Нравы птичьего двора

Вы здесь

Иерархия у кур. — Властелин стада. — Петух под судом. — Куриные «разговоры». — Пристрастие к оранжевому.

В организации сообществ домашние куры многое унаследовали от своих диких сородичей. У них чётко прослеживается соподчинение: более сильные властвуют над слабыми. Присмотритесь к дворовой птице, и увидите немало интересного. В стаде всегда найдётся курица, которая может клюнуть любую свою товарку совершенно безнаказанно, сдачи ей никто из обиженных дать не посмеет. Самая распоясавшаяся обидчица здесь за атаманшу: кого хочет, накажет, кого хочет, помилует.

Присмотримся внимательнее. Оказывается, и ещё одна птица может отогнать прочих самок от кормушки или просто так долбануть какую-нибудь в загривок, но только не атаманшу. Отметим и третью особь, которая подчиняется двум первым, но держит в страхе всех остальных. Нижнюю ступеньку иерархической лестницы занимает самая слабая, всеми обижаемая самка. Она клюёт корм урывками, между «подзатыльниками», в птичнике садится на самое худшее место. Такое соподчинение в стаде — обычное явление.

Завоёвывать себе положение среди собратьев птица начинает с 6–7-недельного возраста. Положение курицы в группе можно узнать по определённым позам. Когда одна из них хочет напомнить другой о своей власти, она выпрямляет шею, поднимает голову и слегка топорщит перья. Доминирующий петух, кроме того, слегка приседает. Перед «вышестоящим лицом» та же курица стоит со смиренно склонённой головой. Поза с полусогнутыми ногами означает, что птица не собирается ни с кем ссориться.

Куры, разделённые несколькими ступеньками иерархической лестницы, стараются не контактировать между собой, а стоящие рядом, наоборот, общаются довольно часто.

При клеточном содержании, когда, казалось бы, и делить-то нечего, тоже прослеживается субординация. Лидеры первыми подходят к кормушке, клюют не спеша, подолгу торчат у фасада клетки, от нечего делать попивают воду, поглядывают по сторонам. А если и отходят, то располагаются в центре клетки. Жалкое положение у «плебеев». Они пугливо приближаются к кормушке, торопливо склёвывают комбикорм, быстро пьют воду и отстраняются назад, в темноту, где в основном и проводят время.

Даже на фермах с напольным содержанием птицы, когда в одном помещении без перегородок размещают по нескольку тысяч голов, куры умудряются соблюдать соподчинение. В стаде образуются ячейки со своим укладом, порядками. Птица придерживается определённого участка, на соседний зайти боится: «хозяева» территории могут заклевать. Если птичница перенесёт какую-то курицу на другое место в том же зале, та вскоре начнёт искать пути к возвращению.

Аналогичная обстановка складывается и в птичнике личного хозяйства. Новенькую опасно сразу пускать в стадо — к ней отнесутся враждебно и постараются прогнать из курятника. Можно перехитрить «старожилов» и подсадить новенькую вместе со всеми на насест поздно вечером, в темноте. Ещё надёжнее поместить незнакомую для стада курицу в клетку и поставить её на виду у других кур, пока они не привыкнут друг к другу.

Естественно предположить, что куры-атаманши наедаются лучше, значит, и продуктивность их всегда выше. Да, эти признаки, как замечено, взаимосвязаны: при селекции кур на яйценоскость с каждым поколением увеличивается не только количество яиц, но и агрессивность. А с другой стороны, агрессивность и самой атаманше, видимо, боком выходит: ведь занимая более высокое положение, она всё время боится лишиться привилегий, беспокоится и иногда от этого хуже несётся, чем какая-нибудь тихоня. В одном эксперименте, когда драчуньи были посажены в клетки и лишены возможности тратить силы на «руководство», они стали давать больше яиц. Тихони же, наоборот, лучше неслись на свободе. Замечено также: чем меньше группа, тем выше яйценоскость.

Куры очень пугливы. И чем больше они пугаются, тем хуже не только для них самих, но и для хозяина. Возможно, даже следует вежливо постучать в дверь птичника, прежде чем туда войти. Резко распахнутая дверь и неожиданное появление человека на пороге вызывают переполох. Куры долго не могут прийти в себя, а на следующий день хозяин не досчитается яиц: нервное напряжение снижает яйцекладку. В другой раз человек предупредительно постучал, птица встретила его спокойно, и продуктивность не пострадала.

Стрессовые ситуации особенно вредны для молодняка. Он перестаёт расти, развиваться; среди цыплят увеличивается смертность. В стрессовое состояние приводит птицу не только испуг, но и голод, жажда, жара, сильное переохлаждение. Эти причины можно разгадать и устранить, другие ускользают от внимания птицевода. Ему иной раз и в голову не придёт, что цыплята заболели, испугавшись нападения кошки.

Молодняк панически боится отлова, резкого звука, неожиданно вспыхнувшего яркого света. Причём, если взрослая птица при этом лишь испуганно кудахчет, то цыплята не подают голоса, а лишь вытягивают шею, приподнимаются на ногах, беспокойно вертят головой. Птицевод не всегда и поймёт, что вызвало стрессовую ситуацию, послужившую причиной угнетения цыплят. Те, кто жалуется на неудачи в выращивании цыплят-бройлеров, должны обращать больше внимания на создание спокойной обстановки для них.

Сообщество птицы сохраняется только в том случае, когда члены его знают друг друга «в лицо». Куры привыкают к стаду за три-четыре недели и могут запомнить до полусотни особей. Через несколько дней после разлучения курица ещё может узнать бывших товарок, а через две недели воспринимает их как чужих. Свой птичник взрослая курица помнит в течение месяца, через 50 дней узнаёт знакомые прежде места с трудом, через два месяца ведёт себя так, как будто она здесь никогда не бывала.

У петухов также память коротка. Через две недели разлуки они уже не узнают кур своего стада, место, где стояли кормушка, поилка, не помнят вкус лакомства, которое когда-то получали (встречают его равнодушно). У цыплят способность к запоминанию развита ещё слабее.

Если курицу, особенно из «высшей сферы», удалить из стада, в нём начинается борьба за освободившееся место на иерархической лестнице. С возвратом курицы снова возникают ранговые перемещения. Всё это вызывает нервное перенапряжение птицы, так что отделять кур от стада можно только в случае крайней необходимости и всего на несколько дней.

Изучение психологии кур имеет большое значение для практики. Не исключено, что скоро станут селекционировать птицу по типу нервной деятельности в зависимости от того, насколько она смела или робка.

В птичнике приусадебного хозяйства петух — властелин стада. Чуть рассеется ночной сумрак и станет немного теплее, петух, энергично захлопав крыльями, громогласным «кукареку» возвещает о начале дня и слетает с насеста. Куры не торопятся следовать его примеру, но петух поторапливает их: призывно кокочет. Первыми откликаются «трудолюбивые» куры, которые обычно целыми днями, не зная устали, роются в земле, отыскивая червячков и семена трав. Последними насест покидают самые «ленивые» жительницы курятника. Они и во дворе ведут себя неактивно, едят только из кормушки, сами добывать пищу не пытаются.

Каждую слетевшую курицу петух встречает нежным воркованием и зёрнышком в клюве. Перья его блестят, гребень гордо венчает голову, косицы хвоста развеваются, как ленты, острые шпоры напоминают, что с их владельцем лучше не ссориться. Некоторые петухи бывают слишком заботливы, и, отдавая своей семейке лучшие зёрнышки, сами подчас голодают. Поскольку они же, как правило, оказываются лучшими производителями, их потихоньку от кур дополнительно подкармливают.

Петух ведёт себя так, как будто бы он самый главный не только в своём птичнике, но и вообще во дворе (если там нет других, более сильных петухов). Он не боится показать своё превосходство перед птицей иных видов, более крупной, не прочь погонять уток, гусей, индеек, которых побаиваются даже собаки. Конечно, гусаки, индюки ставят петуха на место, но это им не всегда удаётся: побегают, побегают за ним, да так и отступятся. Очень уж ловок этот петух и к тому же большой «артист». Если даже ему здорово достанется от другой птицы, он всегда стремится замаскировать своё поражение. А придётся удирать, делает вид, будто ему так надо, да ещё безмятежно закукарекает.

Среди петухов есть отчаянные задиры, не боящиеся нападать на людей. Человек, который ухаживает за такой птицей, должен быть постоянно настороже: невнимание может привести к серьёзной травме. В стаде таких петухов оставляют только при их исключительной племенной ценности.

Слишком агрессивные петухи обычно доминируют среди прочих самцов. Они могут проявлять удивительную храбрость. Был случай, когда петух, защищая курицу, вступил в схватку с соколом. После продолжительного сражения глава куриного стада вонзил шпору в глаз противника и проломил ему череп. Взрослые петухи часто дерутся между собой, но молодняк или драчливых кур быстро разгоняют.

Выяснение отношений в курином стаде начинается с младенческого возраста. Цыплята уже хватают друг друга за грудки. Через две-три недели многие курочки и петушки проявляют агрессивность к своим соплеменникам. Идёт разведка боем, в результате которой пока начерно намечается табель о рангах. Чем крупнее группа, тем дольше сохраняется напряжённость, поскольку больше претендентов на место вожака. Когда страсти поутихнут, вмешательство человека нежелательно: переформирование группы приведёт к новой расстановке сил. С наступлением половой зрелости драки в стаде возобновляются не на шутку. В это время вожаки меняются местами, чуть ли не каждодневно. Некоторые самцы, даже став взрослыми, никак не желают мириться с низшим рангом и всячески добиваются главенствующего положения.

Самец послабее, убедившись, что ему не совладать с более сильным в открытой драке, норовит напасть на лидера исподтишка. Каждый раз, встречаясь с доминирующим самцом, претендент на первенство приподнимает перья гривы, разок-другой наскакивает и ретируется. Он не спускает глаз со своего врага, и едва тот зазевается, налетает на него и бьёт шпорами. Не успеет лидер повернуться, как «герой» уже удирает без оглядки и где-то вдали слышно его кукареканье.

Выслеживание, внезапные наскоки так изматывают вожака, что нервы его сдают, и он готов уступить первенство без боя. Подчинённому только того и надо. Почуяв слабинку у врага, он уже беспрепятственно гонит его и берёт власть.

Подмечено, что чаще первенство достаётся самцам с листовидным гребнем. Петухи со стручковидным головным украшением более покладисты и скорее бывают оттеснены на второй план, несмотря даже на крупные габариты.

Как ни сложны взаимоотношения у петухов, находясь в одном стаде, они, бывает, примиряются друг с другом и перестают устраивать стычки. У птицевода Сергея Николаевича Монахова были два гамбургских петуха, которые никогда между собой не ссорились.

При своём скандальном характере петух — довольно чуткое существо. Как и прочая дворовая птица, он может предвещать перемену погоды к худшему. Накануне дождливого дня петухи даже при совсем ясном небе проявляют некоторое беспокойство. Поют беспорядочно, жалобно и испуганно.

Петух ревностно охраняет свою семейку от посягательств чужого самца, но к некоторым курам бывает, безразличен, и те несут неоплодотворённые яйца. В таком случае, если хозяева хотят весной получить побольше цыплят, приходится держать в стаде двух петухов.

Поскольку у петуха, как уже было сказано, недолгая память, непрочны и симпатии. Иногда отделят кур от петуха недели на две, а потом снова соединят с ним, и он начинает отдавать предпочтение тем курам, которые раньше не вызывали у него никакого интереса. Выходит, отсадить петуха иногда полезно.

Яйцеклетка — будущее яйцо — у кур оплодотворяется через 57 часов после спаривания самки с петухом, причём оплодотворёнными будут сразу 5–7 яиц. В эксперименте отсадили от петухов наиболее яйценоских кур и стали тщательно отбирать их яйца для инкубации, ежедневно просматривая на овоскопе. За первые четверо суток после разлуки с самцом оплодотворённых яиц было 70 процентов, на пятые сутки — 61 процент, на шестые — 60 процентов, на седьмые — 49, на восьмые — 12, на девятые — 2 процента, на десятые все яйца оказались неоплодотворёнными. Затем кур вновь соединили с петухом. Уже на третий день зародыш обнаружили у третьей части всех яиц, на шестой — у 67, на десятый — у 74 процентов.

Многие птицеводы жалуются, что им весной не удаётся получить столько молодняка, сколько бы хотелось, так как оплодотворённых яиц бывает немного. После расспросов выявляются ошибки, допущенные владельцами птицы: многие не выпускают кур на прогулку в холодное время года или считают необязательным содержать петуха в своём стаде, если он есть у соседей.

