Доклад на Всероссийской научно-­практической конференции

Вы здесь

1 сообщение

Вопросы задавать можно только после регистрации. Войдите или зарегистрируйтесь, пожалуйста.

Аватар пользователя menegerip
Не в сети
Заходил: 1 день 19 часов назад
: Екатеринбург
Регистрация: 13.08.2008 - 20:46
: 20074

Современные молочные фермы, обслуживаемые, в основном, членами одной семьи (семейные фермы), появились в нашей стране еще до начала аграрных реформ девяностых годов. Их стали создавать вскоре после неудачи «брежневской» Продовольственной программы с её упором на строительство крупных свиноводческих комплексов и молочных «мегаферм» на 1000 и 1500 коров. Тогда в альтернативу животноводческим индустриальным гигантам возникла идея семейного подряда в животноводстве. Идея воплотилась в семейных подрядных молочных фермах. Они в то время были подразделениями колхозов и совхозов. Предполагалось, что они вернут работникам крупных предприятий «чувство хозяина». Правда, тогда их было немного. То был своего рода предреформенный эксперимент, который оказался успешным и послужил одним из доводов в пользу возрождения частных крестьянских (фермерских) хозяйств. Затем в начале реформ 90­х годов были попытки создания уже целых поселений из самостоятельных фермерских хозяйств молочной специализации: в Московской, Ярославской и Орловской областях. Однако в тяжелейших экономических условиях, в каких оказалось сельское хозяйство России после распада Советского Союза, такой масштабный опыт тогда не закрепился, большинство фермерских хозяйств, входивших в те фермерские анклавы, сменили свою специализацию.

Но, несмотря на трудности (особенно с инвестициями), опыт производства молока в отдельных семейных фермерских хозяйствах накапливался. Он привлекал внимание аграрной общественности. К середине десятых годов нового века работа семейных ферм обсуждалась на научно-практической конференции, организованной АККОР в содружестве с Минсельхозом РФ в рамках ярмарки «Российский фермер» в Санкт-Петербурге. Вторая конференция была проведена в Казани в рамках ярмарки «Фермер Поволжья». Материалы этих конференций легли в основу предложений АККОР о необходимости принятия государством особой программы по поддержке создания семейных животноводческих ферм на базе КФХ. Предложения фермерской ассоциации были услышаны. Сначала в рамках Приоритетного национального проекта по развитию АПК была принята программа «Пилотные семейные фермы». А сегодня реализуется ведомственная программа по созданию семейных ферм на базе КФХ. В октябре 2013 года во время ярмарки «Золотая осень» прошла конференция о ходе выполнения данной программы, организованная Министерством сельского хозяйства РФ. В резолюции была дана положительная оценка целевому освоению средств, выделенных государством на эту программу, и сформулировано предложение о расширении ее масштабов.

Такая рекомендация аграрной общественности главному сельскохозяйственному штабу страны имеет основания. За четыре года, предшествовавших той конференции, в соответствии с ведомственными программами сельского хозяйства в России в результате строительства новых молочных ферм и капитальной реконструкции старых ферм было введено в строй в общей сложности более пятисот тысяч скотомест. Но из этого немалого количества на семейные фермы пришлось менее трёх процентов, а остальные - более 97 процентов - на крупные фермы сельхозорганизаций и специализированные молочные предприятия - мегафермы. Необходимо отметить, что оба направления в обновлении молочного производства (и крупные фермы, и малые) были обеспечены государственными льготными кредитами (в основном через Россельхозбанк и ВТБ), а также субсидиями на обеспечение льготности инвестиционных кредитов. Из этих сухих цифр участникам конференции, посвященной проблемам семейных молочных ферм, стало понятно, что малый молочный бизнес поддерживается государством пока по остаточному принципу, т. е. несерьезно. Отсюда и рекомендации той министерской конференции - увеличить финансирование данного направления.

В фермерском сообществе возникла было надежда на то, что главный штаб отрасли услышит рекомендацию участников конференции и скорректирует свои планы дальнейшего инвестирования в молочную подотрасль, увеличит долю средств, направляемых на создание семейных молочных ферм. Но надежды очень скоро рассеялись, когда крестьяне узнали, что Минсельхоз РФ, готовя предложения Правительству к Госбюджету на 2014 - 2015 годы, рекомендацию научно-практической конференции просто-напросто проигнорировал. Тогда стало понятно, что сохранится предпочтительная государственная поддержка крупных ферм и других крупных производств, с одной стороны, и остаточный принцип поддержки фермерства, в том числе семейных животноводческих ферм, с другой стороны.

