Пагубность для России сохранения доминанты индустриально­административной модели агростроя

Вы здесь

1 сообщение

Вопросы задавать можно только после регистрации. Войдите или зарегистрируйтесь, пожалуйста.

Аватар пользователя menegerip
В сети
Заходил: 55 секунд назад
: Екатеринбург
Регистрация: 13.08.2008 - 20:46
: 19734

Таким образом, причины торможения, пробуксовки распространения в России фермерско-кооперативной модели агростроя нешуточные. Они имеют глубокие исторические корни. С ними 150 лет назад столкнулся царь-реформатор Александр II. Их не смогли полностью преодолеть Николай I и Петр Столыпин. Они погасили энергию реформаторов агростроя по фермерскому вектору в конце 90-х годов прошлого века. Их восприняли как объективную силу нынешние отцы отечества. Такова российская реальность, таков «особый» путь формирования и развития российского агростроя.

Но идет ли на пользу стране, российскому обществу такая особенность российского сельского хозяйства? История дает на этот вопрос вполне четкий ответ — нет! Россия, обладая богатым природно-климатическим потенциалом, не может обеспечить достаточный уровень своей продовольственной самостоятельности и безопасности. Из-за многовекового консервирования латифундистской модели землевладения и административных методов организации труда и производства, из-за отсутствия широкого слоя крестьян-хозяев, способных энергично реализовывать свои кровные, семейные интересы как в самом производстве, так и во взаимодействии с партнерами, а также во взаимоотношениях с политиками, в России отстали от зарубежных не только собственно сельское хозяйство, но и все другие сферы АПК: сельскохозяйственное машиностроение, научные разработки сельскохозяйственных технологий и многое другое. Как показывает опыт не только зарубежный, но уже российский, крестьяне-хозяева, фермеры, объединенные в кооперативы, ассоциации и союзы, более требовательны к рынкам сельхозпродукции, технических и других ресурсов, а также к политикам и чиновникам всех уровней. Именно эта неподкупная хозяйская требовательность в условиях реальной конкурентной среды обеспечила за рубежом систематический прогресс и техники, и технологий, и самого процесса производства сельхозпродукции. Можно без натяжки сказать, что широкие массы фермеров, кровно заинтересованных в прогрессе, являются, с одной стороны, побудителями сельскохозяйственных инноваций, а с другой стороны, их надежными реализаторами и пользователями.

Сегодня имеется достаточно оснований для прогнозирования, что сложившееся отставание российского сельхозпроизводства будет и впредь сохраняться, если продолжится культ индустриально-административной модели, а к фермерству будет по-прежнему отношение как к чему-то экзотическому и чужеродному для самобытной России, как небольшому дополнению к крупномасштабному производству. Так будет по двум основным причинам. Во-первых, не будет использован важный и значительный ресурс - дополнительные энергия, крестьянский интеллект и высокая самоорганизация семейных коллективов. По моему мнению, это равносильно тому, что не будет обрабатываться большая часть сельхозугодий. Во-вторых, преобладание в аграрной структуре крупных индустриально организованных предприятий и агрохолдингов неизбежно приведёт к повсеместному укреплению локальных монополий. А это в свою очередь создаст возможности монополистам обеспечивать высокую рентабельность за счёт монопольно высоких цен, а не за счёт систематического обновления технологии и организации производства. Как следствие, при таком сценарии развития нас ожидает отставание в применении (а не только изобретении) новейших технологий и неконкурентоспособность нашего сельского хозяйства.
Возможность такой перспективы со всей остротой ставит дилемму: 1) стоит ли смириться с отставанием сельского хозяйства, согласиться с мыслями некоторых политиков первого либерального направления (Явлинский Г. и др.) о неперспективности современного сельского хозяйства в нашей северной стране, или 2) продолжать упорно и квалифицировано расшатывать, ослаблять идеологические, политические, экономические предубеждения фермерских недоброжелателей, особенно тех, которые из элиты. Думается, что на данном этапе еще возможен второй вариант ответа. Нужно продолжать, методично, настойчиво и главное профессионально умно убеждать российское общество в полезности для России фермерско-кооперативной модели сельскохозяйственного устройства (конечно в рамках многоукладности). Необходимо создавать профермерское общественное мнение.

В этой непростой работе важно быть взвешенным и не опускаться до упрощенного противопоставления фермерства крупным сельхозпредприятиям, в т. ч. мегафермам. Сегодня в каждом регионе можно найти примеры сравнительно успешных и агрохолдингов, и мегаферм. Противники фермерства всегда будут тоже их приводить как основной аргумент в защиту гигантомании. Поэтому важно не возбуждать агрессию фермерских недоброжелателей, а сосредоточить внимание и усилия на преодолении существующей экономической дискриминации фермеров и их кооперативных объединений, на помощи новым, молодым фермерским хозяйствам в решении проблем становления и укрепления. Еще в начале 90-х годов фермерская ассоциация АККОР взяла на вооружение лозунг: «Мы боремся не против других, мы боремся за фермеров, за их развитие и благополучие!». Этот лозунг актуален и сегодня. Уверен, что такая не революционная тактика может продвигать фермерство в российских условиях вперед, пусть не быстро, но непреклонно.