Трехлапая Маруська.

Вы здесь

Трехлапая Маруська.

Еще эпизод в бытность существования магазина.

Что бы вы сделали, увидев трехногую кошку, изувеченную так, что на нее страшно смотреть? Прогнали бы? Или пожалели? Естественно, мы выбрали второе. То есть пожалели себе на шею. А почему все же пожалели? Да потому, что принесли ее ребятишки 8-9 лет. Ну, как мы им скажем, чтобы они свою страшную находку в подъезд подкинули? Пришлось «сделать лицо» и кошку оставить. Пришла вечером моя Юлька и кошку осмотрела. Зачем, говорит, взяли ее? Пусть на улице живет. Я на нее рассердилась и ответила, что пусть эти слова она ребятишкам скажет. Юлька замолчала. Сама она никогда животное не отправляла, но любила покомандовать. Накормили страшного приемыша, и когда тощая облезлая скотинка на 3-х лапах пошла в подвал, мы ей не препятствовали. Но головешка в этом тощем тельце соображала хорошо. Кошка быстро усвоила, что по первому «Мяу» получает кормежку, по второму «Мяу»-никто не сгонит с теплых газет, а по третьему- можно в магазине и на ночь остаться. На свое несчастье, наша Маша (Маруська), бедная и несчастная, заболела. Юлька обнаружила эндометрит, это значит, что котята у нее рождались мертвые, шел гной, у нее сильно болел живот и кошка остерегалась резких движений. То есть, если у кошки или собаки в таких случаях был хозяин, то он решал, делать ли животному операцию, иссекая больной орган, или оставить как есть умирать от нагноения внутренностей. А у собак и кошек в 10-12 лет такой вопрос возникал у каждого третьего животного. В такие моменты, обычно, хозяин и показывал, насколько он любит своего любимца. У Маруськи были только мы, кто ей еще немного сочувствовал, и вопроса, что делать, не возникло. Просто Юлька и Женька вытащили стол на середину комнаты, вкололи Машке наркоз, запихали без разговора в кошачий станок и вырезали все, что ей мешало. Раз и навсегда. Юлька нашла кусок джинсы, и надо было видеть, как кошка в последующие две недели после операции щеголяла в джинсовом костюме. Дубленая ткань не давала Машке свободы действия, и кошка ходила, строго и важно, по прямой, на диван ее поднимали, с дивана, больную организму, снимали, и кончилось все тем, что некрасивая, без единой правильной линии, Машка, низко держа уродливую лапу, некрасиво подняв зад и выставив вертикально хвост, ходила по магазину, будто он принадлежал только ей, а мы все были ее работниками.
Каждый, кто входил в магазин с сумкой в руках, тщательно отслеживался чутким Машкиным носом. Бывало иной раз так, что рано утром, умирая на глазах пожилого мужчины от голода, Машка выклянчивала кусок рыбы. Тут же, минут через 30, хромая и спотыкаясь от слабости, кошка жадно пожирала кусочек булочки, который кинула ей, пожалев горемыку, маленькая девочка. Через час стильно одетая женщина удивленно наблюдала за кошкой, которая горестно тянула:
-Мя-у-у-у-у, подай-т-е-е-е…
Потом, чеканя шаг, женщина подходила к кассе, покупала пакетик влажного корма «Вискас» и гордо нам бросала:
-Покормите свое животное…
Мы кормили и ухмылялись.
В обед поднимался настоящий бедлам, так как приходили вожатые из питомника и покупали своим овчаркам сухой корм на вес. Машка терлась им об ноги, хватала за руки когтями, показывая, какая она несчастная, и потом жадно съедала громадные куски Чаппи для крупных собак.
А вечером она с Гундой наравне поглощала положенные двести грамм овсяной каши на мясном бульоне.
Но и это не предел. Бывало, шло много рыбаков, и каждый приносил Машке рыбку, когда маленькую, а когда и большую, когда одну-две, а когда и полкило. Как можно догадаться, Машка-Маруська не терялась. А вечером какая-нибудь тетенька, гладя Машку по спинке, нас спрашивала:
-А когда у Вашей киски будут котятки?- естественный вопрос, т.к. после глобального поглощения корма у Машки талия уже не прощупывалась и задняя часть тела была на порядок тяжелее передней.
-Никогда,- хмуро выдавал вердикт Женька маленький. А Машка, потерпев минуту нежности чужого человека, внезапно хватала женщину зубами.
-Ой,- ахала та, отдергивая руку. А ведь мы предупреждали каждого, что кошка кусается. Не надо ее гладить. Ее можно только кормить.
Вот что значит предоставить событиям развиваться так, как они хотят. Теперь ни одно животное, будь это кот или громадный пес, не смел показываться в магазине. С хозяином или без. С поводком или с намордником. Кошку ненависть к чужим вторжениям в ее мир толкала, как ракету, на задержание и изгнание наглеца, несмотря на наличие больших клыков или огромного роста. Большой и неуклюжий американский бульдог Ватсон, с розовым носом и животом, квадратной мордой и вершковыми зубами, вышиной по пояс своей хозяйке, валился, как старая тряпка, на пол, едва заслышав шипение Маруськи. А толстый белый кот наших соседей по подъезду, бороздя землю отвисшим от хорошей жизни животом, обходил наш магазин за 10 метров, не рискуя, как раньше, подбирать с пола в зале просыпанный Вискас или Чаппи.
Раз такое боевое животное попало к нам в руки, ребята стали интенсивно ее воспитывать. На хомяков смотреть нельзя, а тем паче к ним подкрадываться (таскание за шкирку), прыгать к клеткам с птицей строго воспрещается (наказание веником), кусаться- упаси Боже (чувствительная пощечина обеспечена). Результат не замедлил сказаться. Сейчас Машка-Маруська хомяков в упор не видит, птиц не слышит, даже если попугаи горланят на весь двор, морские свинки не существуют, несмотря на путешествия под самой ее мордой. А хозяева- самые любимые существа на свете, даже если они на тебя ненароком сядут или отдавят единственную здоровую переднюю лапу.
И получается, любят того, кто больше наказывает.

Раздел: 
Не в сети
Заходил: 2 года 3 месяца назад
: Москва
Регистрация: 18.05.2013 - 16:10
: 467

Просто инстинкт стаи ,а в стаи должен быть вожак .и подчинение по рангам ,старшинству .
Чрезмерное необоснованное наказание ,ведет к озлобленности и агрессии , не к любви .