Российское сельское хозяйство и российское село после 20 лет реформ

Вы здесь

20 лет - отрезок времени немалый, по истечении его и в обществе, и в экономике, как правило, наступают необратимые процессы. Первый вывод при знакомстве с селом: основная масса сельского населения и сельхозтоваропроизводители не имеют точек соприкосновения и живут каждый за себя и сам по себе. Сельчане в большинстве в буквальном смысле выживают и доживают. Сельхозтоваропроизводители находятся под прессингом монополий, диспаритета цен, отсутствия рынков сбыта, дорогих кредитов. Те средства, которые выделяются со стороны государства и громко объявляются поддержкой селу, на самом деле являются мизерной помощью. Как правило, это помощь сельхозтоваропроизводителям, а не жителям села, которым сегодня никто не помогает.

О сельском хозяйстве и сельхозтоваропроизводителях России
Власти на всех уровнях рапортуют о достижениях в области аграрного производства России. Но ни разу не довелось услышать от того же министра сельского хозяйства РФ о проблемах в сельском хозяйстве и у сельхозпроизводителей. Вызывают сомнение заявления типа: «Россия стала одним из лидеров по экспорту зерна, через 4 - 5 лет будет себя обеспечивать на 80 процентов продукцией животноводства». Так ли это? Попытаемся этот миф развеять.
Сложившиеся благоприятные климатические и погодные условия в 2008 - 2009 годах на большей части территории Российской Федерации позволили получить неплохой урожай зерновых и технических культур. Но ведь сами по себе объем производства и урожайность мало говорят о том, эффективно ли работает сельское хозяйство.
Тем не менее у нас производство зерна всегда было главным показателем состояния земледелия. Зерно является источником питания людей и основным условием для развития животноводства. Россия сегодня производит зерна на 20 миллионов тонн меньше в среднем за год, чем производилось в РСФСР. Если сравнить пятилетку 1986-1990 гг., в РСФСР было произведено 521,3 миллиона тонн зерна. В Российской Федерации за пятилетку 2006-2010гг будет произведено чуть более 400 миллионов тонн.

Надо признать, в РСФСР зерновая группа составляла около 45 процентов посевных площадей (зерновые - 45%, кормовые - 35%, технические - 15%, чистые пары - 5%). Сегодня зерновая группа в России составляет более 60 процентов в структуре посевных площадей. Бывают благодатные годы с благоприятными погодными условиями и высокой урожайностью, но в целом Россия производит зерна значительно меньше с больших посевных площадей, чем производилось раньше.

Тогда чем же можно объяснить сложившуюся ситуацию: зерна производим меньше, а девать его некуда и никому оно не нужно? А объясняется-то все очень просто. Для населения на питание в среднем на год требуется 200 килограммов на человека. Для 142 миллионов человек, проживающих в России, требуется в год около 30 миллионов тонн зерна, 10 миллионов тонн зерна - страховой фонд, 10 миллионов тонн зерна - семенной фонд. Вот и вся потребность для обеспечения питания населения - 50 миллионов тонн на год.

Основной потребитель зерна - животноводческая отрасль для производства молока и мяса, но от животноводческой отрасли в России остались рожки, ножки и хвостики. Приведу несколько примеров. Основными производителями зерна, молока и мяса были Воронежская, Тамбовская, Самарская, Саратовская области и ряд других регионов. По сравнению с 1990 годом поголовье крупного рогатого скота в этих областях сократилось в 5 раз, а свиней - в 3-4 раза. Зерно эти области еще как-то производят, а кормить некого.

По нашему убеждению, российское сельское хозяйство и после 20 лет реформ не вышло из кризиса и работает неэффективно. Да и не может в этих условиях оно работать эффективно.

На рынке сбыта правят перекупщики
В 2009 году на поддержку сельхозтоваропроизводителей государством было направлено 43 миллиарда рублей (менее 1% от бюджетных расходов) или 300 рублей (10 долларов) на 1 гектар пашни (в России 126 миллионов гектаров пашни). Но один только респиратор стоит 500 рублей. В то же время страны ЕЭС на поддержку сельского хозяйства выделили в среднем по 300 долларов на 1 гектар пашни, Япония - 480 долларов, США - 330 долларов, Канада - 200 долларов. Страны ЕЭС планируют к 2015 году довести компенсации более 50 процентов от рыночных цен на сельскохозяйственную продукцию.

По данным статистики, только около 25 процентов сельхозпредприятий и 20 процентов фермерских хозяйств имеют какой-то гарантированный рынок сбыта. Вместо цивилизованного рынка с четкой инфраструктурой Россия получила рынок с теневой криминальной экономикой, где правят монополисты, перекупщики, криминальные структуры. А то, что сложилось за последние 2 - 3 года, трудно назвать даже теневым рынком.

Банки помогают сельхозпроизводителю или себе?
Государство в экономике перешло на ручное управление, отказалось от рыночных механизмов и забыло, что такое конкуренция. Государство в лице правительства пытается договориться с нефтяниками, банкирами, переработчиками сельскохозяйственной продукции, энергетиками. Нефтяные компании по просьбе правительства снижают цену на ГСМ для сельхозтоваропроизводителей на 10 процентов для нужд посевной и тут же повышают цену на ГСМ для всех остальных потребителей. Зато весь год потом ходят и бьют кулаком в грудь, что они помогли и правительству, и сельхозтоваропроизводителям. Но при этом стоимость ГСМ в России в 2 раза дороже, чем в США, в 1,5 раза дороже, чем в странах ЕЭС. Банки так допомогались и правительству, и сельхозтоваропроизводителю, что кредит невозможно получить. Во-первых, он дорогой - ставка по кредиту со всеми накрутками банка составляет более 20 процентов. Во-вторых, многие банки требуют залог по кредиту, в 2,5 раза превышающий размер кредита.

В 2009 году кредитный портфель банков в России сократился на 44,6 процента, но когда банки в первом квартале 2010 года опубликовали данные бухгалтерского баланса по итогам 2009 года, то у большинства крупных банков доходы выросли в 1,5 - 2 раза. Зачем большой кредитный портфель, если банкам можно и на маленьком зарабатывать большие деньги? Кому кризис, а кому он никогда бы и не заканчивался. Чуть ли не ежедневно министры финансов и экономического развития, председатель Центрального Банка докладывают президенту и премьер-министру страны о снижении Центробанком ставки рефинансирования, которая якобы достигла 7,75 процента. Но от «снижения» ни сельхозтоваропроизводители, ни население ничего не получили кроме убытков, так как процентная ставка по кредиту осталась на прежнем уровне (20 процентов и более). А субсидии по кредиту определяются из расчета 3/4 ставки рефинансирования, и теперь субсидии составляют около 20 процентов от ставки по кредиту (в прошлом году было около 50 процентов), а у населения банки стали принимать вклады под 4 - 6 процентов годовых. Опять получается, что выиграли только банки: берут дешевые кредиты у Центрального Банка по ставке рефинансирования и дешевые вклады у населения, а затем продают дорогие кредиты и бизнесу, и населению. Разве об этом не знают министры финансов и экономического развития, председатель Центробанка? Думаю, что знают, а почему так делают, я объясню читателю ниже, чтобы не повторяться несколько раз.

Переработчик - сельхозтоваропроизводителю: не хочешь, не продавай
По нашим данным, все предприятия переработки сельхозпродукции в России принадлежат нескольким холдингам, будь то элеваторы, сахарные заводы или заводы растительных масел. Ни о какой конкуренции не может быть и речи. Один монополист на десятки регионов, и диктует кабальные условия. Лаборатории для определения качества продукции принадлежат тому же монополисту, и что-то оспорить или доказать сельхозтоваропроизводителю практически невозможно. У представителей собственника всегда один ответ: не хочешь на таких условиях - не продавай. Они ничего не могут решить, а их собственник всегда в Москве, также и его расчетный счет - в московском банке. Но работают они здесь - «добивают» дороги, мосты, построенные 30 - 40 лет назад. Или такой пример. Завод растительных масел закупает подсолнечник по 9 рублей за килограмм маслосемян. Завод сбросит на влажность, сорность, и, казалось бы, оплатил за чистый вес. Не тут-то было - завод еще возьмет с продавца за сушку и очистку. После всех скидок и оплат сельхозтоваропроизводитель получит по 6 рублей за 1 килограмм проданного подсолнечника.

