О вредной привычке раздражаться, о вере, христианской любви и о том, в чем нуждались святые…

Вы здесь

Из творений святых отцов – Св. праведного Иоанна Кронштадского «Моя жизнь во Христе»
Ни на что не должно огорчаться и раздражаться, потому что через частое огорчение и раздражение образуется весьма вредная, и нравственно и физически, привычка раздражаться, тогда как чрез равнодушие к противностям образуется добрая и полезная привычка все переносить спокойно, терпеливо. Множество случаев может представиться в этой жизни бесчисленных взаимных несовершенств наших, и если при всяком случае огорчаться, то не станет нашей жизни и на несколько месяцев. Да притом огорчением и раздражением не поправляется дело, а напротив расстраивается через наше расстройство. Лучше быть всегда спокойным, ровным, всегда исполненным любви и уважения к больному нравственно человечеству, или, говоря честнее, к ближним, к родным своим и подчиненным нам. Ведь человек не ангел, да притом жизнь-то наша сложилась так, что ежедневно и невольно почти грешим, хотя и не хотели. «Не еже хочу доброе, сие творю, но еже не хочу злое, сие сдеваю (Послание Рим. 7, 19). И Господь научил нас снисходительно смотреть на частые человеческие неисправности и падения, сказав: «остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим» (Мф. 6, 12). «Яко же хощите, да творят вам человецы, тако и вы творите им» (Лк. 6, 31). А кто из нас не хочет, чтобы к нему относились снисходительно и терпеливо в его нуждах, преткновениях, падениях, неисправностях, опущениях? Потому и Апостол учит нас долготерпению и снисхождению. «Любовь, - говорит Апостол Павел, - долготерпит, милосердствует, не раздражается, не мыслит зла, все покрывает, все терпит и николиже отпадает» (1 послание Кор. 133, 4-8).

Вера и Церковь, Богослужения, таинства, обряды – все это, говорят вольнодумцы и безбожники, придумано людьми для того, чтобы держать народ в страхе, подчинении и поддерживать добрую нравственность, да, пожалуй, доходу собирать с него. Вот как милосердие Божие и чудное Его домостроительство нашего спасения, самое воплощение, страдание и смерть ради нас Сына Божия хулятся неведжами и вольнодумцами, потерявшими страх Божий. Зато посмотрите на их жизнь, как они живут и долго ли живут? Потеряв силы и здоровье в разврате и пьянстве, они преждевременно дряхлеют, тупеют, болеют и умирают.

Любовь христианская лучше предпочитает терпеть все внешние неудобства жизни, тесноту, отсутствие чистого воздуха, убытки, нежели из-за внешних этих и подобных неудобств допускать нетерпение, огорчение, раздражение, озлобление, ропот на стесняющих нас по нужде или капризу характера, или по желанию жить за чужой счет, на чужое спокойствие. Любовь все терпит все переносит с ущербом для себя, для своей материальной и телесной жизни: ибо где любовь, там благодать Божия и всякое добро, там спокойствие, там довольство. Христианин претерпевает все, только бы не лишиться благодати Божией, которая для него величайшее из благ.

Что мне нужно? Ничего мне на земле не нужно, кроме самого необходимого. Что мне нужно? Мне нужен Господь, нужна благодать Его, Царствие Его во мне. На земле, месте моего странствия, моего обучения, нет ничего собственного моего, все Божие, все временно, назначено к временным мне услугам; избытки мои – достояние ближних, не имеющих. Что мне нужно? Мне нужна истинная, христианская, живучая, деятельная любовь, нужно любящее, жалеющие ближних сердце, нужна радость о их довольстве и благополучии, скорбь о их скорбях и болезнях, о их грехах, слабостях, беспорядках, недостатках, несчастьях, бедности; нужно сочувствие теплое, искреннее во всех обстоятельствах их жизни, радость с радующимися, плач с плачущими. Полно давать место самолюбию, эгоизму, стараться жить только для себя и привлекать все только себе: и богатство, и сласти, и славу мира сего, и не жить, а умирать, не радоваться, а страдать, нося в себе яд самолюбия, ибо самолюбие есть непрестанно подливаемый в наше сердце велиаром яд. О, да воскликну с псалмопевцем: «что ми есть на небеси, и от Тебе что восхотех на земли? Исчезе сердце мое и плоть моя, Боже сердца моего, и часть моя Боже во век» (Пс. 72, 25-26). Господи, свидетель сердца моего, движение его и сих строк! Даждь ми сие, просимое у Тебя! От меня сие невозможно, но «вся возможна суть у Тебе» (Мрк. 10, 27). Даждь мне истинную жизнь, рассей мрак страстей, прожени силою Твоею силу их!

Раздел: