БЕСЫ - НАПРОТИВ ЦЕРКОВЬ

Вы здесь

Бесы - напротив церковь

Металлическая дверь со скрежетом распахнулась. Через мгновение охранник втолкнул человека. Едва не растянувшись на бетонном полу, тот с трудом удержался. В полумраке силился хоть что-то различить. На ощупь сделал два шага и с опаской присел на чуть различимый выступ.
В камере не было окна. Свет просачивался через небольшое квадратное зарешеченное отверстие в двери. Глаза постепенно стали привыкать к отсутствию освещения. Напротив, точно на таком же выступе в углу стали проявляться очертания в невообразимых лохмотьях спящего существа.
Тишину разорвал надрывный кашель. Схватившись за грудь, пытаясь справиться с внезапной болью, новенький повалился на бок, застонал. Груда тряпья в углу зашевелилась, приподнялась и, обозначившись фигурой мужчины, подошла к корчившемуся в судорогах несчастному.
- О, брат, да тебе нужно врача.
Сквозь скрежет зубов тот пытался что-то возразить.
- Дела, похоже, совсем плохи, - констатировал незнакомец.
- Как тебя угораздило?
- М-м-ми, - послышалось неразборчиво.
- Понятно, менты поработали. Сейчас тебе станет немного легче.
Осторожно повернул его на спину, вытянул руки вдоль тела. Большим пальцем правой руки нашел невидимую точку на лбу над переносицей, с усилием нажал, удерживая с полминуты.
- Теперь ты отдохнешь.
- Я не могу. Мне нужно, домой, - затихающим голосом, произнес покалеченный бедолага. Дыхание его успокоилось, лицо приобрело безмятежное состояние, веки под тяжестью надвигающегося сна опустились.
Незнакомец присел рядом. Все его внимание было сосредоточено на далеко немолодом лице. Пристально вглядываясь, отчетливо видел, как явственно стала проявляться всепоглощающая маска смерти.
- Не жилец, врачи ему уже не помогут, - подумал он, затем подошел к двери и крикнул сквозь решетку:
- Коркунов! Эй, Коркунов подойди!
- Чего тебе?
- Вызови скорую.
- Это еще зачем?
- Посмотри сам - новенький, что-то не очень…
Вновь заскрежетала дверь. Здоровенный прапорщик в мятой форме прошел к спящему арестанту и толкнул его резиновой дубинкой. Старик зашевелился.
- Вечно тебе больше всех надо, видишь живой и здоровый, - недовольно проворчал он.
- Да ты сходи в дежурку, сообщи капитану. Пусть примет меры.
- Отстань, никуда не пойду. А ты сиди, не дергайся, иначе останешься без ужина, - зло огрызнулся охранник, закрывая за собой дверь.
После непродолжительного сна Андрей Петрович, так представился он незнакомцу, почувствовал себя значительно лучше. Оказалось, что ему за шестьдесят и живет в ста километрах от города. Бывший учитель по трудовому воспитанию так и остался в деревне, после закрытия школы. Мизерной пенсии не хватало. Вместе с супругою, тоже бывшей учительницей, вели небольшое хозяйство. В меру сил и возможностей помогали еще и детям, то картошечки и зеленушки им зашлют, то варений всяких, да молочка с творожком для внучков.
- Что произошло, как вы в таком состоянии оказались здесь? – поинтересовался незнакомец.
Андрей Петрович сразу сник, задумался. Чувствовалось, воспоминания бередят душу, осунувшееся лицо сосредоточилось. Возвращать из памяти произошедшее было болезненно.
Оказалось, была у него мечта. Старенький жигуленок «копеечка» за четверть века почти полностью выработала свой ресурс. А без машины в деревне никак нельзя. Автобусы и скорая помощь из райцентра перестали ходить из-за плохой дороги. Приходилось самому ездить в город: то в аптеку за лекарствами на полдеревни, то привести-отвезти внуков на выходные и каникулы, да мало ли что. Мечталось Андрею Петровичу о «Ладе» четвертой модели универсале с большим багажником.
Вставал только один вопрос, где достать деньги? Наступали тяжелые времена мировой кризис, поговаривали, докатился и до нас. Наверно, вскоре народ опять перейдет на картошечку. Нужно сажать ее родимую, рассуждал бывший трудовик. Брошенной, необрабатываемой земли в деревне было много. Некому стало ею заниматься. Молодежь покинула округу в надежде на лучшую долю.
По весне обошел оставшихся односельчан. Договорился, что возьмет в пользование их участки, а расплатится десятью процентами с урожая.
