ТЕОРИЯ ПЛОДОРОДИЯ: ПУТЬ К ПРАКТИКЕ ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЯ

Перейти к полной версии/Вернуться
1 сообщение
: Екатеринбург
13.08.2008 - 20:46
: 20097

Тарханов О.В., к.т.н., академик МИА

ТЕОРИЯ ПЛОДОРОДИЯ: ПУТЬ К ПРАКТИКЕ ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЯ
(По материалам доклада «О роли органического вещества в сельском хозяйстве» на дискуссии 10.12.14.г. в Академии Наук Республики Башкортостан)

В обращении к Государственной Думе России Владимир Владимирович Путин отметил, что наша страна может, наконец, произвести столько пищи, сколько ее будет необходимо и для импортозамещения.

Но от слов к делу – путь не всегда короткий. Наша страна еще накануне перестройки производила в три раза больше продукции. Но даже маленькая толика зависимости импорта пищи от продаваемых энергоресурсов привела к катастрофе. Знатоки из отряда реформаторов экономики утверждали, что главная беда СССР заключалась в централизованной системе хозяйствования, что сдерживало инициативу крестьянских хозяйств и отдельных граждан в стремлении накормить страну.

Прошло двадцать лет после перехода на децентрализованные рельсы, но пищевой продукции стало в три раза меньше. Значит диагноз рыночно мыслящих экономистов, по крайней мере, был не точным. В результате нефть, как и в преддверии перестройки, стала катастрофически падать в цене, будто ее стали производить в два раза больше, а пища стала дорожать не по дням, а по часам. Значит, нужен анализ ситуации в сельском хозяйстве, как и в экономическом организме государства, для решения вопросов импортозамещения.

В России в этом производстве пищи участвуют оставшиеся от социалистического строя колхозы и совхозы, вновь образованные сельскохозяйственные производственные кооперативы СПК и фермы, а также личные подсобные хозяйства, в которых садоводы производят продукцию в сараях, огородах и садах. Среди читателей, я думаю, есть немалое их количество. Производители этой армии разделяются на различные виды растениеводов, животноводов с управленцами в различных государственных структурах. Как же работает вся эта армия трудящихся для того, чтобы получить то или иное количество пищи? Так ли уж важны рыночные отношения для производства пищи, как это весьма абстрактно излагается в теории рынка по Смиту. Обратимся к рис.1.

На совокупных угодьях выращивается УРОЖАЙ. Но этот урожай, как мы знаем, не может быть получен без внесения минеральных удобрений. Представим себе, что этот урожай со всех угодий составляет 100 %. Оказывается, лишь пять процентов от этого урожая в виде хлеба, мяса, молока и яиц поступает в город. Еще около 5% идет в переработку для получения технических изделий, таких как масло, ткани, предметы косметики и т.д. Но большая часть урожая, как оказывается, идет на кормление сельскохозяйственных животных. Т.е. подавляющая часть урожая в город не направляется, не направляется в перерабатывающую промышленность, а именно скармливается животным и населению сел. Куда же девается это гигантское количество УРОЖАЯ? Академики А.А. Созинов и Ю.Ф. Новиков, показали, что 80 процентов от подавляющей части урожая, в конечном счете, превращается в так называемые отходы [1]. Эти отходы принято в сельском хозяйстве утилизировать, превращать их в компост и направлять на пары, которые составляют от угодий не более 5 %.

Стало быть, нам весьма интересно – что же происходит при таком ведении сельского хозяйства? А вот что произошло и происходит. За последние 100 лет человечество испортило 2 млрд. га из 3,5 млрд. га, имевшихся на Земле ранее. Это констатируют выдающиеся биологи современности Г.В. Добровольский и А.С. Керженцев [2, 3].

Что имеем в результате? Мы имеем болезни животных. В восьмидесятые годы столкнулись с коровьим бешенством. Потери составили более 55 миллиардов долларов только в Европе. А в Советском Союзе – не было. Имеем 1 миллиард людей голодных.

Рассмотрим вопрос шире. Великие походы Цезаря заканчивались тем, что в очередной раз он вез в Древний Рим коров, быков, зерно, вино… Народ и окружение были довольны. Но производство пищи сокращалось и в мире, и на полях собственно Древнего Рима. И Римская империя пала.

