Три кита модернизации – ноу-тилл, плодосмен, химизация

Вы здесь

1 сообщение

Вопросы задавать можно только после регистрации. Войдите или зарегистрируйтесь, пожалуйста.

Не в сети
Заходил: 1 день 1 час назад
: Екатеринбург
Регистрация: 13.08.2008 - 20:46
: 19929

На казахстанский аграрный рынок приходят новые технологии. Ноу-тилл, плодосмен, диверсификация – эти слова в последние годы прочно вошли в разговорный обиход и отражают реальные тенденции. Процесс этот непростой – применять новые технологии готов далеко не каждый земледелец. У кого-то на это нет средств, кто-то ничего не хочет менять в годами складывавшейся системе земледелия, а кто-то вообще не верит в то, что система ноу-тилл – это тот путь, по которому следует идти. Но при разнице во мнениях несомненно одно – рынок требует новых решений, для того чтобы производство было эффективным и прибыльным. В рыночных условиях, в которых страна живет вот уже второе десятилетие, нужны новые подходы к системе выращивания сельхозкультур. При этом нельзя не учитывать как отечественный опыт, так и опыт стран с рыночной экономикой, схожих с Казахстаном по природно-климатическим условиям.

Об этом и шел разговор на международной научно-практической конференции «Диверсификация растениеводства и ноу-тилл как основа сберегающего земледелия и продовольственной безопасности». Конференция была организована Министерством сельского хозяйства, АО «КазАгроИнновация» и НПЦ зернового хозяйства им. А. И. Бараева. Она состоялась в конце июля и вызвала большой интерес аграрной общественности.

К слову сказать, подобного рода встречи ученых и производственников (называть это событие «мероприятием» не хотелось бы) всегда желаемы и ожидаемы. Безусловно, душой этого события уже не первый год является академик Мехлис Сулейменов, который берет на себя труд по подготовке конференции вместе с учеными бараевского института и сотрудниками «КазАгроИновации».

Пригласить ученых с мировыми именами, готовых поделиться с казахстанскими коллегами своим опытом и научными взглядами, – дело непростое и хлопотное. Вся невидимая постороннему взгляду организационная работа длится месяцами – письма в разные концы света, телефонные переговоры, согласование условий поездки и проживания именитых ученых, подготовка трудов конференции и т. д. и т. п. Случайно узнав об этой невидимой стороне работы, начинаешь понимать, как все это непросто и небыстро. В итоге Мехлис Сулейменов один заменяет, пожалуй, целый департамент МИДа, умудряясь договариваться с известными учеными, график поездок которых расписан на несколько лет вперед. Зато эффект конференции велик, как для страны в целом, так и для отдельно взятого агрария. Именно здесь формируются будущие направления развития отечественного земледелия и сверяются часы с мировой аграрной научной мыслью. А иначе и быть не должно.

О высоком статусе конференции говорит тот факт, что в ее работе принял участие министр сельского хозяйства Асылжан Мамытбеков, посол Канады в Казахстане Стивен Миллар и атташе посольства Германии в Казахстане Ян Дитер Госинк. На конференции собрался весь цвет аграрной науки республики: именитые академики, доктора и кандидаты наук. Была и научная молодежь, что само по себе уже отрадно. Не забыли и производственников – их тоже было немало. В кулуарах конференции канадский посол оценил остроту мысли академика Сулейменова, выпустившего свою новую книгу о работе фермерских хозяйств в Канаде под названием «Саскачеванская правда».

В рамках конференции состоялось чествование лауреата Ленинской премии, академика Эрвина Госсена, отметившего свой 80-летний юбилей. И конечно, состоялось знакомство участников с тематикой опытов и состоянием посевов на опытных полях института. В общем итоге в конференции приняли участие более 100 ученых из Казахстана, Австралии, Германии, Канады и России.

Мехлис Сулейменов: о 50-летии бессменной делянки и пережитках социализма

«Мальцев сказал, Бараев сказал, кто сказал, тот сказал, но если вы имеете другое мнение, то его придерживайтесь», – с такой мысли начал свой доклад Мехлис Сулейменов, перефразировав слова из известного стихотворения Абая о науке. В ярком выступлении академика, как всегда, досталось парам.