Во всем мире производство продукции частное, переработка частная, а лаборатории по определению качества продукции принадлежат государству, но в России не хотят этого делать, так как монополисты могут потерять огромные прибыли.

Диспаритет цен в ходе реформы достиг огромных масштабов, и этот разрыв продолжает увеличиваться с каждым годом. Например, соотношение цены приобретения дизельного топлива, удобрений, тракторов, других сельхозмашин с ценами реализации отдельных видов сельскохозяйственной продукции:
Сельхозтоваропроизводители не могут приобрести недостающую сельскохозяйственную технику. Селу недостает около 500 тысяч тракторов, 150 тысяч зерноуборочных комбайнов и много другой техники. В среднем за год в хозяйства поступает около 17 тысяч тракторов и 8 тысяч комбайнов. При таких темпах машинно-тракторный парк сможет обновиться только через 40 лет. Сельхозтоваропроизводители не имеют средств на приобретение техники, а покупка в лизинг им обходится в 1,5 - 2 раза дороже. В результате такой политики сельскохозяйственное машиностроение как отрасль в России прекратило существование. В стране в год выпускается чуть более 10 тысяч тракторов, около 5 тысяч комбайнов, 1 тысяча плугов и т.д. Можно сказать, отрасль перешла на производство штучных изделий.

В начале 2009 года министр сельского хозяйства Е. Скрынник заявила, что государство на рынке зерна проведет интервенцию и закупит продовольственное зерно у сельхозтоваропроизводителей по 5 - 6 рублей за килограмм, крестьяне придержали зерно в надежде, что государство закупит его по обещанной цене. Что получилось в итоге? Государство стало закупать зерно в ноябре-декабре 2009 года по цене 2,5-2,7 рубля за 1 килограмм. Но сельхозтоваропроизводители получили за проданное зерно на руки 1,5 - 2,0 рубля за 1 килограмм, так как заплатили за участие в торгах, за хранение зерна, кроме того, пришлось возить зерно на элеваторы за 200 - 300 километров. Навоз сегодня продают дороже, он в дефиците. А себестоимость зерна в хозяйствах сложилась свыше 3 рублей за 1 килограмм. Ни о какой рентабельности сельскохозяйственного производства в этом случае говорить не приходится.

Страхование в нынешнем виде не защитит земледельца
В 2010 году большинство сельскохозяйственных районов России охватила засуха, и многие сельхозтоваропроизводители не получат и половину урожая 2009 года. Цена на зерно стала расти, но продавать нечего, зерна мало. Вот и живут крестьяне, не зная, как концы с концами свести. Сложившиеся погодные условия заставили говорить на всех уровнях о страховании посевов, звучат обвинения в адрес самих крестьян в том, что они застраховали всего 5 процентов посевных площадей. Думается, в нынешних условиях страхование посевов имеет мало смысла, и владельцы тех 5 процентов, которые застраховали посевы, вряд ли что получат от страховых компаний.
Вот что говорят сами сельхозтоваропроизводители: «В регионах, как правило, представительства (даже не филиалы) московских страховых компаний. К наступлению выплаты страховых возмещений или этого представительства уже нет, а если и сохранилось, то ответ один - здесь, в регионе, они ничего не могут решить. Головная организация считает, что нет оснований для выплаты страховых возмещений. Начинаются суды, и, может быть, года через два сельхозтоваропроизводитель получит сумму, которую в свое время заплатил страховой компании в виде страховой премии, но никак не больше. Но пока шли судебные тяжбы, сельхозтоваропроизводитель заплатит в виде судебных пошлин и гонораров адвокатам сумму значительно большую, чем получит по суду от страховой компании. Разве власть не знает о таких безобразиях? Думаем, что знает. Россия - зона неустойчивого земледелия, из пяти лет два года обязательно неблагоприятные, и решать проблему защиты сельхозтоваропроизводителей надо срочно.
Прежде всего, по нашему мнению, надо принять закон о страховании в сельском хозяйстве. Второе - создать страховой фонд для сельхозтоваропроизводителей, куда государство должно направлять 2 процента бюджетных расходов ежегодно, сельхозтоваропроизводители - 1 процент денежной выручки от продажи сельскохозяйственной продукции, а страховые компании, занятые страхованием сельского хозяйства, - 2 процента страховой премии, полученной от страхования в сельском хозяйстве, на случай охвата большой территории неблагоприятными погодными условиями.

Нужны срочные меры по спасению
Сложившаяся ситуация в сельском хозяйстве в 2010 году требует от государства принятия срочных мер по оказанию помощи сельхозтоваропроизводителям. Селяне брали под будущий урожай кредиты, семена, гербициды, удобрения, и подходит время отдавать долги, а отдавать нечем. Также предстоит готовить почву под урожай будущего года, сеять озимые. Сельхозтоваропроизводители не знают, какая будет помощь и в каком объеме, пока только одни разговоры на всех уровнях власти.

В России отсутствует политика государства в отношении сельского хозяйства, это привело к тому, что вплоть до настоящего времени, несмотря на урожайные годы, сельскохозяйственные предприятия находятся в очень сложном финансовом положении, а засушливый 2010 год еще больше усугубит положение сельскохозяйственных предприятий и фермерских хозяйств. Проводимая государством интервенция на зерновом рынке не дала никакого положительного результата. Во-первых, государством были закуплены небольшие объемы зерна и поэтому монополисты-хлебозаготовители не подняли цену на зерно. Во-вторых, государство, закупив зерно у сельхозтоваропроизводителей, оставило его на хранение у тех же самых монополистов-хлебозаготовителей и стало платить огромные суммы за хранение зерна. Весь 2009 год в правительстве шли разговоры, какие огромные убытки несет государство, оплачивая заготовителям хранение зерна. Опять выиграли только монополисты. Почему не используется зарубежный опыт США, европейских государств, где рассчитывается потребность в сельскохозяйственных продуктах и возможность их производства в стране? В Федеративной Республике Германии в 80-е гг. наблюдалось перепроизводство овощей и молока, так государство занималось регулированием объема производства этих продуктов на первичной стадии. Сельхозтоваропроизводителям за каждый гектар, не засеянный овощами к уровню прошлого года, государство выплачивало 890 марок, а за каждую тонну непроизведенного молока - около 5 тысяч марок, зато стимулировало дотациями и льготными кредитами рост производства сахарной свеклы и мяса. С помощью таких механизмов развитые страны удерживают колебания закупочных и розничных цен в пределах 2 - 3 процентов в год.

В России тоже можно было бы стимулировать со стороны государства увеличение посевов масличных культур, кукурузы на зерно, есть мощности для переработки этих культур и рынок сбыта. А в России то густо, то пусто. Получили сельхозтоваропроизводители высокий урожай, цены на продукцию сразу в 2-3 раза упали, нет урожая - цены в 3 раза выросли. И такое положение не только с зерном, но и с овощами и плодами. Российские сельхозтоваропроизводители вынуждены в бухгалтерских отчетах показывать не все затраты на производство и реализацию продукции, скрывая полученные убытки, чтобы получить кредиты, так как убыточным хозяйствам банки отказывают в кредитах, загоняя себя тем самым в долги. Сельхозтоваропроизводителям, занимающимся производством растениеводческой продукции, остается только надеяться, что государство обратит на них внимание и ситуация в корне изменится в лучшую сторону.

Материал подготовили:
Николай Иванович Куликов, д.э.н., профессор, заведующий кафедрой «Финансы и Кредит» Тамбовского государственного технического университета,
Екатерина Сергеевна Вдовина, ассистент кафедры «Финансы и Кредит» ТГТУ
Комсомольская правда

Журнал "Аграрное обозрение" www.agroobzor.ru

Раздел: 
Не в сети
Заходил: 6 лет 4 месяца назад
Россия
: Новосибирская область
Регистрация: 11.06.2010 - 22:38
: 53

пока будет такой поддержка государства, а переработка будет давать откат руководителям с/х предприятий, сельский люд будет нищим. время от времени будут возникать ажиотажные спросы на гречку, овес, сахар. пока государство не обеспокоится о продовольственной безопасности просвета ждать не чего. выход только один производить конечный продукт а не сырье, без кредитования на определенном участке земли (гигантомания типа крупных агрохолдингов в россии провалилась).