Козлиные страсти

Вы здесь

Козлиные страсти
Еще про коз. Старая запись.

Здесь надо сказать, что в это лето у нас не только Зорька появилась. Обитал в сарае и длиннорогий козел Мишка. Этот красавец появился тоже не просто так. Наши козы Милка и Веточка прозябали без мужского влияния, и мы решили приобрести им господина. Выбор пал на белого ласкового козлика, проживающего в пригороде Динаса. Привезли его на электричке в Коуровку, и по испытанной схеме- пойло с геркулесом утром и вечером- выкормили к весне крупного и самодовольного козла. Он, как и подобает мужчине, был довольно неразборчив в еде, подбирая даже толстые ветки, пил любое пойло, не боялся любых собак. Но что уж Мишка обожал- так это лопухи. Бедные растения. Мишка изгалялся над ними, как хотел. Выйдя утром на лужок перед нашими воротами, козлик находил кустик лопуха, пробовал на вкус один листочек, потом, почесав об него голову, начинал яростно и упоенно бодать его, встав для удобства на колени. Повергнув врага на бок, Мишка вставал и обкусывал самые вкусные молодые веточки, начиная с вершины. После этой экзекуции в живых оставался маленький стволик и пара больших листьев. После Мишки к этому же кустику поверженного лопуха, заинтересовавшись козлиным единоборством, не торопясь подходила Зорька, обнюхивала его, ломала остатки стволика и съедала оставшиеся листья. Самочувствие лопухов досконально проверялось каждый день, молодые листочки, имевшие наглость выглянуть в свет, немедленно объедались, так что у нас в это лето была идеально ровная красивая английская лужайка. Кто хочет такую же красоту- покупайте козла. Правда, вид немного портили Зорькины пахучие кучки. Но без ложки дегтя в таких делах не получается.
Мишка оправдал свое появление в нашем дворе- козочки в конце лета ходили полненькие и важные, битком набитые козлятами. Но от этого не менее вредные и пакостливые. Они, наверно, были так горды своим будущим материнством, что возомнили о своей исключительности. Простой травы им было уже мало. Как-то я выглянула в окно, смотрю, а мои козы, во главе с Мишкой, торопясь и нервничая, объедают малину за чужим забором у наших соседей по улице напротив. А за малиной- капуста и морковь. Я схватила вожжи и бегом помчалась к месту преступления. Мишка в этот момент случайно оглянулся, мгновенно сообразил, что их ожидает, и коротко мекнул. Козы врассыпную кинулись вон, только доски забора затрещали. Как могла, замаскировала я брешь в заборе, и ушла, довольная, в дом. Наказала бестолочей. Выглядываю снова в окошко, и вижу… Стоит Мишка против забора уже других соседей- ведь про них я ничего им не сказала- и, приноровившись, коротким взмахом головы сшибает доски забора по низу. Козы тут же дыру расширяют и лезут внутрь огорода. Я снова к ним. Да что толку. Удалось лишь краешком вожжей хлестнуть по Мишкиной толстой попе, которая нечувствительна к таким нежным шлепкам. Его бы шмякнуть палкой. С другой стороны, своя ведь скотина, нельзя калечить. Пришлось козла ловить и садить на привязь. Козам некому стало ломать заборы, и, вроде как, инциденты со взломом прекратились. А мой муж два дня чертыхался, забивая чужие заборы и кляня на чем свет стоит всю козлиную родню.
Сижу я как-то за столом и читаю газету. Тут собаки, как взбесились, такой крик и визг подняли. Выглядываю в окошко, а за калиткой соседи стоят, мне руками машут. Вышла я к ним, спрашиваю, что случилось. А они говорят, что козы нам забор ломают, и не буду ли я добра калитку как-нибудь закрыть. Я смотрю и буквально немею: железный запор с калитки сорван, одна петля вообще исчезла, дверь криво повисла и вот-вот рухнет. Не углядела, занявшись газетой. Оказывается, в этот день коз я оставила в открытом дворе, чтобы не кричали. А с улицы подошла коза, чужая, черная, учуяла нашего Мишку, и решила сманить его налево. А так как Мишка на это не клюнул, коза решила добиться своего боевыми действиями, которые выразились в том, что длиннорогая скотина методично била по калитке, пока ее не снесла. Спасибо соседям, что вмешались. Я схватила Мишку за рога и завела в сарай. Пока я возилась с козлом, наша Милка, видно из ревности, ударила рогами по доскам забора изнутри двора, да так, что только щепки посыпались, и стала протискиваться наружу, горя желанием наказать соперницу. Но рога у нее застряли в узкой щели, и я успела перехватить ее буквально в последнюю секунду. С трудом затолкала своих коз в сарай и глубоко задумалась. Выходило так, что недооценила я козлиный ум и парнокопытные таланты. А от газет вообще один вред.
Кончилось лето, пришла зима.
Так получилось, что в 2002 году очень рано грянули морозы. Причем не просто рано, а ненормально рано. Начиная с первых чисел декабря, температура стала не просто снижаться, а именно падать. Я пришла в шок, когда посмотрела на градусник, а там минус тридцать. Да что же это такое. Как там моя коровка?А козы? Как они с морозом справятся. Да кроме рогатой скотины была овчарка Дара, куры, и мы сами. Почему мы сами тревогу вызывали? Да потому, что дом был старый. Нижние венцы, которые дедушка не успел подправить, были такие гнилые, что мне казалось, будто ветер свободно продувал их и остужал подвал до минусовых температур. А ведь в подвале весь зимний запас картофеля.
Я слазила в подпол и накрыла всю картошку, и на еду которая, и на семена, и для скотины, той старой одеждой, которую уже никто не носил. Но через неделю температура в подвале стала минус три градуса. Я долго думала, а потом взяла еще старое ватное одеяло, которое лежало в летней комнате вместо матраца, и расстелила его поверх старой одежды, лежащей на той картошке, что на еду была заложена. Потом с час держала подвал открытым, и температура внизу стала около нуля. Я успокоилась.
Но начались новые заботы. Козлика пришлось пристраивать на привязи в другом конце двора, где он не мог долбать рогами, весьма для него кстати росшими круто в сторону, коровку по ногам. Причем сам Мишка чистосердечно считал, что он прав на все 100%. Когда я ставила пойло Зорьке, он первым кидался к ведру и пил, пока не раздувался как шарик. Хотя перед этим только что умял свою порцию из каши и хлеба объемом в 5 литров. Так что Мишку наша Зорька ненавидела черной ненавистью. Сена пошло много, ведь его надо было пускать и на подстилку. Пришлось греть воду и давать пойло чуть- чуть теплым, размешивая вареный геркулес. Хватало ведерной кастрюли с кашей на все четвероногое сообщество, включая и собак.
Захожу я как-то в козлиный сарайчик, дверь в который не закрывалась даже в лютые морозы, и вижу…малюсенькую серую козочку. Прячется она под брюхом у Веты. А Милка лежит на полу загона страшно усталая. Я думаю, какая Вета молодец, самостоятельно свое дитя родила. Решила проверить, есть ли у нее молоко, пощупала вымя, а молока…нет. И так я расстроилась. Ведь выкармливать козлят из бутылочки- значит все свободное время на них тратить. А мне ведь еще в Первоуральск на работу ездить надо. В это время Милка с трудом встала и мекнула. Я присмотрелась, а у нее вымя ниже скакательного сустава задних ног висит. И такое крутое, что вот-вот лопнет. Вон в чем дело. Дошло до меня, что козочка-то Милкина. Перекинула я Милку во второе отделения загончика, и козлушечку новорожденную к ней пристроила. Та попила немного и прижалась к Милке. И коза нежно и ласково ей и глазки, и носик, и хвостик, всю до крошечных копытец вылизала. Отдоила я с нее четыре литра молока. Не молока даже, а молозива. Куда его девать? И пировали наши собаки целых три дня. Пока малюсенькая Поля-Полянка не стала решительно свою мамашу отсасывать.
Через месяц эта история повторилась в двойном варианте. Захожу утром в загон, а меня встречает Вета с крошечным, меньше Поли, козликом. На дворе минус тридцать. Но козленок сухой, живой и вертлявый. Как хорошо, думаю, и подселила их к Милке. Уехала с чистой душой в Первоуральск. Приезжаю обратно вечером, снова захожу в загон, а перед козлиным сарайчиком стоит наша Зоря, и под ногами у нее… чуть больше кошки козлик. Я ахнула. Утром второго малыша не заметила. Присмотрелась, а у него ушки в трубочку свернулись. Отморозил. Схватила я обоих козлят и в дом их. Ушки им оттерла. Но куда их в сарай, на мороз. Ничего не оставалось делать, как завести Вету в дом. Постелили пленку, привязала ее у стены, и козлята с комфортом провели две недели у печки.
Весной, как только снег стаял, козочки стали со своей малышней выходить на травку. И тут получилась такая история. У Веты молока было мало. Такая уж она была непутевая. Более старший козленок забирал все молоко и братишку отгонял. А тот кричал. Ведь голодный был. Я стала для второго козленка добавлять молока от Милки в геркулесовую кашу, и малыш скоро бросил сосать родную мать, и с криком требовал ведерка с пойлом по спец заказу. И оказалось, что последыш крупнее первого братца. Так я поняла, что козлят где-то через месяц надо подкармливать.
Интересно было смотреть, как козы рано утром выходили с важным видом из ворот и деловито шли на одну из помоек. Ну, вот, тянуло их туда, как магнитом. От помоев трава там росла очень сочная. Впереди Вета, за ней два козлика, потом Милка, а за ней- Поля. Через час можно было наблюдать, как вереница коз проверяла следующую помойку, более интересную, с их точки зрения, по пропитанию. Потом еще одну… Пока не будут проверены все до одной. И только после этого козлиная семья шла в поле. За лето козы освоили все улицы и тупики Коуровки. Знали все сараи, где можно спрятаться от дождя, и все канавы, где можно отлежаться днем в зной, даже лужи были в перечне нужных мест.
К концу лета козам Коуровки стало мало. Они навострились уходить в Новую Утку или Слободу. Обе деревушки были в 5-8 километрах от Коуровки. В октябре мы столкнулись с тем, что козлики откололись от коз и стали ходить самостоятельно. У нас начались волнения. Козлики могли прийти и в час ночи, а могли и в шесть утра. Юлька ругала их, и, когда они снова приходили под утро, кричала им:
-Опять за юбками бегали!
А что же Мишка? Увы, Мишкина судьба была- весь день ходить по кругу на веревке. Его страсть ломать заборы сослужила ему плохую известность. И мы не рисковали своим добрым именем. Не повезло Мишке и в другом. Зорька оказалась злопамятной, и, возвращаясь из стада, каждый раз проверяла, не удастся ли ей помять козлу бока. Вдруг хозяйка не уследит и она хорошо повеселится. Однажды так и произошло. Корова прижала козла рогами к забору, и Мишка дней десять хромал на все четыре копыта, так как сдвинуть 300 кг с места я не смогла. Как говорится, долг платежом красен.

Раздел: