Опыт российских фермеров в применении высоких технологий

Вы здесь

1 сообщение

Вопросы задавать можно только после регистрации. Войдите или зарегистрируйтесь, пожалуйста.

Аватар пользователя menegerip
Не в сети
Заходил: 6 часов 47 минут назад
: Екатеринбург
Регистрация: 13.08.2008 - 20:46
: 19884

Российские апологеты крупномасштабных форм ведения растениеводства и животноводства могут заявить, что зарубежный опыт применения высоких технологий семейными, как правило, сравнительно небольшими хозяйствами, не может служить для России примером, поскольку для нее исторически предопределен особый путь в развитии сельского хозяйства. В России, якобы, из-за присущих нашим народам (особенно русским людям) коллективизма и соборности сохранились и дальше будут развиваться, и совершенствоваться крупные по числу работников сельхозпредприятия. И, якобы, современные технологические инновации на российской земле будут успешнее приживляться в крупных предприятиях, имеющих достаточное количество агрономов и зоотехников.

Сторонники безоговорочного превосходства крупных форм ведения сельского хозяйства приводят факты, свидетельствующие об успешном применении современных технологий в крупных сельхозпредприятиях, в том числе на мегафермах. И нужно согласиться, что ныне в России инновации чаще можно встретить в крупных сельхозорганизациях, особенно в тех, что входят в состав агрохолдингов, образованных на базе крупных производителей готовых продтоваров (перерабатывающих комбинатов).

Но при этом важно учитывать, что такая ситуация не является результатом свободного естественного развития разных форм хозяйствования. Она, скорее всего, является следствием особой инвестиционной политики аграрных властей, уверовавших в то, что Россия в развитии сельского хозяйства должна идти этим своим особым, крупногабаритным путем. Государственные инвесторы опираются в своих решениях на так называемую «теорию» безусловного превосходства крупных сельхозпредприятий, в том числе в вопросах применения инноваций. Эта теория оказалась удобной для аграрного чиновничества. В соответствии с этой теорией осуществлялась инвестиционная политика — почти все имеющиеся средства направляются в крупные агропромышленные формирования, строятся крупные индустриально организованные комплексы и мегафермы. В то же время крестьянско-фермерские хозяйства в вопросах инвестиционной поддержки подвергаются целенаправленной дискриминации. В результате такой агрополитики число крупных сельхозпредприятий с современными технологиями нарастает более активно. Этим неизменно пользуются сторонники крупных предприятий и обогащают свою аргументацию. Сложился своеобразный заколдованный круг.

Этот заколдованный круг необходимо разорвать, так как он сдерживает развитие российского сельского хозяйства, не позволяет использовать высокий потенциал крестьянско-фермерских форм ведения сельского хозяйства. Разорвать его возможно. Но для этого недостаточно словесных упражнений. Необходимо накапливать примеры эффективного применения современных технологических и технических инноваций в российских крестьянских (фермерских) хозяйствах. Такие примеры уже есть и они множатся. Приведём здесь некоторые из них.

Начнём рассмотрение российских высокотехнологичных фермерских хозяйств с растениеводства. В этой отрасли многие крестьянские (фермерские) хозяйства с самого начала были укомплектованы тракторами и основными прицепными или навесными сельхозорудиями, необходимыми для выполнения передовых в те годы технологий. Значительная часть первых фермеров имели агрономическое образование или богатый опыт возделывания зерновых и других культур в подрядных или арендных коллективах. Поэтому технологический уровень их работы был достаточно высоким. С самого начала фермерский сектор стал наращивать объемы производства основных товарных культур (зерновых, картофеля, подсолнечника) в соответствии с расширением посевных площадей. Сказывались хорошие знания технологий и навыки выполнения технологических операций, а также фермерские заинтересованность и энергия.

В настоящее время многие фермеры уже не ограничиваются традиционными технологиями, а смело применяют инновации в растениеводстве и становятся консультантами для своих коллег фермеров по применению технологических новшеств. Например, в Татарстане признанным распространителем высокой культуры выращивания зерновых более пятнадцати лет является глава семейного КФХ Ильшат Гумеров. Сельскохозяйственные власти этой республики уже много раз проводили на базе этого КФХ семинары фермерских хозяйств и специалистов сельхозорганизаций по применению новейших технологий выращивания зерновых в условиях недостаточного увлажнения. Во многих регионах фермеры подают примеры применения ресурсосберегающих технологий выращивания зерновых. В этом вопросе самых лестных отзывов заслуживают фермеры Кемеровской области и их лидер - успешный фермер-новатор Александр Лебедиков. Они многие годы успешно применяют бесплужную систему обработки почвы при возделывании зерновых культур.

Фермеры-зерновики Краснодарского края первыми в России подхватили зарубежную идею «точного земледелия». На Кубани в отличие от других регионов уже давно исчерпаны резервы экстенсивного развития зернового хозяйства. Все земли распаханы. Заброшенных земель практически нет. Увеличивать объемы производства можно только путём его интенсификации. Спутниковая навигация - это, во-первых, способ экономии затрат производства и рабочего времени на выполнении технологических операций за счет исключения повторных проездов агрегатов, т. е. двойной обработки стыков полос при сплошной обработке почвы, например, культивации. Особенно это важно на сложных по конфигурации полевых участках. Во-вторых, это возможность дифференцированного внесения удобрений на участках поля, различающихся мощностью гумусового слоя и степенью заправленности почвы питательными веществами.

На научно-практической конференции «Экономическая эффективность и социальная значимость семейных фермерских хозяйств» кубанский именитый фермер А. В. Шипулин, член Общественной Палаты России, рассказал участникам о последовательном совершенствовании технологий в своем КФХ. Важным этапом в этом процессе было освоение беспахотной ресурсосберегающей технологии. В сочетании с лучшими сортами и научно-обоснованными дозами удобрений удалось выйти на высокие стабильные показатели урожайности: по пшенице - 55 ц/га, кукурузы - более 60 ц/га, по подсолнечнику - 35 ц/га. Но, как заявил фермер, это ещё не потолок. Применение методов точного земледелия на основе спутниковой навигации позволит превзойти достигнутый уровень. По пшенице, например, урожайность он планирует довести до 80 - 90 ц/га.

Конечно, такая технология стоит серьезных денег. «Нужно оснастить тракторы «автопилотами», приобрести и тщательно отрегулировать собственную станцию RTK, подающую сигнал со спутников на навигаторы, потратиться на оцифровку карты полей. Возможно, потребуется прикупить трактор марки Джон-Дир. Но имеющийся уже опыт в Краснодарском крае показывает, что эти затраты практически окупаются за два-три года. По утверждению специалистов системы точного земледелия, методы интенсификации земледелия на основе спутниковой навигации вполне могут быть доступны не только крупным КФХ, но и средним хозяйствам при условии их специального кооперирования (например, при совместном приобретении и использовании станций RTK).

Возрастает роль фермеров в применении инноваций на выращивании картофеля. Примечательно то, что с фермерами-картофелеводами более продуктивно взаимодействует сельскохозяйственная наука. Например, учёные селекционеры Всероссийского института картофелеводства имени А. Г. Лорха активно сотрудничают с КФХ в вопросах выращивания элитных семян новых сортов картофеля, приспособленных к российским почвенно-климатическим условиям. Учёные утверждают, что для ведения семеноводческих работ в картофелеводстве посадочная площадь не должна превышать 100 га. Известный в Калужской области фермер-картофелевод Герман Фрей утверждает на основе своего личного опыта, а также опыта своих партнёров - фермеров, возделывающих картофель и другие овощи в открытом грунте, что для товарного рентабельного выращивания картофеля с применением современных технологий тоже не обязательно гнаться за большими площадями. Его расчёты, выполненные на основе реально достигнутых показателей и реальных цен на картофель и ресурсы, убеждают, что даже нескооперированный фермер, начинающий картофельный бизнес с нуля, закупивший весь комплекс зарубежной техники, построивший картофелехранилище и построивший систему орошения, может выполнить все требования современной (голландской) технологии на площади 120 гектаров и с орошением получить урожай в 45 т с гектара. Это позволит ему рассчитаться с инвестиционным кредитом за 8 лет. Эффективно применять современную технологию в картофелеводстве могут и небольшие фермерские хозяйства (даже на 20 гектарах), имеющие полный набор российской техники меньшей производительности. Но в таких случаях необходимый уровень рентабельности может быть достигнут только при условии их кооперирования по многим производственно-хозяйственным вопросам, включая орошение, хранение и др.

Интересную информацию об успешной высокотехнологичной работе фермеров-картофелеводов рассказали на конференции «Экономическая эффективность и социальная значимость семейных фермерских хозяйств» учёные Брянской сельскохозяйственной академии доктор наук В. Н. Ожерельев и кандидат наук Н. О. Войтова. Они провели исследование эффективности производства в сформировавшемся в последние годы картофельном кластере в Стародубском районе Брянской области. Фермерские хозяйства в этом районе дают более 60% общего объема производства картофеля. Учёные провели анонимное анкетирование 14 КФХ. Были охвачены хозяйства разного размера: от 50 га до 3000 га. Авторы отметили, что все хозяйства - и большие, и малые хорошо технически оснащены, имеют достаточно (по объему работ) тракторов, сельхозорудий, картофелеуборочных комбайнов. Все хозяйства в большей или меньшей степени оснащены современными картофелехранилищами. При этом техника, как правило, новая и импортная. Во всех хозяйствах применяется голландская технология, скорректированная в зависимости от местных почвенных условий. Все КФХ в основном используют семена зарубежной селекции и вносят рекомендованный наукой объем удобрений в ассортименте. Иначе говоря, все КФХ, охваченные обследованием, ведут высокотехнологичное, можно сказать, инновационное производство.

Авторы сопоставили результаты работы КФХ разных размеров. Оказалось, что основные показатели - урожайность и себестоимость, взятые в одни и те же годы, практически не различаются. Учёные сделали вывод по проведённому обследованию: «… с превышением объема производства определённого уровня рост экономической эффективности прекращается. Авторы отметили, что этим уровнем является 50 гектаров, что достоверных преимуществ, с точки зрения экономии производственных затрат (при соблюдении всех требований современных технологий возделывания картофеля — оговорка автора данной статьи Башмачникова В. Ф.) между хозяйствами разных размерных групп не установлено». Иначе говоря, современные технологии по картофелю могут полностью применяться в небольших КФХ. Большая концентрация посадки картофеля дает только один результат - увеличение объемов производства и размера прибыли для хозяина производства. Но она не даёт уверенного (или обязательного) улучшения качественных показателей - ни производственных, ни экономических.

Не менее убедительны примеры применения высоких технологий фермерскими хозяйствами в животноводстве. Правда, эти примеры возникли (появились) не сразу с началом фермерской реформы. В начале 90-х годов фермерам-животноводам особо похвалиться было нечем. Держали животных они чаще всего в старых полуразвалившихся помещениях, доставшихся на имущественные паи с заржавевшим оборудованием, плохо вентилируемых. В таких условиях работали по старинке, технологии были, что называется, «дедовскими».

Вспоминается такой эпизод. С первых дней над возникающим российским фермерством взяла опеку Ассоциация фермеров США, объединяющая 90% всех фермеров страны. В 1992 году в Россию приехала делегация фермеров и сотрудников Farmburo во главе с Президентом Ассоциации Ф. Клекнером. АККОР предложила американским коллегам обширную программу визита. Ф. Клекнер, ознакомившись, попросил внести в неё ещё один пункт - посещение фермерской свинофермы. Мы, переглянувшись между собой, нехотя согласились. Дело в том, что первые фермеры в основном занимались растениеводством, они имели тракторы и сельхозмашины. Уже были примеры хорошей работы, применения современных технологий получения достаточно высоких урожаев. Но в животноводстве таких примеров ещё тогда не было. Однако американец, похоже, понял нашу заминку и успокоил, что он понимает трудности первых шагов, знает, что в России фермерство только начинается, а чудес не бывает.

Мы поехали к одному из фермеров в Подмосковье, получившему колхозный старый коровник. Фермер его сам переоборудовал и содержал около 100 голов свиней. Хозяин завел нас в помещение - там был сырой воздух, перенасыщенный густым ароматом свинячьего навоза. Но в самокормушках была зерновая дробленка собственного фермерского приготовления. Животные, выглядевшие упитанными и довольными жизнью, встретили заокеанских гостей дружным хрюканьем.

Мы понимали, что этот наш пример для американского фермера-свиновода мог показаться примитивным и даже убогим и торопили нашего фермера-хозяина поскорее пригласить визитёров за гостеприимный русский стол. Но Ф. Клекнер не спешил уйти из свинарника и задавал много вопросов фермеру и его работнику-родственнику. А уже потом, за столом объяснил причину своего назойливого интереса к работе этой далеко не современной фермы. Оказывается, эта ферма ему напомнила свиноферму его деда-свиновода (Клекнеру во время поездки в Россию исполнилось 53 года). Дед применял такую же, упрощенную с сегодняшних позиций, технологию.

После того эпизода прошло двадцать с лишним лет. Не так уж далеко вперёд ушло российское фермерство в своем количественном расширении. Но в качественном отношении прогресс заметный. Технологический уровень фермерского животноводства повысился значительно. И уже есть современные семейные фермы, не уступающие или, по крайней мере, близкие по технологическому уровню зарубежным фермерским хозяйствам. Их совсем даже не стыдно сегодня показывать зарубежным коллегам.

В конце мая 2014 г. АККОР проводила в Калужской области семинар по организации консультирования семейных ферм. Мероприятие было предусмотрено программой сотрудничества АККОР и Немецкого Союза фермеров. Планировалось посещение животноводческих ферм разной специализации, использующих современные технологии. Выбор региона был обусловлен тем, что руководство Калужской области - губернатор и его команда уже многие годы осуществляют обширную инвестиционную программу в разных отраслях экономики с выраженным акцентом на использование инноваций в технологиях, в технике и организации производства. По этому направлению калужане выдвинулись в лидеры среди других российских регионов.

На этот раз сотрудники АККОР, в отличие от описанного выше эпизода, были уверены, что перед иностранными коллегами принимающая сторона «лицом в грязь не ударит» ни в прямом, ни в переносном смысле. Показать было что. Посещение началось со свиноводческой семейной фермы «Тоноян». Это довольно крупная ферма с закрытым содержанием животных - 150 свиноматок и более 3000 свиней на доращивании и откорме. Для сравнения скажем, что в передовых странах Западной Европы по свиноводству свинофермы с общим поголовьем более 1000 голов составляют: в Дании всего 8% от общего количества свиноводческих фермерских хозяйств, в Голландии - только 6%, во всех других странах - менее 2-3%.

На ферме, принадлежащей семье Тоноян, применяется современная эффективная технология. Смонтировано датское технологическое оборудование, обеспечивающее минимум трудозатрат — на ней занято всего два человека. Для максимального эффекта «гетерозиса» применяется рекомендованное наукой межпородное скрещивание свиней по голландской схеме. Кормление — сухое сбалансированными комбикормами, но не покупными, а приготовленными в этом же КФХ на основе собственного зерна с необходимыми добавками микроэлементов и витаминов. Конструкция помещений, подъездов и входов, организация труда, методы необходимых дезинфекций — всё вместе обеспечивают хорошую ветеринарную ситуацию. Поэтому на этой ферме мало используется метод вакцинации животных — обходятся только витаминами. Животные на самом высоком уровне ветеринарных требований защищены от инфекций, в том числе и от вирусов АЧС.

Строгое, ответственное соблюдение членами фермерской семьи Тоноян технологических и ветеринарных требований обусловливает отличные производственные и экономические показатели: 29 поросят на свиноматку в год, низкий падеж животных (на опоросах до 4%, на доращивании - до 2% и на откорме - до 0,5%). Вес животного в 100 кг достигается за 135 - 150 дней. Для сравнения - традиционно в СХО такой срок в 1,5-2 раза длиннее. Благодаря таким производственным показателям достигается низкая себестоимость 1 килограмма живого скота - менее 52 руб. - это значительно меньше средних показателей по сектору сельхозорганизаций (около 70 руб.), ниже, чем в среднем по крупным свинокомплексам и ничуть не хуже, чем у флагманов российского крупномасштабного свиноводства - комплексов «Черкизово» и «Русагро» (50 - 52 руб.).