Показатель оплодотворённости яиц зависит не только от «симпатий» петухов или от их числа на птичьем дворе, но и от возраста самцов. Количество оплодотворённых яиц у кур в группе со старшими петухами достигает предельной величины за три недели, а в группе с молодыми — за семь недель. Это происходит оттого, что молодые робки и много времени тратят на «знакомство». Впрочем, и петух старшего возраста при контакте с впервые увиденной курицей добивается успеха не сразу.

Самцы начинают проявлять интерес к противоположному полу в возрасте около трёх месяцев. Причём молодые петухи робеют в обществе взрослых кур; подсаженные в птичник, они сбиваются в кучки и стараются держаться в уголке. Нередко куры отгоняют молодых самцов от кормушки и совсем запугивают. В том случае, когда птицеводу необходимо соединить кур с молодыми самцами, он должен сначала поселить в курятник петушков, а потом пустить к ним кур. Тогда самки не чувствуют себя хозяйками и более «деликатны».

Очень сложно поведение петуха в момент «ухаживания» за курицей. Перед ней он демонстрирует целую серию приёмов, своего рода ритуал. Тут и приманивание курицы к корму, и «спотыкание» о крыло, и преследование самки с распущенными перьями.

В зависимости от обстоятельств самец выполняет ритуал полностью либо отдельные его фазы. Цель приманивания к корму нехитрая — приблизить к себе курицу. Петух берёт в клюв корм, демонстрируя зёрнышко или червяка, и созывает кур. Если ни одна не отозвалась и попытка не удалась, он проглатывает корм сам. При приближении курицы петух ходит вокруг неё в ту и другую сторону мелкими шажками и время от времени задевает ногой своё распущенное крыло. Если на зов петуха прибегает сразу несколько подруг, он также обхаживает либо только одну, либо несколько подряд, однако зёрнышко отдаёт той, которая поторопилась быстрее всех.

Чаще всего курица не убегает от самца, так что следующая за «спотыканием» фаза — бег — для петуха выпадает из ритуала, но случается самцу и побегать за самкой. При этом он вытягивает шею, голову пригибает к земле, перья взъерошивает. Даже если петух сидит в клетке, а мимо пробегает курица, перья его непроизвольно распушаются, распускается веером и хвост.

Ритуал обычно выполняется при контакте с малознакомой птицей. Чем чаще общение, тем реже «спотыкание» о крыло и пробежки.

Молодые петушки не сразу осваивают всю церемонию полностью. Робея перед старшими несушками, они норовят «без долгих разговоров» ухватить курицу за загривок, но получают отпор: самка вырывается и убегает. Другие молодые самцы, подходя к курице, хотя голову и держат поднятой, изгибают шею в форме вопросительного знака.

Нерешительность улавливается самкой, и дело решает её расположение к молодому петуху. Выходит, не от одного только петуха зависит получение весной достаточного количества оплодотворённых яиц.

Обычно птицеводы отдают предпочтение петуху с пылким темпераментом, занимающему в стаде главенствующее положение. Такие больше участвуют в воспроизводстве стада. Однако подмечено, что у самцов более сильных иной раз больше усилий уходит лишь на беготню за курицей, а производители они плохие. Отчаянные драчуны тоже не особо желательны: слишком много энергии тратят на схватки между собой, и пустую беготню за курами.

Половая зрелость, как у петухов, так и у кур, наступает в возрасте 24–26 недель, у лёгких пород раньше, чем у тяжёлых, мясных. Половая активность самцов неодинакова. Петухи лёгких пород справляются с нагрузкой в 20–25 кур, а тяжёлым под силу только 15–20. Первые могут спариваться по 30–50 раз в день, вторые не более 10 раз. Лучшая плодовитость самцов на первом году жизни. Чтобы самцы реже воевали из-за кур, в птичнике устраивают закутки, перегораживая помещение фанерными листами, сеткой.

Среди кур и петухов распространено явление гермафродитизма. Особи-гермафродиты в процессе жизни склонны к изменению пола, поэтому нередко можно встретить петуха, стремящегося к гнезду, и кур, начавших вдруг петь по-петушиному.

О причинах такого явления задумывался ещё Аристотель. Но ни он, ни другие в последующие века так и не раскрыли загадочное превращение самца в самку и наоборот. Необъяснимость явления порождала суеверия. Считалось, что куры, запевшие петухом, приносят несчастье, и их немедленно убивали.

До наших дней сохранился интересный документ, который свидетельствует о том, что в 1474 году магистрат города Базеля приговорил к сожжению петуха на том основании, что «обвиняемый» сел в гнездо и снёс яйцо.

В России в 80-х годах прошлого века изучением гермафродитизма у кур занялся тульский птицевод Александр Степанович Баташев. Его отец был хозяином фабрики, которая выпускала ставшие знаменитыми баташевские самовары. Александр Степанович должен был стать преемником отца, однако производство самоваров его не увлекало. Он завёл обширный птичник на окраине Тулы, где держал разные породы домашней птицы, изучал её, экспериментировал. Феномен изменения пола у птицы поразил Баташева ещё в детстве. Однажды мальчик был свидетелем такой сцены. Хозяйка безжалостно секла мокрым веником курицу, приговаривая: «Будешь петь петухом, будешь петь петухом!» Несчастная птица билась и кричала. Потом хозяйка отрубила ей голову. Мальчика заинтересовало странное явление, и ему захотелось дознаться, в чём же его разгадка.

Эта мысль не оставляла Александра Степановича и после того, как он стал известным птицеводом. В течение тридцати с лишним лет Баташев собирал в своём птичнике птицу, поменявшую пол. И все в округе слышали петушиное пение его кур. Птицевод наблюдал за ними, регистрировал все малейшие отклонения в поведении. Доктор зоологии А.А. Тихомиров принял участие в исследованиях и изучил анатомическое строение полового аппарата переданной ему Баташёвым курицы. Полученные данные подтвердили правоту выводов птицевода об аномалиях в развитии половых органов. Впоследствии А.А. Тихомиров прочитал в московском Политехническом музее лекцию о результатах исследований баташевских кур и публично разоблачил нелепые представления об изменении пола у птицы.

Явление было доказано, но причина его ещё оставалось неясной. Дальнейшие исследования, проведённые уже в советское время, окончательно вскрыли весь механизм гермафродитизма.

Изменение пола связано с тем, что у курицы непарный яичник. У эмбриона, правда, закладываются два яичника и вначале оба развиваются, но потом левый опережает правый. В конце концов, последний так и остаётся недоразвитым. Когда в опытах у цыплят-курочек в первые дни жизни удаляли левый яичник, правый начинал интенсивно расти и становился больше похожим на петушиный семенник. Впоследствии в этом органе образовывалась сперма, но из-за отсутствия семяпровода не выделялась. Курица, хотя и способна запеть петухом, его функции выполнять не может. Таким образом, когда у взрослой птицы дегенерирует яичник либо семенник, она приобретает признаки противоположного пола, у неё изменяются внешний вид (оперение, форма гребня), голос. Если кастрированному петуху ввести женский половой гормон, то самец потянется к гнезду, хотя яиц от него ждать напрасно.

Не так давно и мне довелось увидеть изменение пола у птицы. Соседи приобрели двух цыплят, которые у них жили дружно и быстро росли. К середине лета один цыплёнок запел, другой не пел и по своему виду походил на курочку. Поведение петушка по отношению ко второму цыплёнку также подтверждало, что это самка. Но однажды из закутка, где сидели птицы, вдруг явственно донеслось двухголосое «кукареку». Значит, курочка перестала быть самкой. Пришлось разделить жилище птиц, протянув между ними прозрачную плёнку. Петух, не подозревая об игре природы, звал курицу к себе, призывно кокотал, подолгу держал в клюве зёрнышко, но за перегородкой не отзывались. Иной раз бывшая курица хлопала крыльями и кукарекала в полный голос. Петух ронял зёрнышко из клюва в полной растерянности.

Конечно, по пению можно легко отличить петуха от курицы. Но птица издаёт звуки не для того, чтобы утвердиться в принадлежности к тому или иному полу, а для общения между собой. «Говорить» она начинает ещё в яйце за несколько дней до вылупления. Эмбрионы подают еле уловимые сигналы в ответ на изменения внешней среды. Клуша, высиживающая цыплят, в ответ на это ворчание нежно клохчет, успокаивая птенцов. Записанный на магнитофонную плёнку и воспроизведённый в инкубаторе писк вылупившихся цыплят стимулировал вывод здорового молодняка. Закрытая стеклянным колпаком наседка, которая видит, но не слышит своего птенца, не прореагирует на его призыв, но сразу бросится на защиту цыплёнка, если услышит звуковой сигнал.

Курица, гуляя с выводком, постоянно что-то «говорит» цыплятам. За одной такой группкой однажды пошёл исследователь с магнитофоном в руках. Он пристроился в укрытии и внимательно наблюдал за происходящим.

Невдалеке появилась собака. Клуша заклохтала, и цыплята кинулись бежать в одну сторону. Записанный на магнитную ленту сигнал можно было перевести так: «Наземный враг, прячьтесь за меня».

Когда в небе появился грач, похожий на коршуна, исследователь записал другой сигнал, который, видимо, для цыплят означал команду «опасность сверху — врассыпную». Команда была мгновенно выполнена. После того как все страхи улеглись, выводок собрался возле наседки, цыплята грелись на солнышке, копались в земле. В этот момент учёный записал звуки довольства. Наседка нашла червячка — один сигнал, какой-то ещё корм — другой.

В первые дни жизни молодняку уже известны 15, а то и больше звуков. На голос наседки они реагируют чётко, на чужой — хуже, но всё же прислушиваются к нему. Записанные во время наблюдения за выводком звуки исследователь транслировал через динамик в инкубатории. Только что вышедшие из яйца птенцы шли на призывный голос наседки, несущийся из динамика, упорно преодолевая препятствия на пути даже в темноте.

После прекращения трансляции цыплята терялись, жалобно пищали. Добравшись до динамика, они сгрудились вокруг него, явно принимая источник звука за клушу. Лишь небольшая часть (10–15 процентов) молодняка оставалась глухой к трансляции.

В сигналах наседки основной диапазон частоты — от 200 до 9000 герц. Звуки низкого тона частотой 200–700 герц приятны цыплятам. Это звуки комфорта, довольства, а более частотные (3000–9000 герц) дискомфортны. Таким образом, голос курицы можно подделать, например, с помощью генератора звука и электронного ключа и транслировать сигналы довольства, уюта, что улучшает состояние цыплят.

Звуковой сигнализацией можно подманивать цыплят к кормушкам, источнику тепла, вызвать рефлекс клевания. В специальной литературе есть данные о положительном влиянии на кур ровного шумового фона (видимо, так они воспринимают музыку).

Взрослые куры, по мнению экспериментаторов, имеют в запасе 25 звуков. Например, завидев кошку или собаку, они поднимают голову и издают тревожный сигнал — пока вполголоса как предупреждение стаду.

Все куры настораживаются и в случае опасности готовы кинуться врассыпную. Куры любят попеть перед кладкой яиц и в ожидании кормления. Из курятника тогда доносится их мелодичный голос.

Из всех видов домашней птицы поют только куры да петухи. У них же и лучше других развит слух: ведь родоначальница — банкивская курица — жила в девственных лесах, в густых кустарниках, где не так важно было зрение, как слух, чтобы вовремя обнаружить опасность.

Утверждать, что у кур обострённый слух, можно и на основании того, что цыплёнок ещё в яйце слышит наседку, поэтому внимание выводка больше привлекает её голос, чем внешний вид. Наседки же по писку узнают своих цыплят, даже если в радиусе одного метра есть другие источники шума.

У кур нет ушной раковины, которая у животных служит локатором, но у них гибкая шея, поэтому они могут крутить головой в разных направлениях, чтобы понять, откуда исходит сигнал. Звуковые сигналы — не единственный способ обмена информацией у птицы, для той же цели она использует наклон головы, движение крыла. Некоторые любители-птицеводы, маркируя своих кур, подрезают им крылья, тем самым лишая их возможности общаться. Подмечено, что после подрезания маховых перьев на крыльях птицы (чтобы не перелетала через забор) прекращается яйцекладка до тех пор, пока не произойдёт смена пера. Зрение у кур хуже, чем у их собратьев — уток, гусей, индеек. Если гуси узнают хозяина или своё стадо за 120 метров, утки — за 70–80 метров, то куры — не ближе чем за 50 метров. Кукурузное зёрнышко они увидят за 4 метра. Впрочем, если зёрнышко ярко выделяется на фоне, скажем, серого пола, то несушка и за 5 метров его распознает.

Принято считать, что куры несутся в затемнённых местах, но это не совсем так. Молодки, например, чаще занимают более освещённые гнёзда. Если птица привыкла нестись там, где светло, её не загонишь в затемнённые уголки, даже более удобные (с точки зрения человека). Сила привычки тоже многое значит. Видя, что её гнездо занято, курица может задержать откладку яйца. Бывает, что иной «капризной» несушке ни одно гнездо в птичнике не нравится, и она несётся на стороне.

Выбирая подстилку для гнезда, птицеводы должны знать, что несушек больше привлекают солома или опилки, чем стружка, рисовая шелуха или измельчённые ракушки.

К свету у кур особое отношение. Зимой, когда дни коротки и утренние сумерки быстро переходят в вечерние, птицу никакими силами не заставишь нестись. Так, по крайней мере, думали ранее и никак не могли понять, в чём же дело. Оказалось, несушкам необходим определённый световой день — 14 часов. Если птицевод поддерживает такую продолжительность дня, включая свет в птичнике рано утром и с наступлением вечерних сумерек, то и зимой он будет собирать в гнёздах яйца.

О том, каков должен быть режим освещённости в птичниках, единого мнения пока нет. Исследования, проведённые канадскими учёными, показали, что 28-часовой (14 часов света и 14 часов темноты) цикл предпочтительнее в конце яйцекладки. Уже через две недели после перевода птицы на этот режим куры начинают откладывать более крупные яйца с крепкой скорлупой, хотя обычно в конце яйцекладки она истончается, делается хрупкой. У контрольной птицы на общепринятом режиме освещения (14 часов света и 10 часов темноты) масса яйца в среднем равнялась 64,6 грамма, а у подопытной — 68,4 грамма.

Для кур, по-видимому, важна не вообще определённая продолжительность светового дня, а режим. В экспериментах американских учёных на поголовье 4 тысячи кур часть птицы пользовалась непрерывным освещением 14 часов подряд, другая часть была помещена в иные условия: свет сменялся темнотой через самые различные промежутки времени (продолжительность освещённости была той же — 14 часов). При всех вариантах переменного освещения яиц от кур собирали больше, чем в стаде при постоянном горении лампочек. Даже минимальное, но дробное освещение — по 2 часа утром и вечером — сказывалось на продуктивности лучше, чем постоянное.

Птица своеобразно воспринимает краски. Мир для неё так же расцвечен, как и для нас, но курице важен не сам цвет как таковой, а яркость окраски. Наверное, поэтому её, скорее, привлекают жёлто-красные или оранжевые тона. Скажем, жёлтый она замечает, но слабее реагирует на него, чем на оранжевый. Синего и фиолетового почти не замечает, при нём наиболее спокойна. Этим можно воспользоваться на практике. При синем свете птица легче переносит пересадку в другие клетки, что при другом цветовом или обычном освещении вызывает переполох.

В одном из опытов разложили питательные гранулы, окрашенные в разные цвета, по кормушкам и «пригласили к столу» кур. Наибольшее количество их собралось у корыт с оранжевыми гранулами.

Вообще куры не особенно разборчивы в еде. Вкусовые тельца, заложенные в корне языка, на дне рта, в мягком нёбе, помогают им отличить кислое от солёного, горькое от сладкого, но птица клюёт и горькое, и сладкое. Однако при внимательном наблюдении можно заметить, что предпочтение отдаёт сладкому. Сахар избирает даже в том случае, если перед этим её желудок искусственно наполнили глюкозой. В опытах курам предоставили возможность выбрать воду, приправленную сахаром, или солью, или соляной кислотой. Они всегда пили подслащённую воду, от солёной же наотрез отказывались. Более тонкими исследованиями выяснено, что несушки способны различать даже типы углеводов.

И всё же при такой чувствительности птица, покопавшись в мешанке, не может самостоятельно выбрать то, что ей нравится. Когда курам дают комбикорм, предназначенный для других видов животных и содержащий повышенное количество соли, несушки склёвывают частички без разбора, пока не наедаются. При этом они могут поглотить слишком много соли и отравиться. Особенно вреден комбикорм, составленный по рецептам для крупного рогатого скота. В него включают мочевину, которую усваивает только желудок жвачного животного. Куры же спокойно клюют комбикорм с мочевиной и чаще всего погибают. Впрочем, если несколько видов зерна разложить в отдельные кормушки, птица проявит свой вкус: в первую очередь она будет клевать зерно пшеницы, затем ячменя, ржи и, наконец, овса.

