Фермерские хозяйства - «корни травы» в агробизнесе США

Вы здесь

1 сообщение

Вопросы задавать можно только после регистрации. Войдите или зарегистрируйтесь, пожалуйста.

Аватар пользователя menegerip
Не в сети
Заходил: 3 часа 49 минут назад
: Екатеринбург
Регистрация: 13.08.2008 - 20:46
: 19852

В предыдущей части «Уроки реформы П. А. Столыпина через призму научных воззрений А. В. Чаянова» были изложены основные положения научного прогноза российского ученого—крестьяноведа по развитию форм организации сельскохозяйственного производства. Повторим кратко их суть:

  1. Первичными ячейками производственно-хозяйственных систем в сельском хозяйстве в основном сохранятся крестьянские хозяйства семейного типа;
  2. Большинство крестьянских хозяйств будут не «распыленными», а объединенными в крупные крестьянско-кооперативные формирования;
  3. Крупный агропромышленный капитал будет вторгаться в сферу производства сельхозсырья чаще всего методом договорного взаимодействия с крестьянско-кооперативными системами, а не увлекаться созданием собственных предприятий латифундистского типа.

Начнем рассказывать о том, в какой степени и в каких формах сбывается тот чаяновский прогноз, с опыта США, где процессы индустриализации сельского хозяйства идут особо быстрыми темпами. Многие годы сторонники свертывания российской фермерской реформы убеждают общественность, что в Америке - этом признанном законодателе экономической моды - фермерство вытесняется крупным агробизнесом. При этом опираются на определенные факты. Однако системный анализ тех же американских фактов, мягко говоря, не дает оснований для таких утверждений. Он показывает, что прогноз А. В. Чаянова в основном подтверждается и североамериканским опытом.

В этой стране комплексная механизация и химизация, революционные изменения в технологиях превратили ряд подотраслей сельского хозяйства в разновидность промышленной индустрии. Но не везде, а только там, где технико-технологический прогресс ослабил аграрные особенности (территориальная рассредоточенность, сезонность, ограниченность пооперационного разделения труда, трудности и дороговизна технического контроля за качеством труда и др.). Эти подотрасли - овощеводство закрытого грунта, птицеводство, заключительный откорм крупного рогатого скота. В них вертикальная интеграция происходит в основном по принципу «сверху-вниз» от крупных агропромышленных компаний, производящих средства производства для сельского хозяйства, а также ведущих глубокую переработку сельхозсырья. В результате этого процесса возникли крупные сельскохозяйственные предприятия, построенные по индустриально-организационным принципам. В этих отраслях частично сохранилась и традиционная организационная структура, базирующаяся на фермерских хозяйствах. Но она уже не играет ведущей роли.

Однако в других подотраслях сельского хозяйства, где аграрные особенности, несмотря на технико-технологические новации, выражены рельефно, аграрные структуры по-прежнему базируются на крестьянских формах организации производства. Это относится к большей части полевого растениеводства и к значительной части животноводства, в частности, к молочному и мясному скотоводству (за исключением фазы заключительного откорма) и в значительной мере к свиноводству. В этих подотраслях производство напрямую связано с использованием сельхозугодий с происходящими в них биологическими процессами и обусловленной этим сезонностью работ. В этой группе подотраслей интеграция сельского хозяйства и агропромышленного производства происходит преимущественно по принципу «снизу-вверх»: от первичных звеньев сельхозпроизводства - фермерских хозяйств на основе их кооперирования, крупными агропромышленными компаниями. Нередко создаются межфермерские крупные перерабатывающие и другие агропромышленные формирования на кооперативной основе. Вертикальная интеграция от агропромышленного капитала здесь тоже имеет место. Но она не разрушает крестьянско-фермерскую основу сельхозпроизводства, не приводит к образованию крупных предприятий литифундистского типа.

В связи с тем, что во второй группе подотраслей сельского хозяйства используется более девяноста процентов сельхозугодий, можно сказать, что в сельском хозяйстве США ныне, как и сто лет назад, первичными, лежащими в основе собственно сельскохозяйственного производства, являются семейные фермерские хозяйства. Под этой организационно-правовой формой в США законодательно признаются те производители сельхозпродукции, в которых средства производства являются собственностью членов одной семьи и в которых управление производством, включая функцию контроля (надзора), осуществляется семьей без наемных менеджеров.

По нынешней типологии сельхозтоваропроизводителей США все семейные фермы подразделяются на следующие категории:

Мелкие семейные фермы:
— фермы с ограниченными ресурсами - продажа продукции на сумму менее 100 000 долларов;
— фермы пенсионеров - сумма продаж - менее 250 000 долларов;
— фермы подсобные - тоже менее 250 000 долларов.

Крупные семейные фермы:
— крупные семейные фермы - сумма продаж от 250 000 до 499 000 долл.;
— очень крупные семейные фермы - сумма продаж свыше 500 000 долл.

Несемейные фермы (несемейные корпорации и фермы, управляемые наёмными менеджерами)
(источник —Б. А. Черняков, Айова: продовольственная столица мира, Москва, 2011г., с. 453).

Семейные фермы разных размеров в совокупности в начале XXI века производили до 85% сельскохозяйственной продукции (сельхозсырья).

На семейный характер американского фермерства указывает соотношение труда членов фермерских семей и наемных рабочих. Если в середине XX века оно было 3:1, то в начале XXI века 2:1. Но это средний показатель. Очень глубока дифференциация фермерских хозяйств. Растет удельный вес крупных хозяйств, в которых занято от 10 до 20 наемных рабочих. Однако чаще всего и они управляются и контролируются семьей без нанятых управленцев. Госорганы тщательно следят за этим показателем и при возникновении пирамиды управления с включенными в них наемными менеджерами такие хозяйства исключаются из категории семейных ферм. Несемейные (капиталистические, многосемейные, корпоративные) сельхозпредприятия в США обрабатывают только 10 процентов сельхозугодий.

Рассмотрим более подробно отраслевую специфику построения американской структуры.

Зерновой подкомплекс является в сельском хозяйстве США основным. Зерно-
бобовыми культурами засевается более 50 процентов пашни. Здесь преобладает фермерско-кооперативная структура. Концентрация посевов сравнительно невелика. Площадь посева на одно фермерское хозяйство в среднем в первом десятилетии XXI века равнялась: по зерновым колосовым - 300 га, по кукурузе - 180 га, по сое даже в специализированных хозяйствах - 120 га, по рису - 240 га [26].

В производстве зерна фермеры в меньшей степени зависят от агропромышленных компаний. Каждое хозяйство имеет хранилище как минимум на половину выращиваемого урожая. Другую половину каждый фермер имеет возможность хранить на элеваторе кооператива, членом которого он является. В XX веке после второй мировой войны государство помогло фермерам - зерновикам по специальной программе построить почти повсеместно кооперативные зернохранилища. Это обеспечило независимость производителей зерна от крупнейших зерновых коммерческих монополистов, таких, как компания «Каргелл». Взаимоотношения фермеров - зерновиков с мукомольными, комбикормовыми компаниями и другими оптовыми покупателями зерна в основном строятся на основе коммерческих сделок.

В картофелеводстве в отличие от производства зерна агропромышленные компании (в основном перерабатывающие) сильнее повлияли на организацию производства. Решающую роль сыграла революция в технологиях переработки и изготовлении пищевой продукции для конечных потребителей (картофель «фри», чипсы, пюре - порошок и др.). Ужесточились требования к качеству картофеля - сырья. Картофелеперерабатывающие компании своей ценовой политикой, оказанием помощи фермерам (соблюдающим повышенные технологические требования) в поставке семенного материала, средств защиты посевов и т. п. подтолкнули процесс концентрации и специализации в фермерском картофелеводстве. Если еще в 70-х годах XX века основными производителями картофеля были фермерские хозяйства с площадью посева картофеля в 50-70 га, то к началу XXI века уже 70 процентов производства картофельного сырья давали фермы с площадью данной культуры от 100 и более гектаров. Это всего 11 процентов картофелеводческих ферм. При этом 40 процентов выращиваемого картофеля давали фермерские хозяйства с площадью посадки культуры от 200 и более гектаров. В картофелеводстве уже есть корпоративные (несемейные) предприятия, с наемными работниками и управляющими [26].

Концентрация посевов в свою очередь способствовала установлению более тесных и стабильных интеграционных связей переработчиков с производителями картофельного сырья. До половины картофеля на переработку поступает уже не просто по договорам купли-продажи, а по контрактам, в которых заранее определены объемы, качественные характеристики, сроки поставки и цены. Фермерские хозяйства, заключающие такие контракты с переработчиками, получают ускоренный доступ к новейшим технологиям. Поэтому они ускоряются в своем развитии. Но при этом они теряют частично свою рыночную самостоятельность. За много лет жесткой привязки к интегратору они настолько узко специализируются в соответствии с его требованиями к сортам, технологии и др., что им становится непросто при желании поменять покупателя своего сельхозсырья. Такие фермерские картофелеводческие хозяйства, сохраняя свою юридическую самостоятельность, фактически (экономически) становятся частью сложных интегрированных формирований. При этом они в большинстве своем не превращаются в подразделения компаний-интеграторов. Сохраняется собственность фермеров на средства производства. Наращивание этой собственности с помощью интеграторов является сильным стимулом к высокопроизводительной работе. Фермерские хозяйства на этом этапе вертикальной интеграции остаются основными элементами институциональной структуры (лежащей в ее основе).

Из контрактной системы взаимодействия возникают (пока не часто) новые интегрированные продуктовые (картофельные) системы - агропромышленные объединения со своими посевами. Это в тех случаях, когда особо важны сроки поставки и качество сырья. В таких случаях бывшие фермерские хозяйства, работавшие по жестким контрактам с переработчиками, выкупаются последними и превращаются в производственные подразделения единых производственных систем, выступающих уже как единая целостная бизнес-единица - интегрированный субъект структуры картофельного подкомплекса. Но такое встречается не часто.

Но новые интеграционные процессы в картофелеводстве не устранили традиционной фермерско-кооперативной структуры. Фермерские хозяйства среднего и мелкого размера, как правило, объединены в кооперативы (снабженческо-сбытовые, транспортного обслуживания, хранения). Благодаря кооперативам они не сильно отстают от крупных хозяйств в вопросах технологии и
выживают в конкурентной борьбе.

В овощеводстве товарное производство ведут сравнительно крупные специализированные хозяйства, в которых выручка от продажи овощей составляет более 50 процентов от всего объема реализации. Их средний размер 100 га земли и 200 000 долларов реализации (около 6 млн. руб.). Это в основном семейные фермы. Они составляют 80 процентов общего количества овощеводческих хозяйств, но реализуют лишь 30 процентов общего объема овощей. Основными производителями товарной продукции стали крупные корпоративные хозяйства, собственниками которых являются не отдельные семьи, а группы лиц (семей). Их средний размер - около 300 га земли и 600 000 долларов объема реализации продукции (более 20 млн руб.). Особенно много корпоративных хозяйств работает в овощеводстве защищенного грунта в Калифорнии и в других южных штатах, где теплый климат позволяет выращивать овощи круглый год с минимальными производственными издержками. Там сглажена сезонность. Есть условия для пооперационной специализации работников, для контроля качества работ. И корпорации, и семейные овощеводческие фермерские хозяйства, как правило, связаны контрактами с овощеперерабатывающими компаниями, а также с оптовыми и розничными торговыми системами.

В животноводстве степень и формы вертикальной интеграции и соответственно состав элементов аграрных структур так же, как и в растениеводстве, существенно различаются по отраслевым подкомплексам. В молочном производстве в последние двадцать лет ускорился процесс концентрации поголовья и дифференциации ферм по размерам. Более половины общей численности молочных коров (более 4 млн голов) ныне сосредоточено на крупных фермах от 500 голов и более, на которых используется наемный труд в больших объемах (по 10 и более человек). На сотнях ферм содержится по 1000 и более коров. Имеются сверхкрупные мегафермы по 3 тыс. и 5 тыс. коров. На большинстве крупных молочных ферм используются покупные корма (включая сенную резку).

Многие фермы до 1000 голов еще сохраняют признаки семейных фермерских хозяйств. Однако более крупные фермы, на которых работает в общей сложности по 20 и более человек, даже в тех случаях, когда все на ферме принадлежит конкретной фермерской семье, скорее могут быть отнесены к категории крупных предприятий корпоративного типа. Законодательство в США не успевает за столь бурным процессом концентрации молочного производства. Поэтому официально в статистике большинство крупных молочных ферм относится по инерции к разряду семейных ферм.

И все-таки половина молочных коров в США находится на сравнительно небольших фермах со средним поголовьем менее 500 голов. Все они строго соответствуют критериям семейных хозяйств. Производство молока в них более тесно связано с использованием имеющихся у фермерских хозяйств сельхозугодий. Благодаря этому обеспечивается естественное взаимодействие животноводства и растениеводства. По качественным показателям - продуктивности коров и полей, по себестоимости продукции они не уступают крупным фермам. Доход, используемый на потребление семьи, обеспечивает достойный уровень жизни, а размер прибыли позволяет идти «в ногу» с научно-техническим прогрессом - обновлять поголовье и оборудование ферм.

Конкурентоспособность семейных молочных ферм достигается благодаря их участию в межфермерских кооперативах. Молочный подкомплекс также полно охвачен кооперированием первичных сельхозпроизводителей, как и зерновой подкомплекс. В кооперативы вовлечены молочные фермы разных типоразмеров. Крупные коммерческие агропромышленные объединения закупают молочное сырье чаще всего у кооперативов. Кооперативы успешно используют контрактную форму. С одной стороны, они заключают соглашения с фермами, с другой стороны с предприятиями (компаниями молочной индустрии, ведущими углубленную переработку молока). Это наиболее распространенный вариант формирования интегрированного молочного подкомплекса.

Но помимо снабженческо-сбытовых имеется большое количество кооперативов по переработке молока. Перерабатывающие кооперативы производят около 90% сухого молока, более 60% масла, 50% сыра. В США идет процесс укрупнения молочных кооперативов. Образуются многоэтажные кооперативные объединения. Примером может служить кооперативное объединение «Лэнд-о-Лейкс». В эту производственно-хозяйственную систему входит около 30 000 фермерских хозяйств молочной специализации (а также более 200 000 фермерских хозяйств другой специализации) из шести штатов Среднего Запада. Кооперативы системы оказывают фермерским хозяйствам - своим членам, многостороннюю помощь (снабжение, сбыт, консультации и др.). Объединение имеет в своей структуре научно-исследовательский институт по технологии производства и глубокой переработке молока. Перерабатывающие предприятия системы осуществляют глубокую переработку молочного сырья, изготавливают готовую молочную продукцию по фирменной рецептуре и реализуют в розничную сеть под известным в стране брендом «Land of Layks (Land O’Lakes)». Данная интегрированная замкнутая система производства молочных продуктов добивается высокого качества на всех переделах производственной цепочки. В том числе в основном звене (лежащем в основе всего кооперативного объединения - в фермерских хозяйствах разного размера). В «Лэнд-о-Лэйкс» формально небольшие семейные хозяйства являются частью, важным элементом крупной экономической системы, имеют достаточные возможности к функционированию, использованию инноваций и к развитию.

Здесь уместно отметить, что в молочном подкомплексе США пока нет равных «Лэнд-о-Лэйкс» агропромышленных формирований, построенных по принципу вертикальной интеграции, т.е. нет перерабатывающих коммерческих компаний, создавших свои собственные молочные фермы или проглотившие своих законтрактованных партнеров. Оказалось, что глубокая интеграция по принципу «снизу-вверх» в молочном подкомплексе больше соответствует его особенностям и сложностям.

В мясном скотоводстве процессы агропромышленной интеграции по содержанию и по форме идут иначе, чем в молочной сфере. Здесь сложился иной состав субъектов бизнеса. В этом подкомплексе четко выделилось две стадии производства:
а) получение приплода от коров мясной породы и выращивание телят до 220300 кг;
б) заключительный интенсивный откорм до 450-500 кг.
На каждой из них имеются свои технологические и организационные особенности.

На первой стадии особо важное значение имеет получение и сохранение теленка, обеспечение его здорового развития, формирование способности поедания и усваивания большого количества корма. От работников требуется повышенное внимание к животным, индивидуальное наблюдение за здоровьем каждой особи. Другая особенность заключается в использовании пастбищного корма в качестве основного. Требуется значительный объем движения и для коров, и для телят. Пастбищный вариант кормления (с подкормкой) удовлетворяет это требование. Названные особенности сочетаются с низкой капиталоемкостью данной производственной стадии. Для содержания коров с подсосными телятами достаточно иметь простые, недорогие помещения.

При таких особенностях невысокая концентрация поголовья имеет существенные преимущества. Именно поэтому содержанием телят в США занимается половина всех фермерских хозяйств (более 800 тыс.). Среднее количество мясных коров на ферме почти в четыре раза меньше, чем коров на молочных фермах. Третья часть всего поголовья коров с телятами содержится на мелких фермах в среднем по 15 коров. Важно подчеркнуть, что за 90 процентами всех сорока миллионов мясных коров (с телятами) ухаживают семейные фермы. На долю корпоративных хозяйств с наёмными пастухами-ковбоями остается только десятая часть объема производства первой стадии.

Противоположная ситуация сложилась на второй производственной стадии - на заключительном откорме взрослых животных. Здесь возможно стопроцентное использование привозных кормов (соевый шрот, комбикорм, сенная резка и др.). Процесс кормления совершенно не связан с местными земельными угодьями. Взрослые, окрепшие, здоровые, неприхотливые животные не нуждаются в индивидуальном наблюдении. В связи с этим на данной стадии вполне могут быть применены принципы индустриальной организации производственного процесса: концентрации, специализации, ритмичности, поточности. Несложные, повторяющиеся трудовые процессы поддаются надзору и даже техническому контролю (выборочное взвешивание животных). Поэтому могут быть применены действенные формы материального стимулирования.

Названные особенности заключительного откорма предопределили организацию гигантских откормочных площадок - предприятий (до 35000 голов) с большим количеством наемных работников и значительным штатом наемных управляющих. Такие агроиндустриальные предприятия-фидлоты организационно-экономически автономны. В них осуществляются не только технологические операции по откорму животных, но также широкий набор работ вспомогательного, обслуживающего характера. Поэтому они не нуждаются ни в сервисных кооперативах, ни в помощи коммерческих интеграторов. Они сами выступают интеграторами по отношению к фермерским хозяйствам, занимающимся воспроизводством и выращиванием телят. Они заключают с фермерами контракты и оказывают им платные услуги (доставка дополнительных кормов, организация искусственного осеменения, консультации и др.), это не исключает для фермерских хозяйств возможность получения необходимой помощи - услуг у кооперативов.

Таким образом структура подкомплекса производства мяса - говядины представлена разновеликими фермерскими хозяйствами (основное звено структуры), взаимодействующими с сервисными кооперативами, и крупными откормочными агроиндустриальными предприятиями, которые заключают контракты, с одной стороны, с фермерскими хозяйствами, поставщиками поголовья на откорм, а с другой стороны, с мясоперерабатывающими предприятиями. Есть примеры слияния откормочных предприятий и мясопереработчиков в агропромышленные объединения мясной специализации.

Свиноводческий подкомплекс имеет больше условий, чем молочное и первая стадия мясного скотоводства, для применения индустриальных принципов организации. Производство мяса здесь в принципе может быть не привязано к местным сельхозугодиям и может полностью осуществляться на привозных кормах. Здесь сглажена сезонность. Технологические процессы могут быть организованы в соответствии с принципами параллельности и поточности. Поэтому чисто с производственных позиций здесь возможно создание крупных свинофабрик (комплексов). Но для большой концентрации свинопоголовья имеются серьезные ограничения ветеринарного и экологического характера. Поэтому в США свиноводческие комплексы не стали основной формой организации производства. Больше половины товарной свинины здесь производят семейные фермы сравнительно небольшого размера - до 3000 голов. Правда, 20 процентов убойного поголовья выращивается на более крупных фермах, с поголовьем до 500 свиноматок и 6000 откормочных свиней.

Фермерские хозяйства разного размера активно используют корма собственного производства - до 30-55 процентов в зависимости от специализации на отдельных фазах производства. В этом кроется одна из причин сравнительно невысокой концентрации поголовья на свинофермах. Ограничителем является площадь пашни и возможность выращивания собственных кормов, особенно кукурузы и сои.

Многие семейные свинофермы являются членами кооперативов, специализирующихся на обслуживании свиноводства. Это, прежде всего, комбикормовые предприятия. Они предоставляют фермерам комплекс услуг, в зависимости от размера и технической оснащенности хозяйств. В одних случаях фермерам поставляются готовые комбикорма, соответствующие возрастным характеристикам животных. В других случаях передвижными мельницами на территории фермы изготавливаются кормовые смеси из зерна хозяина и привезенных добавок. В третьих случаях на ферму, где есть собственное мельничное оборудование, поставляются только кормовые добавки. Во всех случаях проводится консультирование фермеров. Распространены также кооперативные предприятия-репродукторы (или акционерные общества), поставляющие своим участникам поросят на откорм. Есть и сбытовые кооперативы, через которые реализуется около 20% свиней.

Вертикальная интеграция осуществляется в основном в контрактной форме мясоперерабатывающими и комбикормовыми компаниями (в ряде случаев комбинированными агропромышленными компаниями). Интеграторы, как правило, сохраняют самостоятельность фермеров. Но есть примеры прямого проникновения интеграторов в процесс выращивания свиней. Они берут на себя функцию общей координации процесса производства - помогают фермерам обновлять маточное поголовье (при межпородном скрещивании), выступают в качестве посредников при поставках поросят от ферм-репродукторов на фермы-откормочники, обеспечивают фермеров сбалансированными кормами, производственной информацией, консультируют, обучают. Фермерам остается тщательно соблюдать согласованную с интеграторами технологию. За это они несут экономическую ответственность перед интегратором и, естественно, перед семейным бюджетом.

В птицеводстве США достигнута наибольшая степень индустриализации в организации производства. Здесь функционируют крупные по объемам реализации и числу работников птицефабрики, а также жестко интегрированные агропромышленные объединения, включающие все производственно-хозяйственные стадии - от инкубации яйца до глубокой переработки птицепродукции, а часто и до реализации в рознице.

Но есть немало агропромышленных объединений, которые не вторгаются напрямую в биологические процессы содержания кур и бройлеров, а оставляют их на ответственности фермерских хозяйств. В этих случаях фермеров опутывают жесткими контрактами, обязывающими их строго соблюдать технологические схемы. Особенно широко такая практика распространена на выращивании бройлеров. Интеграторы поставляют фермерам суточных цыплят, корма, устанавливают сроки откорма и требуемые кондиции выращенных цыплят. Фермерские хозяйства почти полностью лишаются производственно-хозяйственной самостоятельности. Их отличает от наемных работников, пожалуй, только то, что постройки и оборудование постепенно переходят в собственность фермерской семьи. Но часто встречаются и такие варианты, когда исполнители технологии выращивания цыплят являются действительно наемными рабочими, внешне работающими как семейные фермеры, а фактически имеющие контракт с хозяином не коммерческий, а трудовой, внутрифирменный. У них в собственности только своя рабочая сила. Это уже не семейное фермерство, а семейный подряд.

Таким образом, в сельском хозяйстве США в результате глубоких изменений в технико-технологической основе производства в институциональной аграрной структуре произошли серьезные трансформации: повысился уровень концентрации производства. Но при всех изменениях сохранилась роль семейных фермерских хозяйств, как основных (лежащих в основе) элементов или ячеек аграрной структуры сельхозпроизводства.

Источники:
— Аграрный сектор США в конце XX века, под редакцией д.э.н. Чернякова Б.А., Москва, 1997 г.
— Основные факторы конкурентоспособности аграрного сектора США (опыт для
России), Черняков Б.А., «Землеустройство, кадастр и мониторинг земель», 2009 г., №4
— Л. Рылько. Это было в степях Миннесоты, 2002 г., www.Lenagro.org
— Н. Лангер. Сельское хозяйство США, 2003 г., infousa.ru>economy/agriculture. htm
— Сельскохозяйственная перепись США, 2007 г — http: www.agcensus.usda.gov.