ДОБЫТЧИК

Вы здесь

Зима навалилась сразу. К вечеру похолодало, в полном безветрии пошел первый снег. Едва уловимый шелест падающих крупчатых снежинок заполнил притихшие улицы. Скаты крыш домов, и других построек постепенно поменяли цвет, насытились белизной, стали нарядными. Только земля недолго внутренним теплом сопротивлялась, топя снег во влагу, но уступив, смирилась, приняла на себя хрустящий белоснежный холст. Над деревней встали столбы дымов от затопленных на ночь печей. На следующий день с утра заметелило, появились первые сугробы. Народ повытаскивал лопаты, начал разгребать проходы. Ребятня на радостях высыпала на улицу, кинулась строить крепости. Ура! Впереди у них осенние каникулы.
В дыру, что оставил Сашка летом в плетне, вытащив палку для бредешка, повадился по ночам совершать набеги на яблони заяц-русак. Мать всполошилась, наказала сыну принять меры. Вначале он хотел заделать прореху, но посчитал, лучше было бы поймать проказника. Пошел за советом к деду Афанасию. Тот ему очень обрадовался:
- Давно не заглядывал, а я вот приболел малость, третий день чой-то спину ломит.
В доме не топлено, от этого неуютно и мрачно. Старик лежал на кровати под двумя одеялами, сверху венчал еще и тулуп. Сашка сразу взялся за дело. За время их тесной дружбы не раз помогал по хозяйству, поэтому знал все закутки, а также что и где лежит. Перво-наперво расчистил от снега тропинки, натаскал дров, затопил печку. Наполнил водой из колодца большой оцинкованный бак и два целых ведра поставил рядом. Когда воздух согрелся, в доме сразу повеселело. Вылез кот, грелся у деда под одеялами, тотчас закрутился под ногами, мяукая, прося еды.
Пока Сашка лазил в подпол за картошкой, Афанасий поднялся, сидя на кровати начал давать указания. Исполняя их, мальчик совсем забыл, зачем пришел. Как всегда выручил дед.
- Ты по какой надобности забежал-то?
- Мамка ругается, заяц погрыз яблони, хочу поймать его.
- Э, это дело не простое, - задумался старик.
- Петелькой надо. Сходи в сарайку там, на гвоздике у окошка висит проволочка, тащи сюда.
Затем Афанасий заставил бросить ее в печку.
- Пущай отожжется, будет мягше.
На раскаленных углях та постепенно приобрела красный цвет, заискрилась.
- Тепереча зацепи кочергой, давай ее сюда.
Из остывшей на воздухе проволоки дед соорудил петлю.
- Поставишь ее как раз в лаз, на высоту двух твоих ладоней, а этот конец закрепишь, - поучал Афанасий
Обедали вареной картошкой с солеными рыжиками. За последующим чаем старик, как всегда, рассказывал интересные случаи из жизни. Сашка, не перебивая слушал, не забывал при этом таскать куски меда в сотах из миски, облизывал пальцы и старательно дул на горячий чай в тарелочке.
Мальчишка все сделал, как наставлял дед. До наступления темноты установил петлю, накрепко замотал свободный конец.
На следующий день утром, когда мать была еще на работе, а на улице только-только начало светать Сашка наспех оделся, вышел в обход. Только миновал дровяник, услышал шорканье и сразу понял у дальней изгороди, где насторожена петля, что-то происходит. Ускоряя шаг, поспешил на звук. Выпавший за ночь снег скрипел под ногами. Метавшимся темным пятном оказался заяц, пытаясь, освободится, дергался, тем самым все сильнее затягивал петлю. Мгновение русак насторожился, затих, но увидев приближающеюся опасность с удвоенной силой, стал вырываться.
- Есть, попался!
Мальчишка побежал. Оставалось совсем немного. Плетень ходил ходуном. Заяц остервенело, боролся за жизнь. Вблизи забора снега оказалось намного больше, намело ветром. С ходу врезался по колени, кубарем полетел в сугроб. Когда поднял голову, разлепив от снега глаза, увидел удирающего русака. Выломанная палка на проволоке волочилась за ним, поднимая снежную пыль.