Все лето не покладая рук при помощи мотоблока, целыми днями трудился. Земля годами отдохнувшая вознаградила. По осени в сарае насыпанный двумя пирамидами: в одной «голландский красный», в другой наш «невский» покоился под крышей собранный картофель.
Супруга Анна Васильевна сокрушалась:
- Посмотри на себя, весь исхудал, лица вон нет. И куда теперь такую гору девать?
- Поеду в райцентр сдам оптом.
- Вот загорелся, машину ему новую подавай, наша «копеечка» еще бы послужила.
- Ничего вы не понимаете, - начинал сердиться супруг, называя ее, на вы, когда бывал недоволен.
- Хорошо, хорошо делай, как знаешь.
На следующий день, вернулся расстроенный донельзя.
Анна Васильевна полдня остерегалась подойти, спросить, как съездил. Знала - сам расскажет, когда захочет. После ужина, за столом немного отойдя, муж сообщил:
- Представляешь, Аннушка при цене на рынке в двадцать рублей за килограмм согласились брать только по пять. Это я все лето горбатился, а получить должен лишь четверть? Где справедливость?
Жена молчала, побоялась встревать.
- Назавтра поеду в другой район, говорят, там дожди вымочили пол-урожая, может там цены подходящие.
Но ни завтра, ни послезавтра, ни в другом соседнем районе он не нашел справедливых закупочных цен. Массовые поставки из «братской» Белоруссии так повлияли на рынок, что и по пять рублей уже не везде хотели брать. При этом цена розничная не падала, а в некоторых местах даже подросла.
Ничего не понимая в «такой» экономике Андрей Петрович вечерами сидел в полнейшем упадке у телевизора, смотрел новости. Время шло, не за горами заморозки, а такой объем картошки хранить негде. Что делать, куда девать? По первому каналу выступал на коллегии прокуратуры президент, говорил об извечной борьбе с коррупцией. Странное и жалкое это было зрелище. Следом, на пресс-конференции, вторил премьер-министр:
- Кризис пришел к нам извне. Что же вы хотите, разве не вы стремитесь в Европу?
Дотошный журналист все допытывал.
- После вступления в МВФ, если какая беда случиться - опять мы виноваты будем? Вопрос был замолчан с переходом на другую тему. Андрей Петрович с досады сплюнул на пол:
- Как будто мнение народа кого-то интересует.
Переключил телевизор на местный канал, хотел узнать прогноз погоды. Губернатор, возмущаясь спекулятивными ценами на основные продукты, предлагал крестьянам, минуя посредников, привозить свою продукцию в город и торговать ею во дворах и на рынках, обещал всестороннюю поддержку.
- Аннушка, Аннушка подойди скорее! - вскричал Андрей Петрович.
Супруга появилась из кухни, вытирая руки о передник.
- Что такое?
- Слушай, здесь такое говорят!
- Опять ты о своей политике.
- Да нет же. Губернатор зовет напрямую продавать картошку в городе.
- Так вот он тебя и позвал?
- Ты думаешь, говорю тебе неправду. Я же слышал!
- Ладно, ладно. Говорил, так говорил.
- Вот ты опять, - почти обиделся супруг.
Ночью долго ворочался, все думал, как бы ему продать рублей по двенадцать-тринадцать, а лучше все по пятнадцать и чтобы очередь стояла. Размечтался, засыпая под утро, уже видел во сне заветную «Ладу» четвертой модели.
Анна Васильевна не стала рано будить мужа. Хотела дать поспать до самого обеда. Так он сам соскочил:
- Ты что меня не разбудила?
- Полежал бы еще, вон глаза, какие красные.
- Некогда мне! – второпях перехватив завтрак, пошел выкатывать из гаража машину. Три дня Андрей Петрович обихаживал свою «копеечку», там гаечки подтянет, там что-то поменяет. Позвал автослесаря Иванова Колю, съездили в райцентр за запчастями, поколдовали в гараже еще денек, что-то там все усиливали.
В пятницу вечером стали загружаться. В прицеп вошло двенадцать мешков, на место снятых пассажирских сидений десять в багажник еще три всего двадцать пять мешков по сорок килограмм. Тонна картошки была готова к транспортировке. Коля заглянул под машину:
- Андрей Петрович все нормально, как и рассчитывали.
Поднимаясь, продолжил:
- Только вы резко не тормозите, лучше короткими качками и на поворотах аккуратней.
- Понял Коля, понял, - заулыбался бывший трудовик. Иванов смутился от ситуации, что теперь он в роли учителя. Чтобы окончательно убедиться в надежности по очереди проехали по кругу.
- Все, завтра в дорогу.
- Удачи вам Андрей Петрович.
- Спасибо, спасибо, - и они, прощаясь, пожали друг другу руки.
На следующий день с утра помог жене справить скотину. Натаскал воды и дров в баню, наказал под вечер затопить. Анна Васильевна собрала ему с собой еду на целый день. Последние деньги потратили на бензин и то, только в один конец. Когда муж отъезжал, хотела было перекрестить, но вдруг под сердцем как-то неожиданно защемило. Почувствовав слабость в ногах, опустилась на лавочку. Долго смотрела вослед, пока поднявшаяся пыль вовсе не скрыла машину из вида.
Осторожно объезжая выбоины Андрей Петрович в приподнятом настроении вел автомобиль к намеченной цели. Коля Иванов заверял, что пятнадцать рейсов машина точно выдержит. А оснований не верить своему, хоть и бывшему ученику не было. Местами туман перехватывал дорогу. Восходящее солнце с трудом пробивалось сквозь его молочную пелену. Впереди показалось большое село Подполье. Там проходит федеральная трасса, ехать станет легче. Слева потянулось кладбище, за ним открывалась церковь и сразу поворот, справа на углу пост ГАИ.
Ранним утром машин почти не было. Гаишник, прислонившись к стенке явно скучал. Увидев «цель» машинально выбросил руку с жезлом. Плавно притормаживая, Андрей Петрович остановился, взял документы, приоткрыл дверь. Что-то непонятное буркнув, инспектор в звании сержанта сразу забрал права. Затем обошел вокруг машину, заглянул в салон:
- Что везем?
- Картошку.
- Вижу, что картошку.
- Куда?
- Пока не знаю, как получиться.
- Так, так, а откуда она?
- Своя, посадил, вырастил.
- Ну, ну и справка есть?
- Какая справка? – с удивлением спросил Андрей Петрович.
- А вдруг она ворованная.
- И где же такую выдают?
- Не знаю, не знаю…
- Если вы не знаете, как мне-то знать?
- Это ваши проблемы, следуйте за мной.
В «гаишной» будке, за столом, безуспешно борясь со сном, с автоматом на груди сидел напарник, Сержант передал документы и что-то нашептывал старшему по званию, с пагонами прапорщика.
- Проходите, - поднял тот заспанное, словно пареная репа лицо.
- Нарушаем гражданин. Справки у вас нет и, явный перевес по грузу мешка так на три... Как вы считаете?.. – и многозначительно посмотрел, что бывший учитель сразу все понял – вымогает.
- Хорошо, если вы думаете, что перевес, то я готов выгрузить прямо сейчас лишнее. Только куда, не на землю же?
- Зачем на землю. За будкой есть навес.
Вдвоем с сержантом перетащили мешки из багажника. Прапорщик, поглаживая автомат, посматривал на дорогу. Когда машина вновь тронулась, в зеркало заднего вида водитель наблюдал, как гаишники довольные ударили, но рукам, за ними зияющая дырами церковная ограда, на заднем фоне белокаменная церковь. На душе было мерзко и противно. Подумалось:
- Неужели, кто-то из моих учеников вот так стоит и крохоборничает.
Пятьдесят километров до следующего поста по довольно сносной дороге проехал быстро. Машин прибавилось. Гаишники работали вдвоем: один на одной стороне дороги, второй на другой. Как положено, сбавил скорость. Почти миновал пост. Первый проверял лесовоз, только глянул. Когда, облегченно вздохнув, Андрей Петрович уже хотел добавить газ, раздался свисток. С противоположной стороны, вытянув руку с жезлом, пересекал дорогу инспектор.
Ситуация снова повторилась по известному сценарию. Только на этот раз прицеп облегчился на четыре мешка, придрались к отсутствию санитарной книжки на машину и лицензии на грузоперевозки.
- Если так пойдут дела, что останется? – не на шутку расстроился обладатель мечты. Впереди, почти в городе еще один пост. Остановился на обочине, достал карту, решил ехать по новому маршруту. Получалось, попадет в неизвестный ему район. Город и так пугал своими плотным потоком машин и многочисленными заторами. Делать нечего.
- «Первый блин всегда комом. Все разведаю, подготовлюсь ко второму рейсу основательно», - рассуждал Андрей Петрович.
Воздух становился все удушливее, многоэтажные дома обступали со всех сторон. С подсказки прохожих вскоре нашел небольшой рыночек. Припарковался, вначале решил сходить посмотреть цены. Оказалось, крупная картошка по двадцать пять рублей, средняя по двадцать и мелочь всякая по десять-пятнадцать.
У женщин, торговавших у входа, спросил:
- Кому платить за место?
- Вы начинайте, они сами подойдут.
Перевез на складной тележке мешки из прицепа. Выставил в двух пластмассовых ведерках картошку по пятнадцать рублей. Объявилась совсем молоденькая девушка, потребовала довольно приемлемую плату за место. Первые покупатели в основном женщины подходили, спрашивали, откуда товар, проходили дальше, затем через минуту другую возвращались и началось. Андрей Петрович не заметил, как образовалась очередь. Меньше пяти килограмм почти никто не брал, дальше пошло и по полмешка и целым мешком забирали, кто на тележке, кто на крепком мужском плече.
Первая партия разлетелась вмиг. Народ стал переживать:
- Есть ли еще.
- Есть, есть, - и Андрей Петрович подтаскивал снова и снова. Когда в очередной раз выволакивал из машины мешок, подошли два типа азиатской внешности.
- Слюшай, дедушка, давай мы покупать
твая картошка.
- Как покупать? Не понял.
- Хароший цена дать, семя рубля.
- Нет, благодарю как-нибудь сам.
Одна из покупательниц, беря картошку ненароком шепнула:
- Вы бы заканчивали побыстрее, эти не дадут доторговать.
Не собирался Андрей Петрович сворачиваться, после дорожных приключений так все хорошо пошло. Его мечта стала приобретать реальное наполнение. Опять появилась девушка. Во всеуслышание заявила:
- У вас обнаружено повышенное содержание нитратов.
- Да не слушайте вы ее. Всегда так, как только крестьянин привезет хорошую, дешёвую картошку им это не нравится, видите ли, - стала возмущаться очередь.
- Торгуйте.
- Мы не дадим вас в обиду. Ничего они не сделают.
Одобренный такой поддержкой Андрей Петрович продолжил.
Азиаты стояли поодаль, зло посматривали на успешную торговлю. Скоро вновь пришлось идти к машине за мешками. В этот раз из-за спины появились два милиционера:
- Ваша машина?
- Моя.
- Уберите ее с проезжей части, мешает движению.
- Но здесь все стоят.
- Ты что дедуля не понял. Тебе же ясно сказали ме-ша-ет, - членораздельно в грубой форме произнес один из них.
- Убирайся, - склонившись, прошипел другой.
Пришлось подчиниться. Только Андрей Петрович развернулся и заехал в первый проулок, как возле него с включенной сиреной резко притормозила гаишная машина. Выскочили бравые инспектора.
- Началось, - только и успел подумать он.
- Вы самовольно покинули место ДТП, - ошарашили с ходу.
- Какого ДТП?
- У нас есть свидетели и пострадавший. Вы сбили человека и пытались скрыться.
- Никого я не сбивал.
Но его силой вытащили из машины, заломили руки за спину, хотя не сопротивлялся. Брошенный, лицом вниз на заднее сиденье он уже никогда не увидит свою «копеечку», ни оставшиеся пять мешков картошки, ни денег вырученных от продажи. Так печально закончилось его коммерческое предприятие по продвижению своей мечты в реальность.
В опорном пункте милиции, приютившемся в полуподвале, Андрей Петровича приняли два сотрудника, что прогнали от рынка и потащили волоком вниз по лестнице. Били профессионально, молча, не объясняя за что. Удары сыпались по почкам, печени, лицо не трогали. Ни преклонный возраст, ни мольба прекратить побои не останавливали истязавших. Когда беспомощное тело рухнуло на пол, добавили несколько ударов ногами.
- Что дальше будем делать с этим уродом? – вытирая, выступивший от усердия пот рассуждали блюстители закона.
- Сдадим в сто десятое отделение за сопротивление. Посидит в обезьяннике, поумнеет, - решили его участь.
Незнакомец молча выслушал историю. Андрей Петрович пытался привстать, безуспешно; адская боль разрывала внутренние органы.
- В вашем случае, лучше не двигаться. Дела обстоят очень серьезно.
- Как же это?
- За что? – ослабленный, потерявший много сил от рассказа ели произнес страдалец. Почти в бессознательном состоянии опустился на лежак и опять забылся тревожным сном.
- Не выкарабкается, - с состраданием уверовал незнакомец.
- Коркунов, - опять позвал он охранника.
- Если не доложишь капитану, мужик загнётся. В ответ недолгая тишина, затем стало слышно, как хлопнула дверь. Через минуту в зарешеченном окне появилось недовольное лицо дежурного.
- Слушаю?
- Чужие проблемы, расхлебывать продеться тебе. Глянь, ему совсем хана. Вызови скорую.
Капитан посветил фонарем в угол, скорченная фигура, видимо его убедила.
- Ладно, ждите.