Но если между могуществом государства, благополучием граждан и производством пищи есть связь, то это значит, что происходящие процессы в поле к этому имеют прямое отношение. А в поле происходят уникальные вещи (см. рис. 2).

В сельскохозяйственном производстве во главе с министром сельского хозяйства производят кормовые корнеплоды до 100 т, где-то 50, где-то 30, но было и 100. Также, до 10 тонн сенажа, и столько же сена, силоса и пр. Все вместе – 203 тонны для кормления животных.

А куда это переходит в лучшем случае? Внимательно смотрим цифры. Исторический опыт показывает, что в молоко и мясо из 203 т корма идет не более 20 т, а более 180 т превращаются в отходы. Ученые предлагают эти 182,7 т из предыдущего урожая товарной массы, либо компостировать, либо перерабатывать в биогаз, либо предлагают переработать в червей... В результате осуществления этих технологий образуется 168 т газа. Т.е. от труда крестьян, рабочих, министров и правительства остается ничего – около 15 тонн. Пшик, вносимый на пар – не более чем на 5 процентов от общей площади угодий. Вот на этот баланс-небаланс должны обращать внимание: – любой хозяин, министр, президент – ведь получается очевидный убыток. Т.е. при сложившейся технологии в сельском хозяйстве вещество УРОЖАЯ вне поля превращается в навозных кучах в газ от разложения навоза, а остатки гниения – вносят на 5 % полей. Вполне естественно возникает вопрос о связи описанной практики с плодородием полей и экономикой сельского хозяйства.

Что же такое сельское хозяйство с точки зрения плодородия? Оказалось, что плодородие почвы, по мнению аграрных ученых прошлого и настоящего, как это указано в учебниках и энциклопедиях, – определяется гумусом и минеральными удобрениями. Но так ли это на самом деле? Нет ли в исследованиях ученых результатов, не согласующихся с этими положениями? Оказалось, есть.

Так, в Тимирязевской академии в 1984 году в опытах И.Ю. Мишиной и А.Д. Фокина получены представленные на рис. 3.результаты [4].

И это не просто два и два горшка. Это десятки и десятки добросовестных опытов. Слева два горшка, в которых гумус отсутствовал. Справа – два горшка, в которые гумус добавляли от 10 до 800 процентов от исходного уровня. Урожая в правых горшках – нет. В левых – урожай громаден. Значит, что в принятой теории плодородия почвы что-то неправильно.

Это подтверждается результатами других опытов, проведенных в Башкирии. Зимой 1982 года первый заместитель Председателя Совета Министров Башкирии А.М. Садретдинов поручил директору Уфимского совхоза А.А. Овчаренко провести опыты с органо-минеральными удобрениями ОМУ, полученными из свежего навоза. Опыты проводил агрохимик Ф.И. Антипин.
Посмотрите внимательно на таблицу 2. ОМУ вносили один раз на вегетацию, а в почве откуда-то появляется неистощимый поток и азота, и фосфора, и калия. Откуда? Ведь в ОМУ их не было в таком количестве. Значит, в принятых положениях о плодородии что-то не отвечает критериям теории?

На рис.4 представлены результаты полевых опытов, проведенных в Илишевском районе на опытном поле. Курировал опыты первый секретарь Илишевского района И. Т. Шаяхметов. Со стороны управления сельского хозяйства – А.И. Романов, со стороны «Агрохимслужбы» Башкирии Н.М. Козлов. Непосредственно опыты проводили агрономы Я.Ш. Мухтаров, Т. Хусаинов, Р. Гарифуллин [5].

Результаты опытов (3) явно не вписываются в принятые положения. На параллельных делянках – навоз внесен в количестве 40 тонн, а прибавка урожая в среднем за год – 6 ц. Одна тонна ОМУ дала прибавку – 8,5 ц. И так четыре года подряд при однократном внесении сопоставляемых удобрений на четыре года. Значит, что-то не так с теорией. Скорее всего, плодородие не определяется минеральными удобрениями и гумусом.

