попробую прицепить файлы

Вы здесь

Моя борьба за село началась очень давно......докладом на всесоюзной научно практической конференции "О сдельной оплате труда управленцев на примере секретаря обкома партии ведающего сельским хозяйством" огрызки которого были опубликованы в ученых записках МГУ.

ГОРОД СЕЛУ
(к давно и хорошо забытому старому)

«Один из путей решения этой проблемы я вижу в поддержке сельского хозяйства страны, реальной поддержке крестьянства, фермерства, вложение средств в сельхозпроизводство, в инфрастуктуру села, в решение проблем аварийного и ветхого жилья, в само село. Надо защитить селян и помочь им наращивать объемы собственной продукции. Тогда мы сможем влиять на процессы ценообразования, быть не зависимым от импорта.»
«…Нам надо сделать все, чтобы люди вернулись в село. Рабочие места, жилье молодым специалистам, комфортные условия проживания, коммунально-инженерная инфраструктура, дороги и другое – все это уже в центре внимания Совета по нацпроектам и «Единой России». С.К.Шойгу. Хакасия № 196
«Екатерина 11,понимая, что не заселенные людьми земли от Волги и далее на восток всегда будут привлекать к себе внимание завоевателей, и организовала переселение из Европы.»

«Столыпинская реформа, была последней попыткой сохранитьроссийское крестьянство как духовную и нравственную основу нашего народа». А.Шишков. Красноярский рабочий.

Непродуманная почти вековая государственная политика по урбанизации государства Российского нанесла невосполнимый ущерб его эволюционному развитию, разрушила основательно фундамент строительства самого государства – провинцию. Особо хочу подчеркнуть – фундамент, строительства любого государства, независимо от его общественного устройства.

Город же в нашем неуправляемом государстве всегда выполнял, а с началом перестройки делает это уже с утроенной силой выполняя, своими разрушительными действиями, неблаговидную роль «слона в посудной лавке». Города в России занимают 1,5% всей площади ее территории, а проживает в них 80% ее населения.

Долгие годы мы всей мощью государственной машины целой серией очередной кампанейщины - то насильственной коллективизацией с раскулачиванием огромного количества крепкого селянина, то непродуманной скоропалительной индустриализацией под бодрый лозунг «Кадры решают все», потом теорией «не перспективных деревень» « ..и всего хозяйственного механизма», согнали в города к одной задвижке, к одному рубильнику, выдавили, вытравили из провинции 80% населения страны.

Правда, под этот с ног сшибательный лозунг, всего понастроили действительно много, но, к сожалению, многое не там, где надо и не то, что надо и только сегодня, спустя почти 100 лет, начинаем постепенно дозревать. Оказывается, что кадры, помимо того, что они «решают все», еще в дополнение ко всему и создают 99% социальных проблем. Сейчас мы, не мудрствуя лукаво, «впарили» обществу очередные не доработанные ни с политической, ни с экономической точек зрения национальные проекты и целевые программы для ускоренного их решения. Почему «впарили»? Да просто потому, что такие грандиозные мероприятия, в таких мастабах, без серьезной научной и экспериментальной проработки нельзя делать в принципе. А мы сначала «впарим» а потом чешем репу, «хотели как лучше ,а получили как всегда».

К великому сожалению, самую разрушительную для возрождения разграбленных «переплюйкой» и «прихватизацией» и села и Агропрома как раз и сыграет, при всей его, притянутой за уши, помпезности, сам нацпроект «Развитие АПК».

Сегодня наши чудо - города, как «белые корабли», стоят в пустыне деградирующего агропрома в радиусе 50-100 км. Кабальная во всех отношениях система кредитования личных подворий и фермеров, предусмотренная национальным проектом «Развитие АПК», сработает на непредсказуемый и не просчитанный даже на элементарном уровне развал провинции. Эта система вынуждает селян через необоснованную эйфорию СМИ, политики и власти к усилению гнета каторжным трудом особенно селян (дачники почему – то в категорию сельхозтоваропроизводителей не попадают, следовательно и в сам нацпроект они не попали, хотя произведенная ими продукция учитывается статистикой в ее общем объеме), которые добровольно, колонами как кролик в пасть удава, полезут в любую кредитную петлю с одной единственной целью - догробить себя каторжным трудом на своем подворье, заработать денег, если конечно получится, выучить своих детей на этих заработанных потом и кровью деньгах и вырвать их из этой беспросветной каторги.

Банк - это насос, выкачивающий деньги из провинции, а их у нас, как тараканов, в каждой подворотне. В Америке в штат не пускают больше одного банка. Штат, в котором оказалось больше банков, выпустил свои «катановки», насос заработал вхолостую и деньги остались работать дома. А наши деньги работают по всему миру, но только не дома. У нас только в Абакане около 200 точек кредитования. Для этого изобилия «насосов» нет никаких нормативных и законодательных документов. А они растут как грибы. Под возрождение сельскохозяйственной потребительской кредитной кооперации есть специальный раздел национального проекта «Развития АПК».в котором есть прямое предписание создать 1000 кооперативов. Не создано ни одного.

-Для кого писали? – Для чего писали? Кто и почему не выполнил?
Думаю, что нашу политику и власть абсолютно не волнует грядущая ситуация, что на селе некому будет осуществлять их «отеческую» заботу о селянах? Правильно говорит С.К.Шойгу «…чтобы люди вернулись в село». Людей надо возвращать к собственности на селе, а не «в село» зарастающее бурьяном и чертополохом.. Святая наивность. У «слуг народа» одна общая цель - пролезть по головам безответственного и загнанного в тупик (я имею в виду селян) электората в стойло у бюджетной кормушки. Если уж не к самому распределению бюджетных средств, то хотя бы слегка прислониться плечом к ней в статусе штатной оппозиции.

Александр 111 отмечал в своем Указе, одна из главных причин «заключается в от- сутствии близкой к народу твердой правительственной власти, которая соединила бы в себе попечительство над сельским обывателем с заботами по завершению крестьянского дела и обязанностями по охранению благочиния, общественного порядка, безопасности и права частных лиц в сельской местности.» «Красноярский рабочий.

Сегодня в частном секторе ( дачный в том числе), 13 миллионов россиян имеют земельные участки, которые владеют 14% всех сельхозугодий России и производит 70% всей продукции сельского хозяйства, затрачивая на ее производство ежегодно 1280000 лет каторжного, малоэффективного, малопроизводительного, унизительного труда.

Частный сектор ежегодно перелопачивает вручную лопатами, тяпками, мотыгами пять миллионов гектаров земли. Перелопачивает и перетаскивает до 200 млн. тонн сена, воды, навоза только потому, чтобы выходить для своего выживания хоть какую – то живность. Слабые женские руки россиянок ежедневно утром и вечером от Владивостока до Калининграда доят вручную 30 миллионов коров. Наивно, если не глупо выглядит эпизод в «сельском часе» на российском канале, где Мохов показывает как женщина доит корову компьютером. А то что 30 миллионов женщин России доят их вручную в навозе и с комарьем, мало кого колышет.

Мы же впереди паровоза, нагнетаем огромные средства в медицину, образование
Это видимо подготовка к тому, чтобы где было потом лечить этих каторжников.

Печально в этой ситуации то, что львиная доля этого каторжного труда ложится на хрупкие плечи слабого пола, стариков и инвалидов. Проходит этот рабский каторжный труд на фоне изнемогающего в безделье и безденежье официального Агропрома.

Не приведи Вам бог видеть, как на своей даче добывает свой хлеб насущный одна семья, в которой на двоих одна кандидатская степень и одна нога.. Еще более удручающую, жуткую картину являет собой остановка на УПК, с которой уходят на дачи все городские автобусы Абакана, на которых огромные толпы сирых и убогих дачников едут добывать себе хлеб свой насущный на своих дачах.

Размазывая огромные суммы кредитов ради самих кредитов, предусмотренных национальным проектом, по всей обширной матушке России, по ее убогим, во всех отношениях сараюшкам и сарайчикам, еще чудом уцелевших в деревнях, мы размазываем по этой убогости селянские благие намерения и неистребимую надежду селян на возрождение деревни. Все это не укладывается в те последствия, уже в рамках нацпроекта того государственного разгрома, который продолжается и сегодня «похоронными командами» конкурсных управляю щих, в условиях созданной и организованной «диктатурой» бестолковых законов. Особое место в этом ряду занимают «Закон о банкротстве», «Закон о розничных рынках» и особенно «Закон о сельскохозяйственной потребительской кооперации» от 1995 года при необязательности и безнаказанности неисполнения даже хороших законов. А посему все наши эпохальные «хотелки» не могут сработать иначе, как по известной формуле «Хотели как лучше…» Если бы этот закон о сельскохозяйственной потребительской кооперации был исполнен хотя бы наполовину, мы бы сегодня не имели в сельском хозяйстве такого уничтожающего разгрома.

Вот извлечение из пособия «по финансовому оздоровлению сельскохозяйственных организаций. «Внешний управляющий без согласия кредиторов, может передать новому предприятию имущество в пределах 20% балансовой стоимости активов….»

Кто мне может назвать хоть одного такого конкурсного? Кого интересует, и кто ответит на вопрос. –Сколько сельхозпредприятий «оздоровилось», за этот период, по закону о банкротстве?

Банкротят предприятие, стоимостью 7.0 млн. рб. – Отдайте нам под эти проценты и под долг
зарплаты рабочим -2.0 млн.рб. один корпус, мы там создадим потребительский кооператив, сохраним село, и производство.

- Ты что хочешь конкурсного оставить без зарплаты. Конкурсный будет продавать предприятие год . а то и два, выплатит долг по зарплате рабочим, и эти рабочие (кто остался в селе) на развалинах этого некогда мощнейшего, селообразующего предприятия, будут создавать на свои кредиты, натуральное хозяйство.

-Для чего это затевали? И самое главное для кого? Вот в чем вопрос.
Оздоровить Агропром, или обеспечить эти «похоронные команды» хорошей зарплатой? У нас один конкурсный назначил себе премию – 6.0 млн. рб.

За годы недозрелых разрушительных реформ из – 155 тысяч российских деревень 17 тысяч стерто с лица земли вообще. В 10 тысячах деревень в бурьянах, при дощатых туалетах, этом российском символе ХXI века, доживают свой век не более 10 жителей, в основном они «на заслуженном отдыхе». Что обидно. Загулялась молодежь в горах, рыбаки традиционно оторвались от берега, вся страна становится на уши, это вселенское ЧП. Разрушается провинция –фундамент государства, государство лезет в лапы импорта, и никакого тебе ЧП За лощеными,лубочными картинками Абакумова и Мохова, этот раздрай не спрячешь.

«Законодатель, вводящий законы, противоречащие законам природы – ПРЕСТУПНИК», - сказал Т. Джефферсон. Наш И.Б.Абакумов говорит: «Гордеев за семь лет сделал столько, чего не удалось сделать никому, а по – моему, даже Гитлеру не удалось так разгромить наше село, как это удалось Гордееву. Хотя он в этой ситуации – только мелкий приспособившийся стрелочник».

Восстанавливать разгром в Ливане, после драки каких-то хулиганов мигом Шойгу отправили.
- А нам кто восстанавливать будет этот разгром деревни после гостерроризма? Жалкие огрызки селян, что еще каким-то чудом в бурьянах задержались? Под удушающие кредиты? Под пустые, несвоевременные и не в полной мере выколачиваемые задним числом субсидии и дотации? Ну, Вы даете, господа! Может быть, Ливанам кредиты выдавать, а Шойгу в наше село направить? Почему бы и нет? Ему там уже, по – моему, скучно сидеть. Объявите ЧП Агропром, пусть он его возглавит.

Давайте теперь взглянем на наши города вообще и на Абакан в частности с этих невеселых позиций, хотя он даже с этих позиций далеко не самый плохой. Город, вокруг которого ходит четыре огромных стада крупного рогатого скота, вокруг которого до самого горизонта разбросано более 40 тысяч дачных участков, в котором 50% территории занимает частный сектор, где в редком подворье если что не хрюкает, то кукарекает. И который собирается еще прирастать Красноабаканскими, Колягинскими, Подсиненскими, Чапаевскими дачами. Это не город!

Частный сектор по всей России, Хакасия тоже не исключение выстроен по порочной схеме обитания человека, где в радиусе 15 метров находятся стол хозяина, туалет свиньи и собаки, где только мухам благодать, не надо далеко перелетать с одного продукта на другой.

-Для кого такие города строятся?
Для мух или для населения социального правового государства?
Не поворачивается язык назвать городом то, где два десятка мозаичных тротуара вокруг Белого дома и с десяток цветочных горшков на столбах, а за поворотом на ул. Володарского, Кати Перекрещенко, с моста на Мира, по улице Крылова до самого кольца - все суперрекламные щиты стоят в бурьяне по пояс. Где чуть ли не на каждом углу сплошной базар и стоянка машин. Впору ставить вопрос о строительстве дорог второго этажа для движения машин над этими улицами, кстати, в Москве такие проекты уже обсуждаются.

Красноабаканский свинорой - это город? Вы думаете 10 микрорайон будет лучше? Свинорой - это закономерное состояние всех самостроев, и предлагаемая для частного сектора ипотека только увеличит их число. До цивилизованного строительства одноэтажного жилья мы еще не дозрели. Правда тенденция к этому намечается.

Современный город скорее всего - это стихийное поселение каторжников, правда не по суду согнанных в джунгли бетонных коробок, где «…наши окна друг на друга смотрят вечером и днем». Люди по безысходности вынуждены выживать, добывая хлеб насущный рабским, малоэффективным и унизительным трудом, разрываясь на части на своих дачах - подворьях и рынках. В Америке в 1947-51 годах только вокруг Нью-Йорка построили 17500 одноэтажных домов. Причем строили, а потом готовые дома отдавали под выкуп на 25 лет под 10% годовых, это у них называется ипотека. А мы ударными темпами строили «хрущобы», создавая в зародыше проблему ЖКХ, с которой сегодня безуспешно «боремся», вернее бесплодно бодаемся.

Мне как – то Жуганов на вопрос: «Что для Вас дача?» ответил влет: «Это «Беломорканал»,через посредство которого несостоятельное государство решает свои проблемы».

Нацпроект «Развитие АПК» своей не продуманной скороспелой стратегией еще мощнее стабилизирует и закрепит эту «несостоятельность» очередной «диктатурой» не продуманных законов. К великому сожалению для провинции город своей привлекательностью социально-трудовых условий вымывает из провинции последние жалкие остатки активного населения.

Городу действительно тесно в существующих границах, но расширять его за счет пос. Рассвет, Кайбалы, г. Черногорска нельзя, а то как бы нам не пришлось переименовывать г. Абакан в город Хакасия. По стратегии нацпроектов скоро Тула, Рязань, Калуга станут округами Москвы. И так до самых окраин. К слову Москва свои коттеджи уже выносит в Калужскую область.

Я к чему веду разговор? Город разрушил провинцию и я уже много лет тупо доказываю это всем и вся. Если мы не развернем миграцию населения в село, то нам придется создавать по нацпроектам «достойное» жильё, образование, здравоохранение связь в селе китайцам и сусликам.

Почему бы Абакану, Саяногорску да и тому же Норильску не построить микрорайон № 14 в Табате Бейского, №1 5 в «России» Алтайского, № 16 в Троицком Боградского, № 17 в Фыркале Ширинского районов. Эта схема органично вписывается в национальный проект «Развитие агропромышленного комплекса». Грядущая реформа госкомимущества открывает для этого еще большие возможности, « автономное учреждение может вести самостоятельную хозяйственную деятельность, при этом подпитываясь из бюджета». Тоже к слову. Лужков по России создал 40 агрохолдингов, и 25% потребностей бюджета закрывает их сельхозпродукцией.

Не знаю, как будет организована эта реформа. В одном уверен, все будет организовано в наилучших традициях бюрократической технологии, как всегда вопреки здравому смыслу и элементарной логике. Эта реформа официально очередной «диктатурой законов» под чиновника соединит власть и бизнес. Тогда взятка приобретет официальный статус оплаты услуг чиновничеству за организацию и сопровождение бизнес - проектов и оказания посреднических услуг. Сразу одним махом покончим с коррупцией. Сколько лет «боремся» с нею всем миром, а тут раз - два и в дамки. Узаконится рейдерский захват и передел собственности с участием властей. Вылезет наружу вся теневая экономика, а она у нас составляет 60% от экономики официальной. Все это тяжким бременем взгромоздится на плечи бизнеса вообще а уж малого и подавно.

Запустить власть в бизнес нам бы следовало еще лет 80 назад, когда этого требовал Ленин. Он писал: «Всем наркоматам, Московскому и Петроградскому Советам в недельный срок представить проект постановления о переводе оплаты труда служащих с прибыли на тантьемы с оборота…» Как бы это следовало сделать, хотя бы задним числом.

1. Уйти от шоу-аукционов для перекупщиков, каждый сам себе. Конкурс должен проводить только Минсельхоз и только между товаропроизводителями первичного продукта – генподрядчик, все остальные переработчики и перепродавцы должны быть субподрядчиками, мы же не проводим конкурсов по выполнению сантехнических работ между магазинами торгующими сантехникой.

Все автономные учреждения должны быть лишены статуса юридического лица и работать на полном внутри хозяйственном расчете в структуре профильного департамента.

Вся чиновничья рать должна получать двойную зарплату, твердый оклад и проценты от бизнеса, тут уж как потопаешь… Вот тут и должны зарабатываться льготы и привилегии, а не за стул в кабинете.
Такая схема была опробована Абрамовичем на Чукотке, в Мордовии и в созданной мною когда-то государственно-кооперативной фирме «Директор». Когда я показал директорам первую зарплату за месяц: Сухоносову - 13 руб., Добровольскому – 169 руб., Бусыгин сказал «А ты знаешь, шестеренки сразу по - другому зашевелились». Но по этой схеме должны работать все структуры: власти всех уровней. Только в этом случае «шестеренки» бюрократии могут закрутится на благо России. По - моему, Форд сказал: «Человека могут заставить работать только два стимула: первый желание заработать и второй - страх потерять» У нас же все законы. административной реформы: о муниципальной службе, о госслужбе отбивают элементарную мотивацию к труду.У чиновников должна расти безразмерно мотивация к труду, а не зарплата.

«В противном случае нет труда и соответственно нет оплаты. Нет оплаты за то, приходит
на работу или даже числится работающим. Оплата может идти при выходе, был бы реализуемый результат…..

Нет оплате труда, за вижение, потение, физические усилия, создающие видимость труда, но не равнозначны ему, если не производится потребительская стоимость. Мало движение – мало достижений. Грешно, пагубно, нецелесообразно платить за суету, имитацию работы.

Нет оплате труда тем кто не способен трудится, но кому занятость гарантируется либо
Конституцией, либо ее толкованием, либо начальством по знакомству. Это уже не оплата труда это пособие.

Нет оплате труда за стаж, звезды нашивки, отдаленность от центра, за выслугу лет…»
Б.П.Кутырев. Бывает ли зарплата не заработанной.

Было бы весьма уместно, если бы город значительную часть ресурсов, заложенных в нацпроекте «Развитие АПК» задействовал ко взаимной выгоде с селом. Одному селу, вернее с теми, кто там еще остался, этих ресурсов не поднять. Честь и хвала Зиминым, Санниковым Андриановским, Калининым…… но их так мало для такой громадной разрухи. Эпоху «от достигнутого» и отдельных «маяков» социалистического труда мы уже проходили. Как сказал управляющий отделением «Россельхозбанка» Шандро: «Мужики, эта халява скоро кончится». Он ошибся - не скоро, правительство России приняло очередную программу развития села до 2012 года. Город просто обязан подключиться к этой «халяве».Искупить свою вину перед разрушенной провинцией. Мы ругаем олигархов что они не делятся с народом, плохо.

А Город олигарх почему не делится?
Несколько слов о «халяве». Процентная ставка по всем кредитам развития сельскохозяйственного производства гасится бюджетом на 95%. Стоимость закупаемых животных возмещается бюджетом на 50% от цены закупа, закупаемые животные принимаются в залог, кредит выдается до 5-8 лет с отсрочкой платежа самого кредита до 24 месяцев. Приобретаемая техника и оборудование дотируется на 50% стоимости с отсрочкой платежа на 12 месяцев. Вот такие субсидии - сначала обдираем как липку, а потом задним числом субсидируем. В Америке сельское хозяйство вообще освобождено от налога, с их - то климатом.

«Субсидия – это форма, позволяющая вернуть Вам ваши деньги таким жестом, который заставляет вас подумать, что их вам подарили», это Бингем.

Но, в сегодняшней ситуации в эту разграбленную и деморализованную провинцию нельзя идти «телегой впереди лошади», как это делают наши власти.

Возрождение провинции надо начинать с создания в каждом муниципальном образовании промышленного сельскохозяйственного производства на 25-50 рабочих мест, а уже к нему создавать «достойную» инфраструктуру. Вряд ли кто из нас оставит жить, даже в благоустроенном коттедже своих детей, чтобы они выращенную по колено в навозе продукцию везли в город на рынок за 200 км, жарились и мерзли на городском асфальте годами, чтобы выручить денег на хлеб и одежду для своего выживания в бескрайних российских бурьянах.

Стратегия государства на развитие личного подсобного хозяйства фермерства – это путь к натуральному хозяйству. Многолетним опытом доказано, что бизнесом могут заниматься только 5% активного населения, остальной контингент – это рабсила, которой государство, а не бизнес должно организовать рабочее место. Еще раз хочу особо подчеркнуть - вот именно ОРГАНИЗОВАТЬ, а не «впарить» кредитную массу, чтобы эта рабсила кувыркалась в бурьянах, как жук в навозе, с кредитной петлей на шее. Это по сути дела государственная политика по зачистке территории страны для пришествия ВТО.

Только город может спасти Россию приходом в провинцию, избавив провинцию от ипотечного долгостроя и архаичного подворья. Фрадков призвал возродить комсомольские стройки и профессионалам - пойти в провинцию. Но это будут отдельные маяки в бурьяне. Мы это уже проходили. . Нам много не надо, дайте нам Шойгу вместо Гордеева, покажите пример и не надо будет селу никаких кредитов и инвестиций. Если там раскопать по умному, что похоронено в бурьянах и навозе, всему миру хватит с лихвой.

Селянин должен стать не рабсилой, живущей от зарплаты до зарплаты, а равноправным компаньоном, собственником, создающим собственность для себя и своих детей, на современном промышленном производстве. В США за последние 30 лет более 10 тысяч предприятий стали собственностью их работников. Там даже льготы налоговые дают предприятиям, увеличивающим количество собственников. У нас эту проблему может решить национальный проект, возродив сельскохозяйственную потребительскую кооперацию.

Но не решим.. Почему? Трушин не допустит к себе конкурентов в кредитную кооперацию. А местные князья, «прихватизировавшие» закрома родины, не пустят в свою вотчину нищего селянина со своим статусом «один пай - один голос».Гордеев, являясь председателем Совета при Президенте по нацпроекту «Развитие АПК», в нацпректе четко прописаны задачи возрождения кредитной кооперации, он с восхищением докладывает, «уже в 80 регионах созданы филиалы «Россельхозбанка», где он является председателем совета директоров. И ни слова о том, что нацпроектом предписано создание 1000 таких кооперативов. Следовательно такую упряжку Гордеев-Трушин преодолеть инициативой«снизу» невозможно. Зачем огород городили?

Подворье должно стать для селянина только - как хобби. Мне говорят. А ты хочешь отобрать генетическую тягу россиянина к земле. Да нет, я хочу чтобы он небыл на не рабом. Чтобы он на ней под кипарисами в гамаке под зонтом качался в свободное от работы время, на Своем предприятии.

Кто-то из великих сказал: «Человек, не имеющий собственности, не имеет Родины». Надо создавать класс сельского собственника, а не тягловую силу рабов для жуликоватых инвесторов. Это должно стать единственным лозунгом для тех, кто на горбу селянина хочет пролезть к бюджетной кормушке.
Г.Д. Стремоухов, пос. Чапаево.

Раздел: 
Файлы: 
ПредпросмотрВложениеРазмер
СЕЛУ.doc82.5 КБ