Незнакомец засуетился, он знал что делать. Явно спеша, стал совершать непонятные действия. Повернул умирающего на спину, странной фигурой сцепил его пальцы на груди. Одним махом сорвал с себя лохмотья толи халат, толи плащ и словно саваном укрыл тело. На непонятном языке, чуть слышно, ритмично покачиваясь, зашептал заклинание.
Когда закончил, снял с груди кожаный мешочек, достал из него склянку, содержимое которой влил в рот. Андрей Петрович, на мгновение открыл глаза.
- Как звать-то тебя? – отчетливо произнес он.
- Я это ты, ты это я! – услышал в ответ от склонившегося над ним незнакомца, фигура которого излучала сияние, силуэт поплыл, завертелся по кругу и, сжавшись до формы шара, метнулся к двери, затем бесследно исчез за решеткой.
- Еще живой, но состояние критическое, мы его забираем, - заявили прибывшие врачи скорой помощи. Два охранника помогали перекладывать больного на носилки, хотели избавиться от тряпья, но оно словно намертво срослось с телом. На свету это покрывало оказалось странно-необычным одеянием с разрезами и загадочным орнаментом.
- Быстрее к машине, дорога каждая минута, - торопили медики.
Дежурный капитан облегчённо вздохнул, когда скорая помощь с включенной сереной отъехала от отделения. Опытный водитель злился, маневрируя, не все на дороге пропускали. Врачи все время подгоняли. Первая больница отказалась принимать, пришлось менять маршрут. Состояние пациента угрожающе стало ухудшаться. Врачи заметались по салону, негодовали, но действовали профессионально:
- Этого нам только не хватало, помрет в машине, потом отписывайся.
Все попытки стабилизировать состояние были безуспешными.
- Мы его теряем, пульс почти не прослушивается.
- Давление на нуле.
- О, черт!
- Пульса нет.
- Реанимируем.
Их действия стали быстрыми, скоординированными. Одна попытка, вторая, третья, еще, еще. Все! Оба медика рухнули на сидения, обливаясь потом.
- Что это, - вскрикнул водитель.
- Что происходит, - голос его задрожал.
Врачи потными лбами прилипли к стеклянной перегородке. Все увидели, как впереди у машины разрывая капот и бампер, словно сквозь масло скорую помощь насквозь пронзила и вылетела новенькая блестевшая лаком красная «Лада» четвертой модели. Почти на месте развернулась и полетела назад. В ужасе водитель ударил по тормозам. В боковом стекле просматривался силуэт, до точности совпадающий с профилем их только что скончавшимся больным. Все обернулись назад. Тело отсутствовало. Ничто не напоминало о разыгравшейся только что здесь трагедии.
Анна Васильевна под вечер затопила баню, несколько раз подкидывала дрова, но так и не дождалась супруга. Предчувствия не обманули, сгинул Андрей Петрович бесследно. Искали дети, искала милиция все безрезультатно.
На девятый день попросила старшего сына отвезти в церковь, хотела поставить свечку за упокой. Свежеокрашенные синим купола блестели на солнце. Народ задолго толпился у ограды. Напротив пост ГАИ. На стенах и заваренных листовым железом окнах издалека бросалась надпись черным. «Убрали собак, уберите и будку». Знакомые прихожанки рассказали:
«Недавно здесь произошло странное событие. Как-то под вечер на дороге образовалась пробка. Все машины притормаживали, издевательски сигналили. Шоферня с любопытством наблюдала за двумя инспекторами - те сидели на асфальте, прислонившись к будке, и пожирали из стоявших рядом мешков картошку, не в состоянии остановиться. Черными грязными полосами сок тек изо рта, капал на форму, стекал по автоматам, висевшими на груди. Вскоре подъехала милиция, стала разгонять машины. Загрузили в «козелок» своих гаишников и умчались. Народ долго еще обсуждал происшествие. После этого пост ликвидировали. А надпись, наверно местные мальчишки нарисовали. Говорят, перед этим у будки видели красную легковушку».
Еще не раз Анне Васильевне придется слышать от односельчан невероятные истории. Рассказывали, как Лада-четверка прижала к обочине огромный черный джип с пьяным водителем, сбившем школьницу. В другом случае невероятным образом затолкала в болото мощный «Урал» - лесовоз с черными лесорубами.
Через некоторое время, на большой машине с брезентом приехали два азиата и купили по очень хорошей цене всю картошку, что вырастил Андрей Петрович. Поговаривали, что весь купленный урожай потом бесплатно раздавали малоимущим и нуждающимся.

Раздел: 
Файлы: 
ПредпросмотрВложениеРазмер
besy_-_naprotiv_cerkov.doc77.5 КБ