В этом месте уместно одно отступление от российско-германского семинара в Калужской области. В России в связи с распространением эпидемии африканской чумы свиней сельхозорганы и ветеринарные службы начали широкие гонения на малые формы содержания свиней - на ЛПХ и КФХ. При этом некорректно ссылаются на пример успешной борьбы с АЧС в Португалии и Испании, в которых был жёстко реализован запрет на открытый выгульный (вне помещений) метод содержания поголовья. Там в короткие исторические сроки всё свиноводство было переведено на закрытое содержание свиней в специализированных помещениях - «свинокомплексах» с высокой степенью ветеринарной защиты. Но российские агрочиновники мимо ушей пропустили одну чисто португальскую особенность - там «комплексами» стали называть небольшие комплексно оборудованные фермы семейных фермерских хозяйств (до 1000 голов).

Следующим объектом посещения участниками семинара была семейная ферма КФХ «Дик», специализирующаяся на мясном скотоводстве. По этому профилю хозяйство работает более 15 лет, использует североамериканскую технологию. Во время визита участников семинара на ферме содержалось 400 животных одной породы - «герефорд». Это в три раза больше среднего размера американских ферм, занимающихся выращиванием бычков до передачи на откормочные площадки - «фидлоты». Но по количеству работников КФХ «Дик» вполне может быть отнесено к категории семейных микропредприятий. В нём постоянно трудится семь человек (в том числе три члена семьи фермера).

Кратко о применяемой технологии. Её основу составляет свободный выгул мясных коров с телятами круглый год. Летом на пастбище, зимой на особой выгульно-кормовой площадке. Специальных помещений для животных нет - лишь заборы с навесами для защиты животных от экстремальной непогоды. Исключение составляет только родильное отделение. Выгульная площадка и родильное отделение оборудованы камерами видеонаблюдения. Корма круглый год собственного производства: летом - культурные пастбища с богатыми травосмесями, а зимой - сено плюс сенаж. Концентраты не используются. Кстати, для выращивания кормов обеспечивается естественный природный кругооборот веществ: побочная продукция животноводства - навоз удобряет поля. Удобренная же в достаточном количестве почва дает опять же в достаточном объеме корма для животных. Минеральную подкормку полей при выращивании кормов в данном КФХ не делают все годы работы по принятой технологии выращивания высококачественной «мраморной» говядины.

Набор технологических элементов, заимствованных у зарубежных фермеров, в КФХ «Дик» принципиально не отличается от технологий, принятых на вооружение в крупных российских агрофирмах мясного скотоводства, таких, как «Мираторг» в Брянской области. Адрес заимствования технологий у малых и сверхкрупных производителей «мраморной говядины» один - дальнее зарубежье. У фермера нет лишь стадии заключительного зернового откорма. Но благодаря эффекту семейного энтузиазма, заинтересованности, ответственности, здравомыслия, семейная ферма «Дик» добивается хороших производственных и экономических показателей, более высоких, чем на фермах-гигантах. Падежа животных практически нет. Годовой показатель себестоимости 1 килограмма мяса в живом весе (привесе) - 60 рублей. При реализации мясных туш на московских рынках при весе 230 - 310 кг (и это без заключительного зернового откорма на фидлотах и без использования гормональных препаратов) по 310 - 385 рублей за килограмм фермерское хозяйство получает весьма высокий показатель рентабельности производства.

Фермер Андрей Давыдов - хозяин фермы «ДИК» следующим образом объясняет такие результаты. В производстве (выращивании) «мраморной говядины» особо ответственными стадиями являются: а) получение и сохранение здоровых телят, правильная их подготовка к поеданию обильных порций кормов и наращиванию массы тела и б) травяной откорм бычков до 15-17 месяцев, а тёлочек до осеменения. Эти стадии требуют от работников не столько физического и умственного напряжения, сколько особо терпеливого внимания. Здесь имеются большие риски для эффективного бизнеса: гибель телят (а нередко и самих коров) при трудных отёлах, нарушение подачи воды на пастбище или кормовые площадки и, как следствие, уменьшение привесов, несвоевременный перевод гурта животных на следующую клетку культурного пастбища и, как следствие, вытаптывание животными травостоя на предыдущей клетке и по этой причине тоже снижение привесов, порыв провода в изгороди «электропастуха», смешивание по этой причине гуртов коров, тёлок и уже подросших быков и, как следствие, несвоевременные (ранние) покрытия тёлок, что чревато для здоровья будущих коров и телят, а также многие другие риски. Особенно важно заботливое наблюдение за стельной коровой, оказание своевременной, и, как правило, быстрой помощи, в том числе и непосредственно при отёле. Новорождённые телята не должны быть брошены на произвол судьбы и только на попечение коров-мамаш. Особенно такая внимательность нужна в осенне-зимний период года и вообще в ненастье.

Для проявления такой напряжённой предупредительной или даже спасительной внимательности нужна высочайшая мотивация работника, его сильная заинтересованность в предупреждении беды. Вся длительная история советского сельского хозяйства убедительно показала, что у наёмных работников при любых самых остроумных системах зарплаты, премий и штрафов такой мотивации-заинтересованности чаще всего не бывает. А в семейных крестьянских хозяйствах она бывает почти в ста процентах случаев. Ведь не случайно в Канаде и в США первая фаза выращивания «мраморной говядины» выполняется в подавляющем проценте в фермерских разновеликих хозяйствах. И только на заключительной стадии — на зерновом откорме там допускается высокая концентрация животных, потому что: а) там не нужны фермерские сельхозугодия-пастбища и б) нет необходимости в тщательном наблюдении за каждым отдельным откармливаемым животным.

Фермер Андрей Давыдов высказал своё отношение к опыту организации производства «мраморной» говядины российскими крупными компаниями («Мираторг», «Русагро»). Эти агропромышленные гиганты, занявшиеся мясным скотоводством, не постигли все тонкости североамериканских технологий, не захотели подойти к этому бизнесу системно. Они на первой стадии производства организовали крупные производственные участки с наёмными рабочими и управляющими. На этом они, по мнению А. Давыдова, непременно сильно споткнутся. Получить от наёмных работников «фермерские» внимательность и ответственность им вряд ли удастся. Упущения неизбежны. А в результате их «говяжий бизнес не будет конкурентоспособным. Они будут тянуть деньги из казны, шантажируя правителей страны зависимостью от говяжьего импорта. Экономически эффективнее было бы этим крупным компаниям передавать первые стадии выращивания «мраморной говядины» семейным фермерским хозяйствам по контрактам, а самим сосредоточиться на организации заключительного откорма, на забое скота и на реализации готовой говядины.

Участники российско-германского семинара посетили также одну из высокотехнологичных молочных семейных ферм - КФХ «Саяпин». Ферма роботизированная. На ней установлены два голландских робота по доению. Каждый рассчитан на 70 голов. Кстати, в Голландии освоение новой роботизированной технологии привело к некоторому увеличению размеров молочных семейных ферм - до 140 - 150 коров. Но «роботизированная революция» не привела в этой стране - прародительнице фермерства к отказу от семейного принципа организации производства сырого молока и не подтолкнула к созданию молочных мегаферм. Заметим, что в Голландии на сегодня достигнута самая высокая в Западной Европе концентрация КРС молочного направления. В других странах Западной Европы фермы размером в 100 и более молочных коров составляют всего от 0,5 до 4% от общего количества молочных ферм.

На ферме «Саяпин» содержится 140 дойных коров плюс так называемый «шлейф». Содержание животных беспривязное, телята постоянно находятся вместе с коровами до отъёма. Новая технология предусматривает максимально возможный уровень естественного, свободного (бесстрессового) поведения животных. Доение коров свободное, не регламентированное во времени. Корове «позволено» право выбора - «когда доиться». Она сама подходит к доильному станку - роботу и получает концентрированный корм. Робот «находит» вымя коровы и совершает все необходимые манипуляции от начала доения до его завершения без травмирования вымени. Работники взаимодействуют с машиной. В связи с этим животные как бы застрахованы от возможного неадекватного поведения.

Такой технологии «свободного выбора» соответствует и система кормления животных. Летом свободное поедание травы на культурных пастбищах с обязательным контролем со стороны фермера за высотой травостоя и с соответствующим передвижением «электропастухов». Зимой - сено из самокормушек. Все корма - и основные (грубые), и концентраты - не покупные, собственного производства. Покупные - только минеральные и витаминные добавки к кормовой муке, приготовленной из собственного зерна.

Применение такой тонкой технологии, основанной на максимальном приближении животных к «естественному образу жизни», обеспечивает высокое качество продукции, которую фермер реализует в торговую сеть «Азбука вкуса». Известно, что в магазинах этой сети продукты приобретают состоятельные покупатели, готовые за высокое качество платить дороже. Такой канал реализации позволяет фермерскому хозяйству своевременно рассчитываться с инвестиционными кредитами.

Между участниками российско-немецкого семинара возникла дискуссия. Была высказана неожиданная мысль о том, что «роботизация» сельского хозяйства может привести к исчезновению фермерства. Аргумент был такой. Фермеры были до недавнего времени необходимы для внимательного и добросовестного выполнения наиболее сложных технологических операций, таких, как доение. Но если такие операции можно будет поручать роботам, которые не умеют «халтурить», то ослабнет возможность нарушения технологий из-за «человеческого фактора». Тогда отпадёт необходимость в фермерской форме организации сельхозпроизводства как способе предупреждения негативного влияния этого фактора. Как бы в подтверждение прозвучала информация о том, что в Калужской области готовится строительство мегафермы на 2400 коров с доильной установкой «карусель», на которой дояры будут заменены доильными роботами.

Хозяин роботизированной фермы Александр Саяпин, имеющий высшее зоотехническое образование, поработавший в прошлом на крупных российских несемейных молочных фермах, прошедший стажировку на немецкой и американской семейных фермах, не согласился с таким словесным выпадом гостя. Во-первых, роботы ещё долго не вытеснят человека на множестве сельхозработ. Во-вторых, там, где они появятся, они не заменят фермеров, а станут его помощниками. Да, они сократят потребность в исполнителях, заменив их на выполнении рутинных повторяющихся работ. Но роботы в обозримом будущем не справятся с задачей координации работ в нестандартных условиях, т. е. не возьмут на себя функции управления сложным многопрофильным фермерским хозяйством. В-третьих, конкретные доильные роботы не только влияют на организацию работ, непосредственно связанных с доением коров, но также «подталкивают» всю технологию содержания коров к фермерскому варианту ведения молочного бизнеса. Они позволили моему КФХ шагнуть от давно известного беспривязного содержания коров к свободному поведению животных, максимально приближенному к естественным условиям, в том числе к сочетанию свободных во времени кормлению и доению. Раньше до роботов режим жизнедеятельности коров был подчинён режиму работника. А сегодня у коров «свобода!». Им хорошо и моей семье хорошо — легче стало работать и значительно лучше стало качество молока. Последнее не только потому, что робот почти не травмирует вымя коровы и поэтому исключен его мастит. Это также потому, что благодаря «свободе» коровы стали здоровее, у них значительно укрепился иммунитет и удалось полностью исключить использование антибиотиков.

Однако такой совокупный эффект невозможно получить от применения молочных роботов на мегафермах. Высокая концентрация коров в принципе исключает пастбищное кормление — не избежать вытаптывания травостоя. Поддержание пастбищ в высокопродуктивном состоянии для крупных ферм становится слишком дорогой процедурой. Поэтому на мегафермах коровы не просто ущемлены в свободе поведения, они, образно говоря, живут на казарменном положении. Отсюда слабеет иммунитет и появляется нужда в антибиотиках. На мегафермах качество молока никогда не достигнет уровня, полученного на нашей семейной роботизированной ферме со свободным образом жизни коров. Необходимо также учитывать большую разницу в инвестициях на строительство роботизированных семейной фермы и фермы-гиганта. В фермерском варианте достаточно иметь помещение для доения коров минимально с двумя роботами. В варианте мегафермы необходимо помещение и для постоянного содержания коров. А это серьёзная причина для удорожания себестоимости молока.

Данный пример приведён для демонстрации больших возможностей семейных ферм в применении самых свежих и самых прогрессивных инноваций. Необходимо оговориться, что пока такая технология «дороговата». Один робот стоит 7 миллионов рублей (при новом курсе ЕВРО цена за робота уже превышает 13 миллионов руб.) Поэтому пока такая ферма — игрушка для производства молока доступна избранным покупателям. Но участники семинара, активно обсуждая увиденное, рассказывали о менее дорогих, но технологичных семейных молочных фермах без роботов, но тоже с высокой продуктивностью коров, с хорошим качеством молока, дешёвой (до 10 рублей) себестоимостью литра молока и высокой рентабельностью.