Как утверждает Мехлис Сулейменов, пар – это самое слабое звено. Ветровая и водная эрозии, которые съедают нашу почву, проявляются больше всего на парах. Говорят, давайте заменим чистый пар на полосной или кулисный. В полосном почву можно защитить от ветровой эрозии. В кулисном – увеличить запасы влаги. Но и полосный, и кулисный пары привели к оврагам, подчеркнул Мехлис Сулейменов. Если пар иметь, то тогда уже химический – единственное решение проблемы эрозии. Но использование химического пара напрямую зависит от цен на гербициды. К тому же сам по себе химический пар, как и пар минимальный, – это ювелирная работа. «А вообще, зачем нам пар?» – задал вопрос академик. Накапливаем всего на 15–20 мм влаги больше, чем по стерне. И это за 21 месяц пока почва находится под паром. Разводим эрозию. Не проще ли эту влагу научиться накапливать на стерневых фонах? Если пар нужен для того, чтобы бороться с сорняками, то это тоже непросто. Возьмите статистику – пары в среднем обрабатываются 3 раза, а нередко всего 2 раза. Идеальные условия для разведения сорняков. А будем бороться в пару с сорняками и проведем положенные 4-5 обработок – подвергнем почву эрозии, отметил академик. Безусловно, пар дает больше нитратов почве, что улучшает условия питания растений. Но если мы действительно основываем наше земледелие только на том, чтоб с помощью пара и механических обработок добиться большего содержания нитратов, то рубим сук, на котором сидим: в итоге плодородие почв уменьшается.

Нередко повышение урожайности пшеницы по пару является главным аргументом его сторонников. Но при этом не обращают внимание, что на это уходит целый год. И в результате эрозии теряем плодородие и почву.

На опытных делянках шириной 10 метров, конечно, никакой эрозии нет. А выходим в поле – там она вовсю свирепствует и никто этих потерь не считает. «Мы демонстрируем в Шортанды делянки, где 50 лет не было пара. Можно было приурочить конференцию к 50-летию опыта по бессменному посеву пшеницы, который впервые был заложен в 1961 году. Если пшеницу обеспечить влагой, защитить от сорняков, вредителей и болезней, то стабильный урожай можно получать и 30, и 50 лет», – говорит Мехлис Сулейменов.

И в советское время было – пишем пар, а на этом поле сеем пшеницу. Раньше мы говорили о пережитках капитализма, а это пережиток социализма – утаивание дополнительной продукции для завышения урожайности, заметил академик. Лучшим вариантом замены зернопаровой ротации является плодосмен. При этом зерновые надо чередовать, прежде всего, с зернобобовыми и масличными. Масличные – для производства масла, диверсификации, для получения дохода, а зернобобовые – вместо пара, так как являются хорошим предшественником. Для Северного Казахстана могла бы работать такая схема: 50% пшеница, а 50 другие культуры – зернобобовые, масличные, кормовые, зернофуражные.

Касаясь вопросов обработки почвы, Мехлис Сулейменов отметил, что надо стремиться к минимальным и нулевым обработкам. У нас в терминологии полный хаос. Кто как хочет, так и называет – кто ноу-тилл, кто прямой посев, кто нулевая обработка. Ноу-тилл – это система, когда вообще нет обработок. В Канаде есть фермеры, которые 30 лет не обрабатывали почву, вот это ноу-тилл. А когда мы один раз почву не обработали, а статистику даем, что ноу-тилл внедрена на миллионах гектаров – какая же это ноу-тилл? Главное ее преимущество – сохранение почвы, лучшее сбережение органического вещества, влаги, урожайность. При этом ноу-тилл обеспечивает экономию времени и топлива. Но нельзя забывать, что экономические результаты зависят от цен на гербициды, топливо и трудовые затраты. Нам надо изменить цели системы земледелия. Поставить не на словах, а на деле на первое место сбережение природных ресурсов. Мы больше всего печемся о том, какое место в мире занимаем по урожайности или в каких областях выше или ниже урожайность. Все это тоже пережитки социализма. Надо стремиться к более диверсифицированному плодосмену без паров – пары могут использоваться в качестве исключения в острозасушливых условиях и других отдельных потребностях конкретного хозяйства, подчеркнул Мехлис Сулейменов.

Даже Ленин был против чистого пара, хотя мы сейчас его не цитируем. Вот что написано в томе первом на стр. 502: «Полная плодосменная система земледелия требует очень высокой интенсификации. Вся земля обращается в пашню. Пар по возможности исключается». У казахского народа есть пословица «незасеянная земля – сирота». Не ухаживаешь за землей – она теряет свое плодородие.

Жексенбай Каскарбаев: о плодосмене и затратах

В своем выступлении генеральный директор НПЦ зернового хозяйства им. А. И. Бараева Жексенбай Каскарбаев дал развернутую характеристику состояния земледелия в республике. В настоящее время расширились посевные площади масличных культур. При этом нельзя не отметить, что в последние три года республика сеет пшеницы на 20% больше, чем в советское время. К сожалению, в 3 раза уменьшились площади зернофуражных культур – ячменя и овса. Другой факт – в условиях рыночной экономики площади масличных за последние 20 лет возросли в 6,5 раза. Основная их доля приходится на подсолнечник на маслосемена, рапс, лен. Интересная деталь – площадь льна в последние годы стабильно растет и в текущем году составила более 300 тыс. га.

Среди культур, которые требуют более пристального внимания и значительного расширения площадей в Северном Казахстане, Жексенбай Каскарбаев отметил горох. С развитием животноводства посевные площади под этой культурой однозначно увеличатся. Опыты показали высокую эффективность размещения гороха в плодосменном севообороте: горох – пшеница – пшеница – пшеница. Под горох эффективно проведение щелевания. Эта культура более влаголюбивая, чем пшеница, и осеннее рыхление позволяет накопить достаточное количество влаги к весне следующего года. Жексенбай Каскарбаев отметил, что обработка зернобобовых культур нитрагином и бактериальными удобрениями, которые у нас мало еще применяются, позволяет увеличить урожайность на 16%, а на таких культурах, как чечевица и нут – на 26%. И это большой резерв, который пока остается неиспользуемым. Пшеница после нута, обработанного нитрагином, дает более высокий урожай. Немаловажно, что при этом повышается и содержание протеина в зерне.

Актуальный вопрос – затраты. По данным ученого, они составляют при традиционной технологии выращивания зерновых (4-польный севооборот) 28,2 тыс. тенге. При использовании минимальной технологии с применением в пару 1-2 химических обработок и щелеванием раз в 4 года затраты составляют 24 тыс. тенге, при нулевой технологии такой же показатель. Но следует иметь в виду меняющуюся структуру затрат – при традиционной обработке затраты на ГСМ в 3-4 раза больше. При этом уровень амортизации техники при традиционной технологии значительно выше и может достигать в отдельных случаях до 40% от всех затрат. При ноу-тилл больше приходится тратиться на гербициды.

Франсис Ларни: перемен требует наша земля

Ведущий ученый из исследовательского центра агропромышленного комплекса Канады, член международного общества почвоведов Франсис Ларни представлял на конференции опытную станцию Летбридж. Он рассказал о переменах в агротехнике и обработке почвы, которые произошли в последние годы в канадской провинции Альберта. В чем сходство природных условий Акмолинской области и провинции Альберта? Если в Астане средняя температура за вегетационный период составляет 14 градусов, то в Летбридже – 13,8. Но зимой в Астане намного холоднее. При этом осадков с октября по март выпадает больше. А вот годовая норма осадков больше в Летбридже: в Астане за год выпадает 318 мм, в Летбридже – 399. В последние несколько десятилетий канадские прерии переживают большие перемены. С 1976 года в провинции Саскачеван доля пара снизилась с 40 до 15%, доля пшеницы – с 70 до 40%, в Альберте – 30%.Стали сеять больше канолы и зернобобовых культур. Интересная тенденция наблюдается по гороху. В начале 90-х его доля от площади пашни составляла менее 1%, а в последние годы она значительно выросла. При этом снизилась доля льна. Произошло и снижение посевов нута. Основная причина – повреждение аскохитозом. Диверсификация позволила получить больший доход и увеличить эффективность использования земли.

Как отметил Франсис Ларни, в условиях Альберты при использовании ноу-тилл повышается урожайность сельхозкультур, а почвы меньше подвержены эрозии. Был проведен опыт – пар заменили горохом. На пшенице, которую посеяли по гороху, не нужно было вносить азотные удобрения. Легкодоступный азот был накоплен клубеньками, образовавшимися на корнях гороха. К тому же на пшенице было меньше вредителей и больше влаги. Тем не менее, как отметил ученый, хотя пшеницу и стали меньше сеять, она по-прежнему остается основной культурой.

Барри Хаскинс: где-то рядом с пустыней, в Новом Уэльсе

Достаточно интересным было и выступление австралийца Барри Хаскинса. Несмотря на свой достаточно молодой возраст (ему около 30 лет), он имеет уже достаточно большую практику работы с фермерами. В Австралии он занимается внедрением научных разработок в реальное производство. Он рассказал о диверсификации культур и no-till на юго-западе своего родного штата Новый Южный Уэльс. Данный регион отличается тем, что климат здесь очень жаркий и сухой. Территория примыкает к пустыне. Жара достигает 45 градусов. Тем не менее годовое количество осадков составляет 370 мм, из них около 200 мм выпадает во время вегетации. Засухи – обычное явление. Интересно, что именно прошлый год, когда в Казахстане наблюдалась жесточайшая засуха, для Австралии выдался на редкость благоприятным – урожайность составила 60 ц/га. Но в отличие от северных регионов Казахстана, в штате Новый Южный Уэльс посевная хоть и начинается, как у нас, в мае, зато уборка проходит только в декабре. Вегетационный период составляет 180 дней, что значительно больше, чем в Северном Казахстане. Другая особенность Нового Южного Уэльса – немалая доля отводится под чистые пары. Среднее фермерское хозяйство занимает 3 тысячи гектаров, получая при этом среднюю урожайность 20 ц/га. Есть орошаемое земледелие, где урожайность зерна доходит до 120 центнеров. В этом австралийском штате применяют очень низкие нормы высева зерна – всего 25 кг на 1 га (как минимум, в 4 раза меньше чем у нас).

Интересная статистика по затратам. На 1 га австралийский фермер тратит 200 долларов при среднем урожае в 20 центнеров и цене 200 долларов за тонну пшеницы. В итоге и прибыль в среднем на 1 гектар составляет около 200 долларов. При этом 45% пашни составляет пшеница, из которой 80% идет на экспорт. Всего Австралия производит ежегодно в среднем 30 млн. тонн пшеницы. Около 10% пашни занимают масличные и зернобобовые культуры. Доля их в севообороте различна и зависит от сезона. К примеру, в текущем году канола занимает 20%. По словам Барри Хаскинса, пары играют существенную роль в австралийском земледелии, на их долю приходится до 30% пашни. Но эта доля колеблется по годам. К примеру, в текущем году они заняли 10% пашни. И сегодня фермеры работают над тем, чтобы пары были действительно чистыми, без сорняков. Барри Хаскинс отметил, что в годы, когда цена на глифосат высокая, фермеры переходят к механической обработке. В Новом Южном Уэльсе урожайность за счет ноу-тилл поднялась на 5%, а прибыль возросла на 20. Важное место в агротехнологиях занимают довсходовые гербициды. Для посева используются в основном дисковые посевные агрегаты, которые работают по высокой стерне. Важная особенность – работа по технологическим колеям, рассчитанным под 12-метровую сеялку, ширину жатки в 12 метров и опрыскиватель в 36 метров. Это позволяет уменьшить уплотнение почвы и правильно внести удобрения. Тем не менее нужны сорта, более устойчивые к болезням, необходимо улучшать технологию пара, особенно это касается гербицидов, которые оставляют последействие, отметил Барри Хаскинс.

Ги Лафонд: не повторяйте наших ошибок

Ученый из исследовательского центра агропромышленного комплекса Канады Ги Лафонд, работающий на опытной станции Индиан Хэд, отметил причины, почему технология ноу-тилл нашла широкое распространение в Канаде – она дает лучшее сохранение влаги и возможность уйти от зернопаровой системы и у нее есть экономические преимущества, прежде всего в технике.

При ноу-тилл следует учитывать такие факторы, как работа с пожнивными остатками, посев, севооборот, удобрение, защита растений. Первый вопрос – равномерное распределение пожнивных остатков. Это позволяет на следующий год провести качественный посев, а значит, выше будет урожай. Будет легче бороться с сорняками, повысится отдача от удобрений, сохранится влага и не будет эрозии. Для этого должна быть хорошая посевная техника. Нужно правильно выбрать ширину междурядья. Важно, чтобы удобрения и семена не были вместе. Но при этом они должны быть под пожнивными остатками. Интересно, что в годы перехода на ноу-тилл урожайность в Канаде не падала. А наоборот увеличивалась благодаря лучшему сохранению влаги в почве. Если же урожайность снижается, то это вероятнее всего из-за ошибок в менеджменте и недостаточных знаний этой системы, отметил Ги Лафонд. Для эффективной работы при переходе на ноу-тилл важны хорошая технология для опрыскивания и грамотный подбор гербицидов. Должна быть хорошая техника и правильный менеджмент удобрений. Безусловно, нужен плодосмен. Если вы хотите извлечь уроки из канадского опыта, не повторяйте наших ошибок, подчеркнул Ги Лафонд. В настоящее время в Канаде 40,9 млн. га пашни. При этом в Саскачеване ноу-тилл применяется на 60% пашни, в Альберте – 48, в Манитобе – 21. В этом году ожидается дальнейший рост площадей под эту технологию.