В вопросе предпочтительной поддержки государством крупных форм производства в России накопилась огромная инерция, и для того, чтобы ее замедлить, преодолеть, потребуется ещё много времени и, возможно, ещё не один десяток конференций. У этой инерции есть много причин.

Одна из них - это сохраняющееся среди агрочиновников, агрополитиков и агроученых предубеждение о том, что малые (семейные) фермы полезны лишь частично, ограниченно, только в плане социальном - в создании рабочих мест, повышении уровня жизни селян, сохранении заселенности сельской территории, обеспечении общественного надзора за природной средой, сохранением деревень. Роль и возможности фермерских хозяйств в производстве животноводческой продукции и в т. ч. молока традиционно недооцениваются. Например, на XXII съезде фермеров такую позицию озвучил в своем выступлении директор департамента агрополитики Минсельхоза РФ.

У нас в России принято считать, что производство на основе современных технологий и технических средств возможно только в крупных масштабах, на крупных предприятиях, при большой концентрации производственных ресурсов - земли, поголовья, рабочей силы, финансовых средств. Распространено мнение, что только при концентрации производства в рамках крупных предприятий достигается так называемый «эффект масштаба». Малые формы ведения сельского хозяйства традиционно, еще со времен коллективизации, рассматриваются как аутсайдеры, реликты прошлого, не способные интенсифицировать сельхозпроизводство на основе передовых технико-технологических систем, не могут добиваться «эффекта масштаба».

Подобное предубеждение в большинстве стран с развитым сельским хозяйством преодолено еще в прошлом веке. Там ныне преобладают более гибкие подходы. В начале 90-х годов, когда в России началась аграрная реформа с крестьянско-фермерским вектором, для участников этой сложной работы были переведены на русский язык многие зарубежные книги об эффективности фермерских хозяйств. И тогда, и сегодня особый интерес представляет книга американцев Э. Косла, М. Бекера и А. Нельсона «Эффективное фермерское хозяйствование». В ней помимо многого важного рассматривается вопрос о значении размеров ферм для их эффективности. Авторы признают тенденцию увеличения размеров фермерских хозяйств и сокращения их общей численности в США. В книге называются многие факторы, определяющие эту тенденцию, в том числе «эффект масштаба». Но они его не считают для сельского хозяйства каким-то абсолютно обязательным. На обширных материалах показываются многие существенные ограничения его проявления в различных сельскохозяйственных производствах.

Есть в книге интересный анализ влияния разных факторов на размеры молочных ферм. Авторы признают, что проектные расчеты зачастую подсказывают целесообразность укрупнения молочных ферм. Но только до определенной границы. Эта граница, например, для условий Южной Калифорнии (на покупных кормах) верхний предел составляет около 500-700 голов на одну ферму. В штатах Новой Англии, в северо-восточной части США, где климат почти такой же, как в нашем юго-западном Нечерноземье, верхняя граница ниже - до 400-500 голов. Дальнейшее увеличение поголовья на молочной ферме даже расчетно не обеспечивает снижения затрат на 1 л. молока, т. е. не приводит к тому самому «эффекту масштаба».

Но на практике даже в этих границах, особенно в верхних пределах, расчетные показатели реализуются далеко не всегда. Сильным сдерживающим фактором является управляемость - и, прежде всего, искусство хозяина фермы по управлению наемными работниками, по их обучению, стимулированию, надзору за дисциплиной и качеством выполнения работ. В книге утверждается, что высокий уровень менеджмента в среднем удается обеспечить при наличии наемного персонала до 10 человек. Далее затраты на управление и сложность управления возрастают стремительно и часто сводят на нет весь расчетный «эффект масштаба» от использования конструкторско-строительных и технологических новшеств. Справиться с нарастающими сложностями и трудностями может далеко не каждый менеджер. Нужны солидные знания, опыт и особый талант.

В США сегодня половина дойных коров содержится на небольших семейных фермах (от 20 до 500 голов на ферме). Это около 68000 классических семейных ферм. На одну ферму в этой категории ферм приходится в среднем около 70 коров. На каждой такой ферме трудятся от 2 до 4 работников - в основном, члены фермерских семей. Другая половина молочных коров сосредоточена на крупных фермах - на каждой более 500 коров (плюс «шлейф»). При этом четвертая часть поголовья содержится на фермах в 1000 и более коров. Такими мегафермами управляют 3500 фермеров, обладающих высоким искусством управления сложным молочным производством. Но при оценке данного факта необходимо учитывать, что в США это всего 5 процентов от общего количества владельцев молочных ферм.

Создать крупные фермы и успешно ими управлять смогли лучшие и наиболее талантливые потомственные фермеры-молочники, которые с детства от родителей и дедов усваивали все тонкости и премудрости молочного производства, накопили опыт работы на сравнительно небольших фермах и закрепили хорошие знания, полученные в специализированных учебных заведениях в практической работе на своих собственных молочных фермах. Сочетание у этих фермеров солидных знаний и управленческого таланта позволяют им справляться с проблемами и трудностями крупных молочных производств и достигать расчетных производственных и экономических показателей, т. е. на практике реализовывать теоретические, расчетные, потенциальные возможности, в т. ч. и «эффект масштаба». Что же касается фермеров-владельцев небольших классических семейных ферм, то их знаний (тоже хороших), потомственного опыта и более скромного управленческого таланта вполне хватает, чтобы тоже добиваться успехов в работе и держать свои небольшие фермы в состоянии высокой конкурентоспособности по отношению к крупными фермам, возглавляемым избранными, лучшими и отселекционированными фермерами, составляющими цвет и гордость американского народа.

У нас в России с целью ликвидации отставания животноводства, в т. ч. молочного, делаются попытки использовать опыт США в создании крупных молочных ферм - мегаферм. Уже введено в строй их несколько сотен. Но в России нет системы «выращивания» менеджеров-животноводов, нет фермерской среды, из которой выдвигались бы талантливые и успешные фермеры-менеджеры, созревшие для создания крупных ферм. У нас за создание мегаферм (часто) берутся так называемые «инвесторы» — специалисты финансовых потоков, не знающие тонкостей молочного дела, полагающиеся на наемных специалистов, не прошедших, однако, практическую школу американских фермеров. Поэтому у нас часты ситуации, когда расчетный, проектный «эффект масштаба» на молочных мегафермах не реализуется. Фактический менеджмент не соответствует сложностям и трудностям производственного процесса и в результате нет строгого соблюдения технологических требований, растут непредвиденные затраты.

О проблеме управляемости на мегафермах у нас в последнее время наконец-то заговорили. Но звучат упрощенные предложения по ее решению. Считается, что достаточно пригласить американских теоретических специалистов по управлению, а также крупных фермеров - управленческих практиков и они обучат наших владельцев мегаферм и их наемных управляющих. Но это, по нашему мнению, глубокое заблуждение. В теории управления есть важный постулат: «высокий менеджмент - это только наполовину наука, которой можно обучить, но другая половина - это особое искусство, которым обладают люди - таланты особого рода». Нужна селекция, естественный отбор таких талантов. Не каждый знаток «финансовых потоков» и просто волевой энергичный человек может обладать талантом управления людьми. А без такого таланта обучение чужому опыту может не дать желаемого результата.

Упущения и недоработки на российских мегафермах из-за организационно-управленческих причин (так называемого «человеческого фактора») значительны и они накапливаются, множатся. О них начинают говорить не только «в народе», но и с высоких трибун.

В июле 2013 г. на заседании Президиума РАСХН (это было ещё до реформирования российских академий), которое прошло в Белгороде, уважаемые академики-руководители - Президент Академии Романенко Г. С. и вице-президент этой же Академии Фисин В. И. в своих докладах, признавая высокий уровень стройконструкций и механизации на мегафермах, говорили о серьезных биотехнологических упущениях на них. Отмечалось, что на крупных молочных комплексах в России плохо обстоит дело с воспроизводством стада. Назывался удручающий факт - выход телят на 100 коров составляет менее 80%. Этот факт оценен в денежном выражении - от этой причины убытки составляют более 15 млрд. рублей в год. Говорилось, что из-за частых и многообразных нарушений технологических требований массовая закупка дорогих элитных нетелей за рубежом не оправдала себя. Имеет место слишком большой процент ежегодной выбраковки элитных коров. Показатели продуктивности ниже проектных. Велики затраты на ветеринарное обслуживание импортных буренок.

Все это в совокупности, а также другие, еще не названные учеными проблемы, не позволяют достигнуть планово-проектной нормы рентабельности в работе молочных гигантов. Молоко становится дорогим в производстве и убыточным в реализации. И это при значительном росте потребительских цен на молочные продукты.

Национальный Союз производителей молока, как известно, объединяющий крупные фермы, забил тревогу. Руководители Союза заговорили о неудержимом росте в этом молочном секторе себестоимости молока. Это происходит, вероятно, из-за роста удельного веса мегаферм, использующих в больших объемах дорогие покупные корма, работающих в дорогих строениях и с дорогими, изнеженными зарубежными породами коров. А также из-за неадекватного менеджмента. В докладе Минсельхоза РФ о ходе выполнения Госпрограммы развития сельского хозяйства за 2009-2012 г. г. действительно было показано вздорожание себестоимости 1 л молока в секторе сельхозорганизаций с 10 руб. до 12 руб. Но на мегафермах оно еще дороже - до 14 руб., и даже до 17 руб. В заявлении Союза говорилось об удлинении сроков окупаемости затраченных инвестиций (с 8-12 лет до 15-18 лет). По этой причине снижается инвестиционная привлекательность этой отрасли. Во многих регионах резко уменьшается количество новых инвестиционных проектов по строительству мегаферм. Союз как бы пугает Правительство страны, что без увеличения объемов субсидирования на вздорожание себестоимости молока при индустриальном производстве и без удлинения сроков инвестиционных кредитов (с субсидируемой процентной ставкой) хотя бы до 18 лет не будут выполнены амбициозные прожекты Правительства РФ о резком наращивании «молочки» в стране.

На фоне таких финансовых проблем в индустриально организованном производстве молока на фермах-гигантах сектор семейных молочных ферм, количество которых хотя медленно, но все-таки подрастает (сегодня их в стране действует уже около полутора тысяч) выглядит вполне достойно и уважительно. Сегодняшняя реальность опровергает измышления и прогнозы многочисленных экспертов и аналитиков из разных маркетинговых центров и институтов о том, что создание семейных молочных ферм останется лишь социальным проектом, что они далеко отстанут от мегаферм в применении современных технологий, в экономике молочного производства. В реальности сегодняшние российские семейные молочные фермы являются и высокотехнологичными, и технически вооруженными, и экономически конкурентоспособными.

Сначала об использовании современных технологий. В этом вопросе еще раз сошлемся на выступления руководителей РАСХН на июльском (2013 г.) заседании Президиума Академии. Это заседание проходило под девизом «Развитие АПК — в современных технологиях». Уважаемые ведущие академики дали развернутую характеристику основных направлений технологических инноваций. Наука основное значение придает сегодня биотехнологиям, потому что ведущий фактор повышения продуктивности отрасли - биологический. А это, как подчеркнуто в их докладах, - совершенствование местных российских пород животных и организация максимального использования улучшенных качеств животных в процессе производственной деятельности.

Данное основное направление в совершенствовании технологии производства молока семейные фермы осваивают широко и успешно. Они комплектуют свои новые (реконструируемые) фермы коровами улучшенных местных пород, не увлекаясь дорогим иностранным поголовьем, привозимым для мегаферм на пароходах и на самолетах. Важно также, с точки зрения технологий, что на большинстве семейных ферм все поголовье полностью обеспечивается сбалансированными кормами собственного производства. Известно, что по ведомственной программе семейные фермы создаются не в чистом поле, а на базе действующих КФХ, умеющих работать с землей, выращивать на ней серьезные урожаи, в том числе и кормовых культур.

Что же касается технического обеспечения современного молочного производства, то и в этом вопросе семейные фермы идут, что называется, «в ногу со временем». Все трудоемкие процессы на них полностью механизированы. Для этого на рынке сельхозтехники ныне имеется любое оборудование в модульном исполнении, способное работать на небольших фермах. Это раньше мы удивлялись высокому уровню механизации в небольших коровниках на 25-50 голов во время ознакомительных поездок в Финляндию, Швецию, Германию. У нас тогда, при Советах, размеры коровников подгоняли под производственные мощности отечественного «типового» крупногабаритного оборудования. А в Западной Европе мы видели принципиально иной подход — там оборудование для механизации животноводства заводы производили и производят сегодня удобным для использования именно на семейных фермах разного размера, в т.
ч. и на сравнительно небольших фермах. Сегодня такое «малое» оборудование доступно уже и для российских фермеров, и не только зарубежное, но также отечественное, российское.

Семейные фермы не отстают от мегаферм даже в применении самой современной компьютерной техники. Уже есть опыт успешного использования на семейных фермах роботов по доению коров в Калужской, Тульской и Нижегородской областях, в Мордовии. (Подробно об этом опыте см. в следующем разделе данной книги — «Фермерство и инновации в сельском хозяйстве»).

В этой связи важно отметить, что на Западе технологии развивались, приспосабливаясь к фермерским размерам стада. Как в жилищном строительстве сегодня не инженерные организации диктуют размеры и многоэтажность застройки, а спрос на одноэтажные коттеджные застройки продиктовал изобретение и производство различных автономных систем обеспечения таких рассредоточенных домов всеми коммуникационными услугами (удобствами). Так и в молочном животноводстве. Для использования роботов при доении коров не обязательно строительство сверхкрупных доильных залов на 400-800 коров. Разработаны системы применения таких роботов и на фермах в 60 коров, т. е. и на семейных фермах.

Но если в технологическом отношении российские современные семейные фермы практически не уступают мегафермам, то в экономическом отношении они имеют не просто заметное, но явное преимущество. На ХХIV съезде фермеров системы АККОР в присутствии только что заступившего на пост министра сельского хозяйства страны Н. В. Федорова совершенно неожиданно для многих прозвучало заявление подмосковного фермера С. В. Нефедова о том, что его ферма, на которой содержится всего 90 коров, в течение многих лет является высокорентабельной, потому что среднегодовая себестоимость молока не превышает 9 руб. (Вспомним, что на мегафермах себестоимость — 14-17 руб.).

Это сообщение произвело на участников фермерского съезда сильное впечатление. Особенно на министра, а также на присутствующего в зале председателя Национального Союза производителей молока Андрея Даниленко. Фермера переспрашивали, не оговорился ли он. К сожалению, после съезда ни работники министерства, ни работники науки не поехали на ферму Нефедова для того, чтобы детально разобраться в элементах столь дешевой себестоимости молока, сочетающейся, кстати, с продуктивностью около 8 000 л на корову в год.

Но свой интерес к теме проявили сотрудники АККОР. Они выяснили, что низкая себестоимость одного литра молока сегодня в фермерских хозяйствах факт не единичный. На очень многих новых семейных фермах этот показатель не превышает 10 руб. И это обеспечивает при нынешних ценах на сырое молоко с учётом государственных субсидий на литр молока достаточно высокий уровень рентабельности — в 30-50 процентов. (В этом месте я делаю вставку в текст своего доклада на основе последующих за мной выступлений участников конференции).

Такая информация звучала на научно-практической конференции «Экономическая эффективность и социальная значимость семейных фермерских хозяйств», проведенной АККОР по решению того съезда фермеров. О себестоимости в 10 руб. и ниже говорили восемь фермеров, владельцев семейных молочных ферм, из десяти, выступивших на секции «Молочное скотоводство». Между участниками этого собрания после плановых выступлений разгорелась горячая дискуссия. Затеял ее известный в аграрной среде депутат Госдумы РФ, известный лоббист финансовых интересов крупномасштабных форм организации сельхозпроизводства Г.В. Кулик. Он убежденно заявил, что таких низких показателей себестоимости молока на небольших фермах не может быть «по определению». Если они недостижимы на мегафермах с армией высокообразованных зоотехников и экономистов, то с чего ради они образуются у фермеров. Но фермеры не согласились с высокопоставленным агроэкономистом. Они с цифрами «в руках» объяснили сомневающимся причины - факторы, которые обуславливают такие хорошие экономические показатели. Были отмечены следующие слагаемые успеха семейных ферм по сравнению с новыми специализированными молочными предприятиями - мегафермами:
- на семейных фермах дешевле производственные помещения - потому, что строятся они из дешевых местных строительных материалов, частично хозяйственным способом, с участием сравнительно недорогих подрядчиков, под прижимистым контролем хозяев семейных ферм. Например, в Республике Татарстан на новых и реконструированных семейных фермах одно скотоместо не рассчётно, а реально стоит 150 000 - 160 000 тыс. руб., тогда как на мегафермах 350 000 - 400 000 и даже в отдельных случаях 500 000 руб.;
- у фермеров, как правило, более дешевое стадо, потому что при его формировании особое внимание уделяется сочетанию «цены и качества» по отношению к каждой буренке;
- на молочных микропредприятиях намного меньший процент покупных (чаще всего дорогих) кормов. На них, как правило, обеспечивается технологическое требование, чтобы не менее 50 процентов кормов (по энергии) было за счет основных (грубых) кормов. А что касается других 50 процентов кормов-концентратов, то их многие фермеры готовят в своем хозяйстве, используя в качестве основы выращенное своими силами зерно, прикупая к нему только добавки, необходимые для сбалансированного корма;
- в фермерском хозяйстве благодаря сравнительно небольшим размерам существенно меньше относительные затраты на внутрихозяйственные перевозки, особенно на подвозку сочных кормов с полей (силоса, сенажа) до фермы;
- хозяева семейных ферм существенно экономят на использовании высокооплачиваемых наемных работников, стараясь выполнять наиболее сложные операции-работы силами членов семьи;
- у фермеров достигается значительная экономия на управленческих расходах - функции заведующего фермой, зоотехника и ветеринара (частично) выполняются самими фермерами - хозяевами семейных ферм. Для этого члены фермерских хозяйств становятся универсалами, что обеспечивается сильнейшей мотивацией к получению высоких экономических результатов и что не сказывается негативно на производстве, тем более при возможности получения фермерами квалифицированной консультационной помощи.

В ходе той дискуссии на научно-практической конференции фермеры напомнили думскому экономическому эксперту, что показатель себестоимости - это производная величина от деления суммы затрат на объем продукции. В этой связи главы КФХ обычно подчеркивают, что основной фактор снижения себестоимости молока у них - это четкое выполнение каждой технологической операции и тщательная координация всей их совокупности. На семейных фермах благодаря более качественному управлению как технологическим процессом, так и работниками, в т. ч. наемными, их мотивированию и строгому надзору, достигается технологически обоснованная «конвертация» кормов в высокие производственные показатели. Выход телят в расчете на 100 коров у них не опускается ниже 95 (вспомним, что на индустриальных молочных комплексах этот показатель не поднимается выше 80). Нет массовой преждевременной выбраковки дорогих высокопородных коров. Годовой надой молока на корову на таких фермах колеблется между 5000 и 6000 литров. Есть немало примеров и более высокой продуктивности. Это намного выше средней продуктивности коров в секторе сельхозорганизаций. Правда, этот показатель на семейных фермах несколько ниже, чем на ряде новых мегаферм. Но фермеры не удручены отставанием в этом вопросе от маститых рекордсменов. Они на практике убеждаются, что форсирование этого показателя, как правило, сопряжено с увеличением расходов, в частности, дорогих покупных кормов (соевого шрота и т. п.). По мнению хозяев семейных ферм, такая «овчинка не стоит выделки». Ведь главная задача фермерского хозяйства - это увеличение доходов, а не достижение производственных рекордов. Для фермеров принцип - «получение продукции не любой ценой, а рентабельной, конкурентной» - это не политическая риторика, а основополагающее, жизнеобеспечивающее правило.

Таким образом, имеющийся на сегодня в России опыт создания и функционирования семейных молочных ферм достаточно наглядно и убедительно доказывает, что эта малая форма организации производства имеет большие возможности. Главы КФХ, на базе которых созданы молочные семейные фермы, демонстрируют высокий менеджмент. Эти «маленькие» командиры производства в посильных для себя масштабах более четко выполняют функции управления сложным молочным производством, чем многие элитные командиры на крупных мегафермах. Практика показывает, что им вполне по силам освоение и успешное применение современных технологических и технических инноваций. Но они при этом по-хозяйски рачительны, бережливы. Им чуждо применение новшеств из престижных побуждений. Поэтому семейные фермы экономически высококонкурентны на рынках сырого молока.

Конечно, данная информация, прозвучавшая на научно-практической конференции, еще не является научно достоверным анализом. Наша аграрно-экономическая наука не успевает за требованиями времени. Она либо погружена в ностальгию о счастливом прошлом, когда ей словесно доверяли наукообразно оформлять решения партии и правительства о путях развития советского сельского хозяйства, либо находится в услужении агроолигархов, помогает их политическим лоббистам наукообразно оформлять финансовые претензии к государственным органам.

Странно то, что главный сельскохозяйственный штаб страны - Минсельхоз РФ не заказывает подведомственным научным учреждениям исследования сравнительной эффективности семейных ферм и мегаферм с тем, чтобы более обоснованно проводить инвестиционную политику. В резолюции упомянутого выше XXIV съезда фермеров системы АККОР было сформулировано обращение к Минсельхозу РФ об организации таких исследований. Но чиновники ведомства никак не прореагировали на фермерское предложение. Можно лишь догадываться о причинах игнорирования резолюции фермерского съезда.

В этой связи напрашивается одна историческая параллель. В годы насильственной сталинской коллективизации ставший впоследствии всемирно известным российский ученый-аграрник А. В. Чаянов, находясь в политической ссылке в Казахстане, провел сравнительный анализ эффективности новых для того времени колхозных молочно-товарных ферм и молочного производства в единоличных фермерских хозяйствах колхозников. Обследования показали, что в домашних хозяйствах значительно выше удои на корову, меньше падеж скота, особенно телят. Результаты исследования были обобщены в специальной брошюре, которая демонстрировалась в Москве на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке. Брошюра не была диссидентской, а просто научно правдивой. Но такая правда оказалась ненужной для тогдашней власти. Почти весь тираж был изъят.

В последнее время от некоторых руководителей Минсельхоза РФ можно часто
услышать ссылки на А. В. Чаянова. Но если великий российский ученый действительно имеет авторитет у российских высоких агрочиновников, то почему бы не последовать его примеру и не организовать сравнительный анализ эффективности мегаферм и современных семейных ферм. Ведь ныне в отличие от сталинского режима не расстреливают за горькую правду. Но, увы, повторить гражданский мужественный поступок Александра Васильевича Чаянова сегодняшние его поклонники не решаются.

Но, думается, что это явление временное. Медленно, но растет отряд молодых аграрных ученых-экономистов (особенно в вузовской науке), которые пытаются разобраться в противоречивых тенденциях преобразования российского сельского хозяйства. Например, оренбургский молодой исследователь Н. И. Кузнецова в своей кандидатской диссертации, посвященной проблемам семейных крестьянских хозяйств, на обширных статистических материалах убедительно доказывает, что крестьянские хозяйства со сравнительно небольшой концентрацией поголовья имеют более высокую устойчивость производства продукции животноводства от воздействия погодных, рыночных и других внешних факторов по сравнению со сравнительно крупными фермами сельскохозяйственных организаций. Знакомство с подобными диссертациями молодых ученых вселяет надежду на то, что у нас появятся глубокие исследования преимуществ и проблем семейного агробизнеса.

Но и сегодня, не дожидаясь тех будущих глубоких исследований, на имеющихся материалах, в том числе поступивших на Всероссийскую конференцию, можно уверенно говорить о высокой экономической эффективности семейных молочных ферм, которые являются микропредприятиями по производству сырого молока. Результаты их работы уже убеждают, что малые фермы все вместе способны не только давать рабочие места на селе, но и производить большое молоко. Сегодня уже накопилось достаточно фактического материала для того, чтобы обоснованно предложить руководству страны скорректировать политику государственной поддержки молочного производства, перейти от предпочтительной поддержки мегаферм к поддержке молочных ферм разных типоразмеров по принципу «на равных», предоставляя им свободно конкурировать на рынке.

О необходимости такой корректировки государственной агрополитики уже говорят не только на фермерских съездах и на научно-практических конференциях, в которых участвуют представили фермерского сообщества. Это уже обсуждается и в других аудиториях. В апреле 2014 года на пресс-конференции ИТАР-ТАСС была презентация доклада «Продовольственная безопасность России: мониторинг, тенденции и угрозы», подготовленного в Центре агропродовольственной политики Института прикладных экономических исследований Российской академии народного хозяйства и госслужбы при Президенте РФ. Авторы доклада, доктора экономических наук Шагайда Н. И. и Узун В. Я. сделали заявление, что «концентрация производства в отдельных животноводческих комплексах и мегафермах повышает риски нарушения продовольственного снабжения регионов в случаях их банкротства».

Этот тезис тогда активно поддержала от фермерского сообщества председатель Аграрной партии России Ольга Башмачникова. Она продемонстрировала перед участниками пресс-конференции показатели производственных и экономических успехов семейных животноводческих ферм, в т. ч. молочных. Интересно то, что на этот раз представитель АККОР не оказалась в одиночестве. Ее поддержал председатель Мясного союза России М.Л. Мамиканян. Подчеркнув необходимость развития малого агробизнеса «там, где необходимо», предложил перераспределять средства господдержки, снять их с тех отраслей и субъектов производства, которые вышли на самоокупаемость (например, с птицеводства) и направить их на поддержку конкретно семейных молочных ферм.

Такую корректировку аграрной инвестиционной политики неразумно откладывать в долгий ящик. Это нужно делать сейчас, потому что в стране заканчивается эра легких денег, государственный бюджет вновь становится напряженным и поэтому руководство страны вновь, как и в предреформенные годы, призывает экономику «стать экономной».

Но при неизбежном и полезном расширении программы создания семейных молочных ферм важно не только увеличить объемы грантов и инвестиционных кредитов на эту цель, но сформировать также систему организации выполнения данной программы. Неоправданно уповать только на горячее желание фермеров заняться производством молока, на их заинтересованность, энергию, настойчивость, трудолюбие, изобретательность. Эти качества, как было показано ранее, во многом определяют успех семейных ферм. Но в молочном деле, как ни в каком другом, они уже в начале пути должны быть дополнены специальными знаниями и опытом, пусть не собственным, а заемным, почерпнутым у первоклассных специалистов.

Важно учитывать, что создание молочных ферм для большинства российских фермеров, подающих заявки на получение соответствующих грантов и инвестиционных кредитов, дело новое. Известно, что наши фермеры начинали свой частный агробизнес с растениеводства. Животноводство у них было лишь подспорьем, больше для нужд семьи и ближайшего окружения. Содержание 2-3 коров еще не обеспечивало многосторонних знаний и опыта, необходимых для создания современной высокотехнологичной молочной фермы и для обеспечения ее эффективного функционирования. Уже на первых стадиях даже при продумывании организационной схемы будущей фермы и составлении бизнес-плана неизбежны ошибки, сопровождаемые значительным удорожанием как строительства, так и последующего производственного процесса. Для избегания или уменьшения возможных экономических потерь начинающим фермерам-молочникам нужна высококвалифицированная помощь.

Данная тема все чаще становится предметом обсуждения на специальных конференциях, совещаниях и семинарах, посвященных реализации программы создания семейных молочных ферм. Например, об этом шел обстоятельный разговор в Ростове на заседании Клуба агрознатоков при издательском доме «Крестьянин» в феврале 2014 года. Обсуждался опыт фермеров-первопроходцев, участвующих в государственной программе по развитию молочных семейных ферм.

Краткую выжимку из подробного журналистского обзора прошедших там дискуссий можно изложить следующим образом: «Свою ферму будущий хозяин должен не получить готовую, построенную под ключ каким-то «благодетелем», а самому выстроить ее. Но его задача не в том, чтобы выдумать, изобрести свою ферму, а в том, чтобы скомплектовать ее из опробованных другими фермерами элементов с учетом неповторимой совокупности условий и особенностей своего крестьянского хозяйства». Малопродуктивно каждому начинающему фермеру-молочнику самостоятельно искать знания и нужный опыт. Много разумнее и продуктивнее организовать специализированную помощь. Ее формы могут быть различные. Например, в Ростовской области министерство сельского хозяйства и продовольствия в качестве пилотного проекта на базе Азово-Черноморской агроинженерной академии создало проектно-консультационную группу, специалисты которой вместе с фермерами продумывают «идеологию-стратегию» будущих ферм. Они помогают фермерам-получателям грантов в составлении бизнес-планов, предлагают им недорогие материалы, советуют, какие строительные организации строят дешевле и качественнее, предоставляют и другие консультации.

В Краснодарском крае такие консультации успешно осуществляются на контрактной основе специалистами коммерческой фирмы «Вестфалия». О высоком профессионализме и безупречном качестве их работы говорил на встрече кубанский фермер Николай Ляшенко, создавший высокотехнологичную и экономически эффективную молочную ферму в тесном интеллектуальном сотрудничестве с «Вестфалией».

Интересный опыт вырастает в Удмуртии. В этой республике уже более десяти лет проводится большая работа по увеличению в крестьянских подворьях поголовья коров. В начале нулевых лет нового века Минсельхоз РФ проводил там даже расширенное выездное заседание коллегии с задачей ознакомления и одобрения этой важной работы. Когда началась реализация в стране пилотного проекта по созданию семейных молочных ферм, в республике были уже десятки претендентов на участие в том проекте. Первая такая ферма, созданная в рамках федерального проекта, была именно в Удмуртии. Не удивительно, что здесь уделяется большое внимание внедрению высоких технологий в фермерское молочное производство. Закономерным выглядит и тот факт, что Мордовия стала вместе с Калужской и Тульской областями пионером в создании роботизированных семейных молочных ферм. Лучшей из них в республике признана ферма хозяина КФХ Николая Лазарева. Республиканское руководство в селе Малые Березняки, на краю которого расположено это фермерское хозяйство и его молочная ферма, создало Центр практического обучения начинающих фермеров и студентов аграрного университета современным технологиям в молочном скотоводстве. Семейная молочная ферма Николая Лазарева включена в этот центр в качестве площадки для нарабатывания молодыми людьми практических навыков. (Разговор о формах и методах консультирования фермеров по вопросам применения эффективных технологий будет продолжен в следующем разделе данной книги - «Фермерство и инновации в сельском хозяйстве».)

Сторонники крупногабаритных форм производства молока и скептики по поводу значимости семейных ферм как эффективной формы производства молока (а не только решения социальных задач) могут по своему среагировать на разговор о неизбежности стартовых ошибок на малых семейных фермах и о необходимости дополнительных затрат на организацию полноценного консультирования фермеров-молочников (особенно начинающих). Они непременно напомнят, что таких проблем с организацией консультирования, равно как с организацией ремонтно-технического обслуживания на мегафермах не существует. Там все такие службы и специалисты - зоотехники, ветеринары, инженеры-механики всегда есть в штате. Они и научат, и помогут, и проконсультируют доярок, скотников и других рабочих. Фермерские оппоненты скажут, что в этом и заключается (помимо прочего) тот самый «эффект масштаба», который отсутствует в мелких семейных фермах и который трудно обеспечить группами «чужих» консультантов из сторонних сервисных центров.

Но такое, казалось бы, весомое замечание оппонентов и антифермерских скептиков не может быть оставлено без ответа: высокий «эффект повседневного семейного хозяйского энтузиазма», рачительности и грамотного взаимодействия работников на семейных фермах стоит того, чтобы пойти на затраты, связанные с организацией консультационного и других форм обслуживания семейных ферм. Как говорили в старину: «Овчинка стоит выделки».