Для нормальной жизнедеятельности птице, как и другим животным, необходимы основные питательные вещества: белки, жиры и углеводы, а также макро– и микроэлементы, некоторые витамины. Все вещества она получает с кормами. Куры могут сами «составить» себе полноценный рацион, если пользуются хорошим выгулом, но всё-таки кормление птицы — одна из главных забот птицевода. Готовясь к зиме, хозяин должен побеспокоиться не только о кормах, но и о гравии: ведь у кур нет зубов, и пища перетирается в мышечном желудке. Птица всё время наполняет его мелкими камешками, которые, действуя, как жернова, размельчают корм.

Хуже других органов чувств у кур развито обоняние. Они практически равнодушны к миру запахов. Правда, у некоторых несушек проявляется что-то вроде чувства брезгливости: они, например, ни за что не будут, есть корм из корытца, запачканного их помётом (а может быть, здесь другая причина).

Что уж любят куры, так это попить водицы. Чем больше они съедают корма, тем больше пьют. Клеточные несушки пьют больше тех, что живут на свободе, возможно, от скуки — всё-таки какое-то занятие. С возрастом у птицы потребление воды увеличивается: она нужна для образования яиц и для обеспечения интенсивного обмена веществ, недаром у несушек велика относительная масса самых важных органов — сердца, лёгких, печени, и они высоко активны. Взрослых кур жажда одолевает чаще в середине дня, особенно после яйцекладки.

Потребление воды зависит также от устройства поилки. Установлено, что из желобковых поилок, где вода проточная, куры пьют чаще, из ниппельных (устройство, образующее каплю, которую проглатывает птица) — реже. Есть данные о том, что куры, пившие из проточных желобков, лучше неслись по сравнению с теми, которые пользовались обычными чашками, на 1,6 процента.

Птицеводам-любителям следует обратить внимание на этот факт. Сокращение нормы питьевой воды наполовину снижает яйценоскость кур более чем на 15 процентов. Легковеснее получают и яйца, не говоря о том, что сами куры худеют на 200 граммов.

На поение птицы особое внимание должны обратить птицеводы, которые содержат кур в помещениях, где вода в поилках замерзает, и курам ставят снег. В декабре, январе им, возможно, хватает влаги в виде снега, но в феврале, когда некоторые несушки понемногу начинают класть яйца, недостаток воды отрицательно сказывается на их продуктивности. Выходят из положения таким образом. Плотно прикрывают поилки деревянным кружком с отверстием посредине и в этом отверстии 2–3 раза в день пробивают слой льда, открывая курам доступ к воде. Некоторые владельцы выносят птице тёплую воду, которая дольше не замерзает. Однако всё это полумеры. У птицевода, решившего всерьёз заняться разведением кур, особенно породных, должен быть хороший птичник — светлый и утеплённый, в котором питьевая вода не замерзает.

Словом, зная все тонкости в поведении кур и потакая их нравам, птицеводы могли бы получить немало дополнительной продукции.

Вмешаться в сложившиеся в стаде «взаимоотношения» птицеводу стоит лишь в том случае, когда курица-«вожак» становится настоящим деспотом, а другие самки не имеют возможности держаться от неё подальше. В качестве примера можно привести такую историю. Четыре молодки породы леггорн, помещённые в клетку, прекрасно ладили друг с другом. Временно хозяин удалил из клетки одну курицу. Примерно через час он собрался посадить птицу обратно, но заметил, что в группе произошли резкие перемены. Какая-то из оставшихся птиц «захватила власть» и угрожала своим «товаркам», а те, забившись в углы, прятались от клюва забияки. Стоило только первой птице вернуться на место и два раза клюнуть «самозванку», как мир был восстановлен. Выходит, вожак вожаку рознь, поэтому птицеводу нужно быть внимательным к своим подопечным, чтобы вовремя предотвращать стрессовую ситуацию.

Не в сети
Заходил: 5 месяцев 3 недели назад
Россия
: Томск
Регистрация: 02.03.2015 - 15:01
: 181

Очень интересная статья good

Не в сети
Заходил: 1 год 5 месяцев назад
Россия
: Егорьевск,Моск.обл
Регистрация: 21.08.2015 - 12:45
: 163

Спасибо было интересно good

Не в сети
Заходил: 3 месяца 1 неделя назад
Россия
: Красноярск
Регистрация: 25.02.2012 - 17:07
: 641

спасибо! верно подмечено