Янтай Ган: бобовые – рыхлители и удобрители

Янтай Ган, представлявший опытную станцию Свифт Каррент, рассказал о роли зернобобовых культур в системе земледелия ноу-тилл. Опытная станция находится на юге провинции Саскачеван (Канада). Выпадение осадков по месяцам примерно одинаково с Астаной, но важен один существенный момент – в июне в Саскачеване выпадает около 70 мм, в Астане – около 40.

Пары постепенно заменяются зернобобовыми и масличными. В Саскачеване выращивают много гороха, чечевицы, нута, конских бобов. Последействие бобовых очевидно: под последующие зерновые культуры удобрения можно не вносить с учетом благотворного влияния бобовых культур – фиксации атмосферного азота. К тому же зернобобовые делают почву более рыхлой, что очень важно для последующей культуры, и улучшают биологические свойства почвы. Для плодосмена зернобобовые – это лучший вариант, считает Янтай Ган. Интересно, что зернобобовые высеваются между стерней в междурядья прошлогодних посевов пшеницы. Стерню оставляют обычно высотой 20 см и выше.

Ноу-тилл: есть вопросы, которые надо решать

Профессор из Казахского агротехнического университета им. С. Сейфуллина Валентина Черненок высказала свои замечания по поводу применения ноу-тилл. Она считает, что нулевая технология при низком плодородии почв не может заменить удобрения. А реально в настоящее время удобрения в Казахстане вносятся в очень малом количестве. И этому вопросу необходимо уделить очень большое внимание. Может ли нулевая технология повышать плодородие сама по себе или не может? Если ее применять без интенсификации и без доведения почв до необходимого качественного уровня, разве можно говорить о том, что нулевая технология не будет снижать плодородия, спросила она во время дискуссии. Как решить эту дилемму? Ученый из Алтайского аграрного университета Владимир Беляев, считает, что надо дать почве столько питательных веществ, сколько вынесли с урожаем предшествующего года плюс еще немного на создание расширенного воспроизводства почвенного плодородия. И все это надо считать. Тогда и экономика не будет в накладе, и почва будет улучшаться.

Как считает доктор сельскохозяйственных наук, профессор Курганского НИИСХ Владимир Немченко, в ресурсосберегающей технологии и в технологии минимальной обработки почвы мы должны видеть не только безусловно положительные моменты: повышение плодородия почвы, накопление влаги, экономия трудовых ресурсов, повышение производительности труда. Мы должны знать и учитывать ряд определенных факторов, которые необходимо отслеживать, чтобы получить положительный результат от минимализации обработок почв. В связи с минимизацией наблюдается ухудшение фитосанитарной ситуации на полях, уходит в прошлое такой важный и мощный агротехнический прием, как обработка почвы. Наблюдается снижение количества минерального азота. В условиях северной лесостепи Курганской области при переходе на минимализацию или прямой посев, накопление нитратного азота снижается на 30–50%. На солонцеватых и переуплотненных почвах надо вводить периодическое разуплотнение или высевать культуры со стержневой системой, такие как горох или рапс, что позволяет разрыхлять почву. Но главная проблема при переходе на минимальную и нулевую технологии – резкий рост засоренности. Меняется спектр сорняков. На место осотов приходят такие сорняки, как молочай, расширяется география зимующих и озимых сорняков, в борьбе с которыми необходима своя система. Больше становится вьюнка и просовидных. Особое внимание необходимо уделять правильному подбору гербицидов, разработке системы их применения, увеличению сроков их применения, включая допосевное и послуборочное внесение.

В завершение конференции состоялся интересный обмен мнениями, в ходе которого участники смогли задать наболевшие вопросы как зарубежным, так и отечественным ученым. Состоялось посещение опытных полей НПЦ зернового хозяйства им. А. И. Бараева, где участники смогли увидеть результаты применения самых различных технологий и обсудить интересующие их моменты. В последующие три дня ученые из Канады и Австралии посетили ряд зерновых хозяйств Акмолинской и Северо-Казахстанской областей и познакомились с применяемой там системой земледелия. Путевые заметки из этой поездки, мнения канадских ученых по самым разным аспектам развития земледелия и о том, что их поразило на казахстанских полях, читайте в следующем номере нашего журнала.

© Николай Латышев Журнал «Аграрный сектор», №3(9), сентябрь, 2011 г.