хайрулин в своей статье высказал не только свою личную точку зрения. Так, как он, сегодня думает широкий слой крупных предпринимателей, ведущих бизнес в сельском хозяйстве. Так продолжают думать большинство чиновников в высших федеральных эшелонах власти. Об этом говорят если не их речи, то их государственные дела - в аграрном бюджете на ближайшие три года сохраняются преференции для крупных сельхозформирований. Но такая точка зрения уже не является всеобщей. Она все чаще подвергается ревизии и пересмотру на региональном и районном уровнях.