Плачинда (сказка о лепёшке с заправкой)

Вы здесь

Аватар пользователя ВасилийЩе

В давние-предавние времена, когда одежда была со шкур, а охота – с копьями, жил-да-был в одном племени ловкий и трудолюбивый мальчик. В детских играх и в делах племени он всегда стремился к справедливости, за что прозвали его Ведлик. Пошли однажды охотники на охоту, а Ведлика брать не стали, – «Мал ещё». Но мальчуган всё равно за ними тайком увязался. Шёл да шёл, по кустам прячась. Только буря вдруг началась, охотники куда-то убежали. Остался Ведлик один, совсем заблудился.
Переночевал под старым деревом, утром приходит на луг, а там ваточник ароматный цветёт. Обрадовался мальчик, стал жевать цветочки, вдруг ветер подул, и слышит, а ваточник шепчет: «Ведлик, не ешь цветочки, дай дозреть до ваты. А когда станет холодно и голодно, потри вату сильно-сильно, разгорится огонь». Послушался Ведлик, идёт дальше.
Вышел на поле, а там дикая пшеница растёт. Обрадовался, пожевал немного колоски, а ветер вдруг как подул, те ему зашептали: «Не ешь нас зелёными, Ведлик, подожди, нальёмся полной силой. А когда станет холодно и голодно, ешь, сколько хочешь!» Послушался Ведлик, идёт дальше.
Спустился к пойме, а там тыква растёт. Обрадовался мальчик, стал молодые тыквочки обгрызать. А ветер вдруг как подул, и тыквенная листва ему шепчет: «Не ешь недозрелую тыкву, Ведлик, подожди, нальётся она полной силой. А когда станет холодно и голодно, ешь, сколько хочешь!». Послушался Ведлик, идёт дальше.
Поднялся в горы, видит орех. Образовался, полез было на дерево за орехами, а ветер вдруг как подул, и ореховая листва зашептала: «Не ломай ветвей, не тронь орехи зелёные, перепачкаешься, а созреют – сами осыпятся». Послушался Ведлик. Построил халабуду, и пошёл охотиться.
Спускается в долину по ущелью, и видит впереди корову с телёночком. Вдруг – прыг из-за камня тигр, хочет загрызть малыша, а корова защищает, отбивается. Подскочил Ведлик, вонзил копьё хищнику в пасть, так что тот со страшным рыком полетел в пропасть. Мальчик хвать корову за рог: «Я, - говорит, - голодный-преголодный, теперь ещё и копья из-за тебя лишился. Как охотиться теперь буду? Говори, а то я тебя сейчас съем!»
- Му-у-у-у, - спокойно так говорит корова, - Ведлик справедливый, он меня не съест, телёнка-сосунка без мамы не оставит! Му-у-лока только моего попьёт!
Почуял Ведлик запах молока, что с вымени капает, увидал кровь тигриную на другом рогу у коровы, и её сломанную в драке ногу, отдышался, успокоился, отпустил корову.
- Я, - говорит, - настоящий охотник, а не ребёнок, и молоко уже не пью.
Приложил мятые листья к ранам коровы. Сбросил шкуру с плеча, к ручью сбегал, принёс в ней воды, постелил осторожно в ямку, дал корове напиться. Та лежит, не встаёт, воду только жадно пьёт. А телёнок лежачую маму не сосёт, тоже воду только пьёт. Мычит корова, мучается с полным выменем, капает молоко. Жалко стало Ведлику и коровы, и телёнка, и молока. Ещё воды в шкуре принёс, расстелил возле вымени, надоил туда же молока парного. Корова успокоилась, уснула, а телёнок напился, и ещё осталось. Деваться некуда, голодный Ведлик молоко и допил.
Смастерил он из палок и плюща лубки, наложил корове на сломанную ногу, помог ей подняться, и отвёл вместе с телёнком в халабуду, от хищников спрятал.
Потом спустился в ущелье, где тигриное мясо куницы уже растащили, а кости гиены уже сгрызли, отнёс домой, и сшил из оставшейся шкуры большой мешок – чувал.
Пошёл Ведлик к ореховому дереву. Орехов натрусил да насбивал из рогатки. Наелся и насобирал полный чувал, на зиму, и отнёс домой.
Сходил и в степное поле. Попробовал пшеницу грызть, а зёрна твёрдые, невкусные. Но делать нечего, нарвал полный чувал колосков и отнёс домой.
Проведал и пойму. Попробовал тыкву грызть, а кожура твёрдая. Но делать нечего, нарвал полный чувал тыкв и отнёс домой.
Сам голодный-преголодный, только молоком разбавленным, орехами да птичьими яйцами питается, всё о завтрашнем дне думает. Запасов наносил, сделал хлев из халабуды, а рядом себе дом поставил. Налепил из глины сырой горшков разных для припасов.
Подул однажды холодный ветерок, и зашептал: «Ваточник созрел, ваточник! Разведи костёр, согрейся, кушать приготовь». Вскочил Ведлик, надоил кувшин молока, да и побежал на ваточный луг. Насобирал ваты полный чувал, домой принёс. Тёр его, тёр, тёр-тёр, тёр-тёр, устал. Посидел-подумал: «Терпенье и труд всё перетрут», и с удвоенной силой стал тереть, да так сильно, что дымок пошёл, а затем и костёр разгорелся. Молоко попробовал, а оно-то прокисло, в простоквашу превратилось. Принёс зерна, принёс тыкву, разложил их, и давай отчитывать:
- Корова меня обещала напоить? Напоила. Орех меня обещал накормить? Накормил. Ваточник меня обещал согреть? Согрел. А вы меня, почему не кормите?
Молчит зерно, молчит и тыква.
- Вы меня обманули!
Молчит зерно, молчит и тыква. А Ведлик – плачет от голода и досады.
- Это несправедливо! Будет вам за это тяжкая кара!
Посидел, подумал, и огонёк у него азартный в глазах заблестел:
- Это не я должен плакать! Это вы, обманщики, плакать должны! Тебя, зерно, я сотру в порошок! Тебя, тыква, я просто растопчу! Как из глины горшки лепил, так из вас вылеплю Плачинду – вот она пускай и плачет! Вот это будет справедливо.
Сказано – сделано! Просверлил мальчик в круглом камне дыру, палку в неё вставил, и на другой камень положил. Приподнимет камень с дыркой, подбросит под него зёрна, и крутит, за палку придерживая, о другой камень. Покрутит-покрутит, тот камень зёрна и сожрёт – за это жёрновом прозвал его Ведлик. И сыпется из-под жёрнова порошок, что от зерна остался. Только мучиться долго надо, мучиться – за это Ведлик назвал такой порошок мукой.
Сделал Ведлик ещё пестик, ногу такую деревянную, и ямку в колоде выдолбил. Ступает пестик в колоду, то есть в ступу, и ломтики тыквы толчёт, в толокно превращает.
Замесил в казане мальчик тесто из муки с толокном, попробовал слепить плачущего зверька – Плачинду. Только с одним толокном плохо лепится мука. Решил добавить в тесто прокисшего молока, и яиц птичьих для липкости. Но только муки маловато, ещё намолоть надо. Накрыл тесто крышкой, и дапвай муку молоть. Потом глядь – а тесто забродившее подняло крышку и норовит из казана убежать.
- Стой, Плачинда! Врёшь, не уйдёшь!
Разделил тесто, часть с простоквашей и яйцами замесил, только жидко и липко получилось. Ну и ладно, ляпнул тесто на горячий камень, семечек тыквенных налузал и рожицу смешную на плачинде выложил.
- Подсыхай и грейся, - говорит, - пока тебя не долепил, Плачинда.
Сидит, семечки лузгает, дрова подбрасывает, о Плачинде было забыл. Когда – аромат учуял аппетитный. Хвать Плачинду, а она мягкая и пушистая стала, испеклась, подрумянилась,. Попробовал – ох и вкуснятина!
Перезимовал Ведлик, весной зерно посеял и тыкву посадил, чтобы снова Плачинду печь. А летом соплеменников повстречал, познакомил их с коровой, телёнком, Плачиндой, а вскоре на первейшей красавице женился, в дом свой привёл.

Раздел: