КОСТРОМИЧКИ ЧТО ПОМНЮ (Костромская порода коров)

Вы здесь

Давно это было, когда еще ВДНХ, нынешний ВВЦ, называли ВСХВ - Всесоюзная сельскохозяйственная выставка. Я, тогда ученица младших классов, поехала с отцом из пригорода, где мы жили, в Москву посмотреть эту самую ВСХВ. Теперь уж не помню все, что видела, но отдельные экспонаты запечатлелись на всю жизнь. Например, чудом показалась работающая мини-модель получения конечного продукта из сахарной свеклы. Свежий песок в конце модели был желтым и даже имел приятный запах. Еще один экспонат - действующий инкубатор. На конвейерную ленту из его окошка высыпались желтые цыплята. Я смотрела на все это, буквально разинув рот.

Самое же поразительное было впереди - коровы. Громадные толстозадые коровищи. У нашей семьи тоже была корова, как сейчас помню, симментальской породы по кличке Марочка. На фоне других коров нашего поселкового стада она считалась одной из крупных, но эти+. Мой отец, выросший "на природе", тоже, кажется, остолбенел от вида, с позволения сказать, буренок. Не буренки, а слоны. Высокие, с огромными боками, с серой шерстью (сейчас я бы сказала мышастой масти). Публика толпилась у их стойл, и все друг у друга спрашивали: сколько же от них молока надаивают? Не помню, конечно, сколько именно, но помню, что, прочитав на трафарете удои, все в восхищении качали головами.

Таково было мое первое знакомство с костромской породой. После в разных хозяйствах я видела этих коров, и они тоже производили впечатление, но не скажу, чтобы сразили меня наповал. Наверное, потому, что за время журналистской работы насмотрелась всякой живности - и крупной, и мелкой.

С.Н. ШТЕЙМАН
Работа по выведению костро ской породы началась в 1924 г. Не прекращалась она даже во время Отечественной войны. Утвердили породу в 1944 г., а ее автору, на чьих плечах больше всего и лежала эта работа, зоотехнику Станиславу Ивановичу Штейману (1887-1965) присудили за этот труд Государственную премию, а в 1949 г. ему присвоили звание Героя Соцтруда. После многих лет работы над формированием породы Станиславу Ивановичу удалось побить мировой рекорд: в совхозе "Караваево", где он проработал 35 лет, были выращены рекордистки. Например, Послушница II, от которой за лактацию получили 1625,2 кг молока (только представьте, примерно 1625 ведер, а если округлить да вычислить суточный удой, получится, что от Послушницы каждый день в году надаивали по 4 с лишним ведра молока!). По пожизненному удою отмечали корову Красу - 120247 кг молока с содержанием в нем молочного жира 5050 кг - пять тонн с гаком.
Не только удойностью всегда поражали костромички, но и мясными качествами (вот почему и казались могучими). Убойный выход забракованных по удою коров составлял 66 %, что в отношении других пород недостижимая цифра.

С.И. Штейман добивался равномерности суточных удоев в течение всей лактации главным образом подготовкой коров к отелу и раздоем. И такое стадо с равномерными удоями этот животновод создал.
В июле 1951 г. в Московской ветеринарной академии зоотехник С.И. Штейман защитил докторскую диссертацию. В дальнейшем Станислав Иванович много лет работал профессором Костромского сельхозинститута и обучал студентов, чаще всего непосредственно на фермах учхоза "Караваево".

С МИРУ ПО НИТКЕ
С караваевским стадом, как уже сказано, начали работать в 1927г. Комплектовали его буквально "с миру по нитке". Скот подбирали, судя по молочности. Ни о каких родословных не было и речи. Какие попадали под руку, таких и брали. Коровы были и местные крестьянские, и из других мест.
Хотя родословную добыть не всегда было возможно, все же историю животных путем опроса местных жителей изучали. В 1927 г. было установлено, что отдельные животные в прошлом входили в стадо фермы Николо-Бабаевского монастыря, другая значительная часть стада состояла из их потомков. Однако о монастырском стаде в целом и его быках получили скудные сведения. Судя по тому, что в прилегающих к монастырю окрестностях попадались животные - помеси альгауской породы, было очевидно, что скот этой породы, завезенный когда-то из-за границы, монастырь разводил. Известно также, что в прошлом в округу Костромы кроме скота альгауской породы завозили и швицких быков. Местных коров и помесей-альгау стали случать с этими быками. И среди отдельных потомков обнаружились высокие показатели продуктивности, которые передавались по наследству.

В те далекие годы животноводы так рассуждали: если эти коровы давали высокие удои и были массивными в плохих условиях, то в хороших-то они и их потомки тем более дадут больше молока.

Среди покупаемых в молочное стадо коров помимо потомков альгауской и швицкой пород были также буренки ярославские, помеси симментальской и даже холмогорской пород. Больше же всего оказалось скота неизвестного происхождения, крестьянского из Костромской области. Все они весили не более 300-350 кг.
Направлении совхозу "Караваево" было определено - молочное скотоводство, поэтому пополняли стадо приплодом от собранных коров. Из этих животных очень хорошо повлияла на качество стада корова Шабриха, помесь швицкой по роды. Купили ее у крестьянина-единоличника очень истощенной. Это была старая корова, но по ее мощности и многим другим признакам было видно, что от нее можно ожидать хорошее потомство. От Шабрихи получили бычка Шанго. Поскольку в хозяйстве на него возлагали большие надежды, его холили и лелеяли. Так дорожили им, что маленького Шанго какое-то время держали в квартире. Надежды оправдались. Бык стал улучшателем караваев ского стада по трем статьям - живому весу, удою и жирномолочности. В пятилетнем возрасте он весил 1175 кг. От Шанго рождались самые крупные сыновья и дочери, к тому же удойные. Так, у первотелок живым весом 800-815 кг удой был более 7000 кг. Вот как важно селекционерам предугадать рекордистов.

Первые годы использовали местных быков от своих выдающихся рекордисток. Хотелось добиться удоя в среднем от коровы 6000 кг. И получалось. Если в 1932 г. средний удой был1940 кг, то в 1940 - 6310 кг. Правда, в годы войны он снизился, но ненамного. Уже в 1947 г. коровы дали в среднем 5099 кг молока. Прибавка была главным образом за счет молодых буренок.

Но были и промашки. Взять потомство быка Мальчика. По всем признакам оно казалось здоровым и крепким. Его дочери - коровы по первому отелу в начале лактации давали в сутки по 25-35 кг молока. Поначалу селекционеры радовались, что нашли правильный путь, но вот в стаде неожиданно стали появляться коровы с укороченной лактацией. Триста дней отдоятся - и в запуск, отды хать. Причину искали и в ущерб нос ти кормления, и ухода, но не в этом оказалось дело. И кормили, и ухаживали нормально. Наконец поняли - виноват бык Мальчик. Он был отцом всех этих коров.

В дальнейшем - еще недоразумение. При годовых удоях у иных коров 8-13 тыс. кг молока суточный удой как был после отела 45-50 кг, таким к концу лактации и оставался. Молочная коровья фабрика работала на полную катушку, а ведь к отелу пора бы ей и закруглиться. Это все означало, что лактация протекала нормально. Задача была как-то дать животным к отелу отдохнуть (но об этом скажем дальше).
Неспроста получалась такая продуктивность. С.И. Штейман придавал особое значение хорошему кормлению скота. Он говорил: "+совершенствование стада надо начинать с увеличения кормовой базы+ Полагаться только на одну породность животного, не создавая условий для совершенствования, нельзя, безрассудно".

ТЯЖЕЛОВЕСЫ
Ценно в костромской породе было то, что при высокой удойности и жирность молока оказывалась на высоте, до 4 % доходила, а бывала и больше - до 4,8 %. И это при живом весе 600 кг с лишним. А иные коровы весили даже в полтора раза больше. Причем темп роста живого веса у первотелок был выше, чем у буренок трех и более отелов. Одна из коров в возрасте 6 лет весила 850 кг. За первую лактацию она дала 6047 кг молока, за вторую - 6466 кг, а высший суточный удой равнялся 35 кг. При вынужденном забое этой коровы было получено 463 кг мяса и сала, убойный выход составил 54,5 %. Как видим, высокая молочность у костромской коровы сочеталась с высокой мясной продуктивностью. Удивительные показатели. Прирезана была еще одна корова в возрасте 7 лет. Весила она и того больше - 1000 кг, при за бое от нее получено мяса и сала 540,5 кг, убойный выход 54 %. И что интересно, этих коров не подготавливали к убою, а упитанность их была выше средней. А если бы поставить на откорм, то можно себе представить "сколько ушатов мяса и сала" (как в старину оценивали скот) добыли бы. Причем мясо у костромских коров бывает высокого качества, "мраморное", то есть с прожилками жира и потому особо сочное.

ВЫГОДНЕЕ ЛУЧШЕ КОРМИТЬ
В процессе работы со стадом само собой вывелось такое правило. Для хозяйства выгоднее те коровы, которые дают много молока и лучше оплачивают корм. Некоторые хозяева недостаточно кормят коров-удойниц, способных давать много дешевого молока, и превращают их в недоходных. А выдающихся коров нужно использовать с полной мощностью. Необходимо поставить их в такие условия, в которых можно было бы получать много молока и хороший племенной приплод. У коров-рекордисток, как правило учащенное дыхание и активно работает сердце. Это нормально, ведь усиленное кормление и молокообразование идут ежедневно всю жизнь. К такой напряженной работе организм коровы нужно старательно готовить, а сама она должна быть с большим запасом физической силы. Стало быть, надо следить и за здоровьем животного.
Как говорил С.И. Штейман, не стоит добиваться рекордов ради самих рекордов, чтобы не укорачивать жизнь животного. По отношению к любой корове, как он считал, важно, чем длиннее срок ее использования, тем меньшая доля расходов будет приходиться на каждую лактацию, тем экономнее окажется содержание животного.

И вот такая закавыка у коров-удойниц - их трудно запустить. Скоро отел, а они все еще дают 6-8 кг молока в сутки. Таких коров, по мнению Штеймана, надо все равно обильно кормить, прибавки молока от этого во время запуска у них не бывает. И еще. Запускаемые коровы в "Караваево" пользуются прогулками вместе с сухостойными, которые уже перестали доиться - 2 часа.
Такова история создания костромской породы.

ОНИ ВСЕ ТАКИЕ ЖЕ
На прошлогодней и нынешней выставках "Золотая осень" на ВВЦ демонстрировались коровы костромской породы, которые по внешнему виду - экстерьеру, молочным признакам, а также по удоям, приведенным на табличках, закрепленных над их стойлами, не уступают тем самым, из стада, созданного под руководством С.И. Штеймана. А говорят, все потеряно в племенном молочном скотоводстве?! Оказывается, не все.
Л. Исаченко

Редакция журнала "Дворовая живность и хозяйство"
Здесь можно подписаться на журнал "Дворовая Живность и Хозяйство"

Источник: 
Не в сети
Заходил: 3 месяца 23 часа назад
Россия
: Краснодарский край
Регистрация: 02.11.2011 - 18:10
: 43

"Например, Послушница II, от которой за лактацию получили 1625,2 кг молока " - запятая не там стоит. Исправьте, пожалуйста.
К сожалению, статья хотя и дает немало полезной информации об этой уникальной породе советских коров, но автор либо слышала звон, да не знает, где он, либо многое недоговаривает и перевирает сознательно.