- Гад, гад, утек! – с досады бил кулаком по колену.
- Надо было прицепить за поперечину, - запоздало сообразил он.
Долго сидел, приходя в себя, представлял, как дед Афанасий поехидничает. Неведомая сила заставила подняться, пролезть в утоптанный лаз и пойти по следу через поле. Обозлившись от неудачи с настойчивостью свойственной пареньку с малых лет начал преследовать ослабевшего зверька.
След по кривой поворачивал к околку из ивняка и трех березок. Он просматривался насквозь. В последнем кусту у самых корней притаился пушисто-серый бугорок. Только немигающий глаз пристально следил за преследователем.
Заяц был матерым и опытным: не раз ускользал от гончих собак, искусно сбивал со следа тропивших его охотников. Но сейчас он потратил много сил. Проволочная петля туго перехватила грудь и переднюю лапу. Не хватало воздуха, ему часто нужно отдыхать, нет времени путать след.
До последней секунды русак выжидал. Сашка начал продираться через кусты. След, от потаска обогнул жиденькие березки, и дальше, после края околка не просматривался. Стало понятно, что зверек затаился где-то совсем рядом. Юный охотник замер в напряжении, застилавший глаза пот не давал пристально вглядываться.
Неожиданно в трех шагах серый бугорок взметнулся, выбил из- под себя фонтан снега. От резкого толчка палка на проволоке подпрыгнула, встала поперек кустов – хода не было. Петля еще сильнее стянула тельце косого. Мальчишка рванулся вперед, готовый вот-вот схватить добычу. От отчаяния смертельной опасности заяц рванулся вверх. Сашка, вытянутой рукой в заснеженной варежке ухватился за обледенелый конец потаска, но не удержал.
Гонка продолжалась. Русак мелкими прыжками на трех лапах уходил в сторону леса. Постепенно выдыхаясь, перешел на шаг, вконец обессилев, притаился в ямке за кочкой, навострил уши в сторону преследователя.
Сашка точно знал, что все равно настигнет зверька, это придавало азарт его действиям. Но тот ближе, чем на двадцать шагов не подпустил, стронулся с места. Необходимо было нагнать его до предлесья, там глубокий снег не даст двигаться быстро. Переходя на бег, мальчишка решил больше не останавливаться. Расстояние неотвратимо сокращалось, еще усилие - заяц уже рядом. Бросок, русак успевает перевернуться на спину и встретить преследователя ударами задних лап. Острых когтей удалось избежать лицу, но полетела вата из фуфайки на груди и животе. Навалившись всем телом, пытался ухватить его за уши, но тут же получил сквозь варежку укус в руку, увлеченный борьбой боли не почувствовал. Перекрыв с боков локтями возможность вырваться, Сашка вдавил его в снег, лишив доступа воздуха.
Еще долго боялся приподняться, после того, как заяц перестал шевелиться. Сам, вконец обессиленный отвалился в сторону. Почувствовал, что мокрая спина стала стынуть. Отлежался, пришел в себя, затем снял с тушки проволочную петлю: один конец намотал на передние лапы, второй на задние. С трудом закинул русака за спину и только теперь он возгордился своим поступком и добычей.
Зайчатину растянули до Нового года, шкурку дед Афанасий помог аккуратно снять, вдвоем с Сашкой выделали ее закисшим овсом и продубили ивовым корьем. Мать пошила себе шапку ушанку, макушку кокетливо украшал серенький помпон из хвостика. При любом удобном случае хвасталась перед всеми: « Какой у нее славный добытчик и помощник подрастает!»

Раздел: 
Ключевые слова: 
Файлы: 
ПредпросмотрВложениеРазмер
kormilec_dobytchik.doc71.5 КБ