4 опыт. Яровая пшеница «Иргина». Проводится этот опыт под общим руководством Председателя Законодательного Собрания Пермского края Н.А. Девяткина. Непосредственно опытом руководила один из старейших д.с.х.н. Урала Сталина Ивановна Попова.
Получается следующее. В одном варианте вносится из расчета на 1 га – полторы тонны ОМУ – прибавка урожая 11 ц к 11 центнерам на контроле (без удобрений).

В параллельном опыте – используют 1,5 тонны Позема (продукт высокотемпературной сушки птичьего помета). Прибавка 2,4 ц. [6].

Опыты по рис. 5. Место проведения опыта 5 – Миловское опытное хозяйство Башкирского аграрного университета. Опыт проводит зав. каф. «Агрохимии» к.с.х.н. Валеев Вакиль Муксинович.

В контроле – 40 тонн навоза на гектар. Параллельно – БИОНЕКС – 14 т (по американской технологии ускоренного компостирования помета на Турбаслинской ПТФ). В параллельном – вносится ОМУ в количестве 7 т на га. Констатируем – в опыте с ОМУ – урожай в 2 раза больше чем на БИОНЕКСЕ. С 40 тоннами навоза и того меньше.

Стало быть, на ОМУ урожай выше. Но почему? Откуда берутся питательные вещества при выращивании урожая на ОМУ? Ведь количество ОМУ много меньше [6].

Внимательно рассмотрим фото 6. Какие колосья на ладонях больше? Слева. Практически в два раза больше, чем справа [5].
Следующее фото 7. Внесение в лунку 1 ложки ОМУ дает существенный урожай в два кг картофеля с куста. На следующем фото 8 представлен куст томатов в открытом грунте. На нем – до 55 штук. И это не только в одном месте. Точно такие или подобные результаты получали в Москве, в Перми, в Свердловске, и – по всей нашей республике [7].

Из представленных опытов, проведенных в разных условиях, разными людьми, в разных севооборотах следует, что почвенное плодородие определяется круговоротом органического вещества. Ведь в удобрениях ОМУ основным компонентом было именно органическое вещество свежего навоза. И именно свежий навоз перерабатывался в ОМУ.

Органоминеральные удобрения ОМУ были получены учеными (Л.С.Тархановой и О.В. Тархановым), из свежего навоза. Это приводило к тому, что в ОМУ органическое вещество консервировалось. Значит вполне допустимо предположение – в основе почвенного плодородия лежит круговорот органического вещества [8].

Под органическим веществом, в данном случае, понимается поток многообразных органических веществ, синтезируемых в природе и трансформируемых посредством природных объектов на разных стадиях единого круговорота.

В этом едином круговороте стадийность поведения органического вещества должна подтверждаться соответствующими природными явлениями [9].

Схема агроценоза (рис.6) является усовершенствованием вербальной схемы, которая следует из анализа современной науки – функциональной экологии [10]. В данном случае под агроценозом понимается единство земледелия и животноводства.

О том, что солнечная энергия является основой жизни на земле, каждый человек знает. Без солнца нет жизни. А куда идет эта энергия в агроценозе? Главным образом, на поля. Взаимодействие органических веществ и неорганических веществ нам предстоит рассмотреть.

Что же это такое – «органические вещества»?

На разных стадиях синтеза, преобразования и трансформации: это вещество растений, микроорганизмов, животных и их фекалий, или навоза, как вещества, которое образуется после употребления животными пищи.

А дальше все понятно. Атмосфера, литосфера и гидросфера и внутри всего этого, на что должно обратить внимание, ноосфера. В правой ее части, в блоке управления, изображенном справа, – там сидят управленцы (от руководителей хозяйств, работников министерства до правительства). Что делает этот блок управления? Он вырабатывает решения: какие программы разработать, какие деньги и куда их направить… – для сельского хозяйства. Но почему тогда сельское хозяйство страдает? Можно предположить – виноваты управленцы.

Ну, например, министр сельского хозяйства или лучше – все управленцы вместе взятые. Т.е. обобщенный чиновник. Но может быть не совсем так? Ведь в агроценозе еще и блок знаний имеется. Если блок управления вырабатывает решения, а сельскому хозяйству не становится лучше, то значит, либо управленцы безграмотные, либо они пренебрегают советами, которые дает им наука. Ну а если наука дает совет и правительство добросовестно исполняет его, а в сельском хозяйстве продуктов становится все меньше и меньше, то причина не в чиновнике. Из схемы следует, если в науке есть заблуждения, то именно они проходят в блок управления через советы науки. Тогда чиновник не причем.

Из представленных экспериментов следует, что заблуждения имеются и в теории почвенного плодородия, и следующей из нее практики. Значит, что подтверждается новыми экспериментами – почвенное плодородие определяется не гумусом и минеральными веществами, а взаимодействием присущих природе объектов. Применительно к агроценозу одним из таких объектов является органическое вещество фекалий (навоза и помета) сельскохозяйственных животных.

Посмотрим, какие исследования могут быть положены в основу новой гипотезы почвенного плодородия. Во-первых, новая гипотеза опирается на открытия Виноградского Сергея Николаевича – выдающегося российского гения. Это он открыл в 1888 г. хемосинтез, в 1892 г. явление азотфиксации (усвоение азота воздуха свободно живущими в почве бактериями). Не в почве нужно было искать азот, а в воздухе. Ведь азот составляет 80 % воздуха. Но теоретикам минерального питания (Буссенго и Либиху), было непонятно, как азот и почему попадает в почву. Открытия С.Н. Виноградского это объясняют в принципе. Но не хватало данных о роли органического вещества фекалий. Поэтому это открытие оказалось невостребованным и после обобщения работ по почвенной микробиологии последователем С.Н. Виноградского М.В. Федоровым. Затем, Климент Аркадьевич Тимирязев поставил задачу перед физиологами растений: необходимо разобраться не только в том, чем питаются растения, но и в том, как элементы питания появляется в почве. После него Константин Каэтанович Гедройц открывает почвенный поглощающий комплекс. Именно в нем Гедройц обнаруживает все необходимые для растений питательные вещества. Но как эти вещества из неусвояемой формы превращаются в усвояемые формы – Гедройц не может объяснить. Не довел это дело до конца и выдающийся почвовед Василий Робертович Вильямс. Однако он был строго уверен в том, что агрохимическое направление в сельском хозяйстве является вредным [11].

В эту «команду» российских ученых, приблизивших разгадку механизма почвенного плодородия, вмешался выдающийся английский исследователь Уайтхед, предсказавший незаменимую роль органического вещества при синтезе растениями антибиотиков.

В последующем академик Академии Наук Азербайджанской ССР В.Р. Волобуев в работах по энергетике почвообразования показал, что основная масса органического вещества, синтезируемого в мире растениями, ежегодно погибает, чтобы вновь стать основой последующего фотосинтеза органического вещества новых растений [12].

Как будто бы все стало более ясным. Но было непонятно, как все-таки и почему появляется весь спектр питательных веществ в почвенном растворе?

Разгадку приблизили исследования российского ученого С.А. Северина и А.Н. Илялетдинова. А.Н. Илялетдинов обобщил работы микроорганизмов-мобилизаторов в книге «Биологическая мобилизация минеральных соединений» [13].

Оказалось, что еще в двадцатые годы в работах известного русского исследователя С.А. Северина были выявлены бактерии, которые обладали свойством высвобождать из минералов элементы, из которых состоят эти минералы.

В книге А.Н. Илялетдинова описаны практически все мобилизаторы минеральных веществ, среди которых главные – это микроорганизмы, обладающие свойствами разрушать неусвояемые для растений минералы и переводить их компоненты в растворимые соли. Среди них, в первую голову, – соединения фосфора, калия и микроэлементов.

Теперь, круг замкнулся. Если микроорганизмы, открытые Виноградским, позволяли благодаря хемосинтезу усваивать азот и СО2 из воздуха и запасать эти элементы в почве, то наряду с этими микроорганизмами есть и другие микроорганизмы, которые обладали способностью переводить из минералов почвы в усвояемую для растений форму другие питательные вещества, включая калий, фосфор и массу микроэлементов.

А сколько же тогда в почве этих веществ, включая и почвенный поглощающий комплекс? И, о чудо! На 108 странице учебника агрохимии под редакцией А.В. Петербургского указано, что в почве в пахотном слое на одном гектаре находится достаточно питательных веществ – до 100 тонн. Ну а в двойном слое? Много больше [14]. Только эти вещества находятся в почве в неусвояемой для растений форме. Но мы-то уже понимаем – благодаря деятельности бактерий неусвояемые питательные вещества переходят в растворимую форму. Дополняются эти питательные вещества в почве азотом и СО2, усваиваемых из воздуха. Именно бактерии, так сказать, «выбивают» питательные вещества и не надо эти вещества подавать в почву. При этом, как мы уже знаем, в 1984 году в опытах А.Д. Фокина и И.Ю. Мишиной обнаружилось уникальное явление – растения благополучно растут в почве не благодаря гумусу, а благодаря не разложившимся растительным остаткам. Но если это так, то очевидно, гумус не играет особой роли в почвенном плодородии.

В целом (рис.7), почвенное плодородие определяется солнечной энергией, наличием в почве биоты, поступлением в почву не разложившегося органического вещества, взаимодействием этого органического вещества, включая продукты метаболизма животных, с почвенной биотой, а также усвоением азота воздуха организмами почвы. В результате такого взаимодействия в почву (почвенный раствор) непрерывно поступает из почвенного поглощающего комплекса и атмосферы весь спектр питательных элементов, как это было зафиксировано практически в одно и тоже время в опытах (с растительными остатками) А.Д. Фокина и Мишиной И.Ю. и опытах с органическим веществом навоза в тепличном хозяйстве совхоза «Уфимский». Результаты опытов удалось расшифровать много позже.

Таким образом, благодаря солнечной энергии фотосинтеза (рис. 8, левый верхний прямоугольник) это органическое вещество связано с биотой, с растениями, с животными и с продуктами их метаболизма – фекалиями. В жизни коровы фекалии составляют гигантскую массу. Корова дает 300 – 500 килограмм мяса и … ежегодно в течение жизни по 10 – 12 тонн навоза. Этого нельзя не принимать во внимание. Стало быть, органическое вещество фекалий попадает в почву, участвует опосредованно в фиксации азота и в высвобождении питательных веществ – вот он круговорот.
Значит, круговорот органического вещества и есть основа жизни.

Когда-то великий Энгельс определил жизнь как способ существования белковых тел. Это лаконично и просто. Однако жизнь определяется, вероятно, круговоротом органического вещества. В современном сельском хозяйстве этот круговорот остановлен (разорван). Значит, его надо восстановить.

Рассмотрим экономику вопроса. В эпоху обострения социальных отношений в обществе К. Маркс поставил перед собой гигантскую задачу разобраться: – почему войны, почему битвы… В его представлениях изложено, – всё, что не делается на земле, – определяется трудом человека. Но в отношении зерна, как экономической стоимости, Маркс делает добавку, – количество производимого зерна определяется не только трудом. Не только трудом. Как? Только что было трудом, и вдруг не только трудом. Это что-то Карл Маркс предвосхищает? Точнее говоря, – правоспособностью, производительностью земли… А дальше следует пункт 2. Именно в п. 2 Фридрих Энгельс добавляет: «на этом месте рукопись заканчивается» [15].

Вставка Энгельса не случайна – суть плодородия не была известна Карлу Марксу. Это он поставил величайшую задачу – раскрыть, что же такое плодородие почвы. Исследование этого экономического вопроса в связи с урожаем и иными сельхозпродутами, выявило, что эти продукты как сельскохозяйственные потребительные и меновые стоимости определяются не только трудом. Эти стоимости (товар) определяются произведением факторов, одним из которых, является фактор почвенного плодородия Фпп (см. рис. 9) [16]. Вот почему колхозники Советского Союза бегали по полям с утра до ночи (фактор труда Фт максимальный), а дела в сельском хозяйстве не улучшались (Фпп убывал год от года). Уменьшалось плодородие почв. Но как фактор экономический, находящийся в произведении, плодородие нивелировало труд колхозников и усилия правительства. И сегодняшний фермер не засыпает раньше двух часов ночи, а поднимается в 5 часов утра. Вопрос: «Почему у него мало товара?». Сообщают: «Не помогает какой-то президент». А должно понимать – снижается почвенное плодородие угодий, на которых работает фермер.

Представим себе, точно – плодородие почв. Тогда становится ясным, что чем больше урожай растений произведен в данном государстве в этом году, тем большее внимание государство должно уделять восстановлению плодородия. Но ученые констатируют, что несмотря на гигантские затраты на программы по воспроизводству плодородия, это плодородие падает. Значит, при составлении программ что-то не учитывается [17].

Обратимся к формуле эффективности сельского хозяйства (Рис.9). Мы подставили в известные экономические формулы эквивалент через органическое вещество. Оказалось, – в Советском Союзе на 1991 г. эффективность была – всего 0,217 от единицы. Советский Союз «дышал на ладан». Башкирия была впереди всех – 0,37. А сегодня, если принять во внимание цифры по внесению органики, этот показатель – не более 0,07 для Башкирии. Значит, можно начать заниматься сменой правительства. Не поможет. Поможет анализ технологий.

Имеется в виду, сравнение по справочникам. Оказалась, на одну тонну сухого вещества компоста тратится 20 тонн свежего навоза. Если получать биогаз – тоже 20 тонн. Если получать червей, то еще больше – 40 тонн свежего навоза на одну тонну сухого продукта.

Испытанная в лабораторных условиях технология, созданная на энтузиазме Лилии Степановны Тархановой, лучшего в этой области технолога, которого знали в Советском Союзе и в Совете министров СССР, и в ГКНТ, и в Минхиммаше, выявила многое. Оказывается, можно из 4 тонн свежего навоза приготовить одну тонну ОМУ. Но эта тонна действительно обладает самой высокой себестоимостью – около семи тысяч рублей за тонну. А перегной – 100 рублей за тонну. Как будто бы, перегной получать экономичнее. Но это – ловушка, соответствующая пословице: «Бесплатным сыр бывает только в мышеловке».

Любопытно, вот уже 20 лет «зарубежные агентства» россиянам распространяют слух о том, что технология ОМУ – не эффективная, энергопотребляющая, энергозатратная. В борьбе цивилизаций СЛУХ, как и деза – любимое дитя саботажа. Однако расчет, проведенный по поручению министра сельского хозяйства Башкортостана, показал обратное. Компост даст максимум 446 миллионов рублей при полном внесении на поля, а ОМУ – 44 миллиарда восемьсот миллионов рублей. При этом покрываются, заметьте, все валовые затраты. Но почему? Ответы изложены в статье [18].

Сегодня в Башкирии производится около 20 миллионов т свежего навоза, включая навоз в сараях ЛПХ. Значит, если бы производилось ОМУ, то получили бы минимум пять миллионов тонн ОМУ и удобрили бы в Башкирии всю пашню в размере 5 млн. га. В России – в двадцать раз больше. При этом можно было бы получать урожаи четыре года подряд при одноразовом внесении. Но уже более двадцати лет, как заблуждения мешают поставить технологию ОМУ на служение экономике России.

Оставшиеся доводы «пропагандистов» – у ОМУ высокая себестоимость (7 тысяч рублей за тонну), да есть еще «дешевый» способ воспроизводства плодородия – сидерация. Но в этой себестоимости ОМУ – в основном зарплата крестьянского населения. Фермер может ее и не получать. Переработал навоз и внес. И не зачем крестьянам бегать с утра до ночи – сработает другая вещь. А именно, в почве до 20 тонн биоты на гектаре. А корова сколько весит? Весит около 300 килограмм, но кормится с почвы на двух гектарах. А 40 тонн биоты тех двух гектар, так сказать, ждут, что их накормят. Зачем же мы рекордные урожаи собираем? Чтобы увезти в Турцию? Для поступления долларов? Доллары – хорошо. Но в почве биоту («коров» по выражению В.И. Корнилова) – не «кормят», а «кормить» надо. Стало быть, не сидерацией на полях надо заниматься. Она ведь не служит вовлечению в круговорот органического вещества урожая, пошедшего на корм скоту [19]. Надо возвращать органическое вещество в почву как можно больше, а лучше – все. Но этому препятствуют дезо-слухи.

Немного про энергозатраты. В 2004 году Председатель Президиума Уфимского научного Центра РАН Р.И. Нигматулин, после семинара математиков согласился провести Президиум, специально посвященный переработке навоза. И семинар математиков, и президиум УНЦ РАН рекомендовали технологию ОМУ к освоению в опытно-промышленном масштабе. Однако в республике этому помешали, и, опять же, благодаря дезо-слухам, к которым можно отнести заблуждения в аграрных науках. Именно про заблудших говорят «Не ведают что творят». Люди сотворили с сельским хозяйством не очень хорошее. Ошибки пришли из древности. Осуждать учёных, и тех, кто заблуждается, и тех, кто вскрыл заблуждения – нельзя. Академик А.Н. Колмогоров как-то заметил, что надо научиться прощать талант. Создателям технологии ОМУ, вероятно, – не прощают, бдят.

А у ОМУ весьма показательные энергетические данные (рис. 10). На производство одной тонну ОМУ тратится 200 кВт∙ч. Цифры получены в Башкирии на опытной установке.
На производство карбамида – 2200 кВт/ч на одну тонну. В 10 раз больше, чем на ОМУ.
Тонна нитрофоски обходится в 6 тысяч киловатт на одну тонну. При таких затратах на искусственные минеральные удобрения при уменьшении запасов горючих ископаемых – конец производству пищи – не за горами.

Обратим внимание, – алюминий при производстве требует 20 тысяч киловатт на тонну. На международных рынках стоимость алюминия 1300 долларов за тонну (в ценах 2002 г.). Двадцать тысяч киловатт на его производство, а стоит 1300 долларов.

А вот сушеный птичий помет на мировом рынке стоил 700 долларов за тонну. За что? За смесь с листьями.

Но технологии ОМУ с затратами в 200 кВт/час на тонну – создаются препятствия для внедрения. Хорошо, что у ОМУ есть ноу-хау – 20 лет ноу-хау помогает держать России ее секрет. Таким образом – 1 тонна ОМУ позволяет получить 3,5 тонны зерновых, энергетический эквивалент которых превышает энергию 2 тонны нефти. Т.е. технология ОМУ – не энергозатратная технология, а самая, что ни на есть – энерговоспроизводящая.

А теперь посмотрим на компост – во сколько обходится его приготовление, если учесть затраты сухого вещества, которое разлагается (сгнивает) в компостной куче. 1 тонна компоста обходится фактически в 7 тысяч киловатт. И ничего. Сушеный помет во сколько обходится? В 4000 кВт/ч. Хоть бы один из исследователей сказал: «Ну, где же технология ОМУ энергозатратная?
Опытная установка представлена на фото рис.11. Она была смонтирована в ангаре СКБ «Сельхозаммиак» (филиала Клинского НИИКПТИЖК), присоединенного к БИЦОР. Оригинальной конструкцией установки явился аппарат кипящего слоя. В Советском Союзе подобные аппараты разрабатывались в специализированных институтах. Поэтому нам пришлось разрабатывать все самим. Были сконструированы десятки и десятки иных новых узлов, потому, что для работы с навозом подобные аппараты в мире отсутствуют.

С ноября 1992 г. по июнь 1995 г., благодаря труду двух талантливых рабочих – Михаила Ивановича Тихонова (на снимке) и Роберта Александровича Шрайнера и трех разработчиков (О.В.Тарханова, Л.С. Тархановой и А.О. Тарханова), установка была создана и запущена в работу. К сожалению, работа остановилась на стадии опытной установки по различным причинам [20].

За прошедшее со дня срыва работ по освоению технологии время разработку ГУ БИЦОР поддержали все ведущие институты России и среди них 2 академии наук – Уфимский научный центр РАН и АН РБ.

Полаю, что читатель согласится с тем, что хотя бы через двадцать лет после апробации технологии в опытном масштабе надо поддержать решение институтов о создании опытно-промышленной установки. Создать в обязательном порядке [21].

Этому уже не препятствуют разногласия среди башкирских ученых. Прошедшая 10 декабря 2014 г. дискуссия «О роли органического вещества навоза и помета в сельском хозяйстве» показала, что в воспроизводстве почвенного плодородия основная роль принадлежит именно органическому веществу навоза и помета. Поэтому, технология ОМУ, способствующая возврату органического вещества, не имеет альтернативы. За ее освоение высказались практически все участники дискуссии.

Поскольку в 2014 году завершилось и создание новой теории питания растений, постольку не осталось никаких препятствий на пути освоения новой технологии [22]. Ее созданию послужит опыт по эксплуатации опытной установки в период 1995 – 1996 годов.
Установку оценили многие башкирские руководители. Так, Сайфуллин Франис Аскарьянович, будучи министром сельского хозяйства Республики Башкортостан, ходил по установке и говорил: «Какое чудо сотворили, какое чудо сотворили!». А установка была всего-навсего опытной. Правда, ее увезли в неизвестном направлении, поэтому придется установку создавать заново [21].
На фотографии, на опытном поле с ОМУ среди выращенной пшеницы Московская-35 изображены непосредственные участники опытов в Илишевском районе. Слева – агроном Я.Ш. Мухтаров, в центре – Т. Хусаинов, справа – агроном Р. Гарифуллин.
Освоение производства ОМУ позволит перейти к технологическому реформированию сельского хозяйства и на его основе обеспечить достижение импортозамещения и продовольственной безопасности российских граждан.

ЛИТЕРАТУРА

1. Созинов А.А., Новиков Ю.Ф. Энергетическая цена индустриализации агросферы // «Природа». 1985, № 5, С. 11 – 19.
2. Добровольский Г.В. Роль и значение почв в прошлом и будущем человечества. Экология и почвы. Избранные лекции Х Всероссийской школы, Т. IV. Пущино. 2001 г.
3. Керженцев А.С. Флуктуации, метаморфозы и эволюции почв. Экология и почвы. Избранные лекции Х Всероссийской школы, Т. IV. Пущино. 2001 г.
4. Фокин А.Д. Почва, биосфера и жизнь на Земле. М.: Наука. 1986.
5. Еварестов С.В. ОМУ - так называется удобрение, чудесные свойства которого все еще проявляется только на опытных делянках / Советская Башкирия, № 202 от 22.10.1990 г.
6. Тарханов О.В., Тарханова Л.С., Валеев В.М., Попова С.И. Органо-минеральные удобрения на основе свежезаконсервированной органики. Сборник трудов. Почвы, жизнь, благосостояние. Пенза, 2000.
7. Тарханов О.В., Тарханова Л.С. И помёт может приносить доход // Волга- бизнес, Октябрь–ноябрь, 1997 г. С.37
8. Тарханов О.В. Органическое вещество в агроценозе. Уфа, БИЦОР, 1999 г.
9. Тарханов О.В. Управление экономикой сельского хозяйства //
«Национальные интересы: приоритеты и безопасность», № 36 (86), 2010 г.
10. Керженцев А.С. Функциональная экология. М.: Наука, 2006 г.
11. Вильямс В.Р. Почвоведение. Земледелие с основами почвоведения. 1939 г. С.6.
12. Волобуев В.Р. Введение в энергетику почвообразования. М.: Наука, 1974.
13. Илялетдинов А.Н. Биологическая мобилизация минеральных соединений. Алма-Ата: Наука. 1966.
14. Клечковский В.М. и Петербургский А.В. Агрохимия. М.: Колос, 1967.
15. Маркс К, Энгельс Ф. Избранные сочинения, Т.9, ч. II, С.346, 1987 г.
16. Тарханов О.В. Теоретическая экономия – тупик классового подхода. М.: Экономика, 2003 г.
17. Тарханов О.В. Программы плодородия: вырождение теории или пустая трата денег // Национальные интересы: приоритеты и безопасность, 41(134) - 2011 ноябрь
18. Корнилов В.И. Башкирский опыт воспроизводства почвенного плодородия и продовольственная безопасность // Аграрный вестник Урала, № 5. 2011 г.
19. Тарханов О.В. Почему сидерация не помогает фермеру // Сельское хозяйство России, http://selhozrf.ru/node/4672, 2014
20. Багаев Г.В. Когда наступит завтра / Республика Башкортостан, № 139, 21.07.10.
21. Данилова Г.Б. Ближе к земле / Российская газета, № 240 (6512), 21 октября, 2014 г.
22. Тарханов О.В. Концепции питания растений и общество // Национальная безопасность и стратегическое планирование. № 3 (7), 2014.

Специализация: