Что за станция

Вы здесь

По данным ГОСНИТИ, в России действует около 650 машинно-технологических станций. Частью из них владеют средние и крупные агрокомпании, которым нужен свой парк техники. Они обращаются к услугам сторонних МТС, только если не успевают вовремя собрать урожай или провести сев. Небольшим хозяйствам выгоднее иметь основную сельхозтехнику, а дорогостоящие энергонасыщенные трактора и комбайны арендовать у независимых МТС или покупать, кооперируясь друг с другом, советуют эксперты. Впрочем, пока аграрии просчитывают, выгодно ли иметь свои станции, независимые МТС сами становятся сельхозпроизводителями.

Как рассказывает эксперт «Росинформагротеха» Валерий Кузьмин, нынешние МТС задумывались совсем не такими, какими они являются сейчас. «В начале 1990-х гг., когда образовывались новые машинно-технологические станции, предполагалось, что они будут внедрять новые технологии, чтобы способствовать выходу сельского хозяйства из кризиса, – говорит он. – Однако большинство МТС работает по традиционным технологиям и в основном занято обслуживанием крупных сельхозпредприятий».

Ни себе, ни людям

По данным ГОСНИТИ, число МТС сокращается: по сравнению с 2003 г. их стало меньше на 50–100. В Удмуртии 6 из 19 МТС перестали выполнять заказы аграриев и занялись ремонтом сельхозтехники, превратившись в РТП, приводит пример эксперт этого института Сергей Горячев. А в Краснодарском крае от 10 МТС, действовавших в 2003 г., через два года осталось только две, добавляет он. В 2004 г., говорят в ГОСНИТИ, МТС вспахали 676,6 тыс. га, что на 12,5% меньше, чем в 2003 г.

Как считают эксперты, многие трудности МТС связаны с их законодательным статусом. «Я участвовал в создании системы МТС, – вспоминает Евгений Ревякин, бывший замруководителя департамента механизации федерального Минсельхоза. – Мы организовали около 800 МТС по всей стране. Сейчас из них осталось не более 500, из которых 60–70% убыточны». Основная причина, по мнению Ревякина, в том, что по указу президента Ельцина (Указ Президента РФ от 10 сентября 1996 г. №1341 «О мерах по развитию сети машинно-технологических станций») МТС отнесены не к сельхозпроизводителям, которым полагаются значительные налоговые льготы, а к промышленным предприятиям. В результате станции «обложены налогом до 60%», – объясняет он.

Кроме отсутствия льгот, положение МТС усугубляется неплатежеспособностью агрокомпаний. «Сильные хозяйства могут сами все вспахать и засеять, – рассказывают в ГОСНИТИ. – МТС же в основном создавали для помощи маломощным производствам. Поэтому и сумма долгов за их услуги, которые эти предприятия не в состоянии оплатить, получилась огромной».

О «кризисе неплатежей» говорят и сами руководители станций. Владимир Федосеев, директор Дмитриевской МТС (Курская обл.), сетует, что в его районе осталось только одно рентабельное хозяйство. «У нас есть твердые гарантии, что они с нами рассчитаются, – уверен он. – А остальные думают, что мы состоим на гособеспечении и просто оказываем им шефскую помощь. В 2006 году, например, мы недополучили 200 тыс. руб.». На самом деле предприятие не получает безвозмездной помощи от государства, а технику само берет в лизинг. Поэтому Федосеев больше не хочет даром работать на недобросовестных партнеров. «Теперь мы выбираем новые хозяйства очень осторожно: оказываем им услуги на небольшую сумму и требуем расчета, – говорит он. – Если его нет, то сотрудничество прекращается».
«Когда мы начинали работать, столкнулись с проблемой: вспашем хозяйству землю, а когда в страду наши комбайны приезжают убирать, оказывается, что урожая нет, так как ничего не было посеяно, – разводит руками гендиректор Павловской МТС (Воронежская обл.) Виктор Скутнев. – Следовательно, и за пахоту рассчитываться с нами нечем». В 1998 г. одно хозяйство задолжало «Павловской» 300 тыс. руб. Скутнев предложил выход из положения: сдать его МТС 300 га пахоты, которую он был готов сам засеять, собрать урожай и компенсировать образовавшийся долг. Однако должники отказались от этого варианта.

Сами себе крестьяне

Горячев констатирует, что по какой бы модели не создавалась МТС, станции могут работать только там, где им помогают местные администрации: предоставляют по лизингу технику и выплачивают часть стоимости обработки залежных земель. В противном случае МТС разоряются, закрываются либо меняют статус. «Например, в Краснодарском крае 8 из 10 станций работают как частные предприятия», – утверждает Горячев. «Работа МТС успешна, если ей за счет бюджета или частного инвестора, имеющего госгарантию, помогли приобрести технику, – поддерживает его Кузьмин из «Росинформагротеха». – Не меньшее значение имеет эффективный менеджмент». По его наблюдениям, наиболее уверенно чувствуют себя на рынке станции, созданные на базе действующих предприятий. Один из таких вариантов – Башкирская МТС, несколько лет назад созданная на средства правительства Башкортостана. «Сейчас это крупнейшая в республике станция, – говорит Кузьмин. – У нее 10 филиалов, 708 зерноуборочных комбайнов, большая часть которых – импортные».

А Горячев из ГОСНИТИ рассказывает о Калужской МТС, имеющей статус госпредприятия и созданной в 2003 г., как об одной из самых успешных. Эта станция получает из областного бюджета средства на техническое оснащение, например: в 2005 г. они превысили 50 млн руб. МТС заготавливает по договорам корма хозяйствам из 10 районов области. Ее 8 отрядов также оказывают 38 хозяйствам 12 районов услуги по уборке зерна.

Те, кто не может рассчитывать на государственный статус и гарантированные заказы, чтобы избежать банкротства, вынуждены сами становиться сельхозпроизводителями. То, насколько интенсивен процесс перехода МТС в разряд сельхозпроизводителей, показывает рост пахотных площадей в собственности или аренде МТС (см. таблицу «Показатели МТС»). «Практика показала, что надо брать землю и работать на ней со своей техникой, – делает вывод Скутнев. – Мы арендовали 300 га земли, потом расширились до 900 га. Теперь у нас уже 9 тыс. га, на которых мы возделываем элитные сорта пшеницы, ячменя, гречихи, гороха и подсолнечника».

Федосеев из Дмитриевской МТС называет переход станций в категорию производителей сельхозпродукции «задачей номер один». Первый участок земли под свое зерновое хозяйство он арендовал три года назад. Сейчас у Дмитриевской 150 га своей земли. «Мы почти не зависим от хозяйств, которым оказываем услуги, – радуется Федосеев. – Работа на земле – это гарантированная прибыль. Планируем скооперироваться с каким-нибудь предприятием, чтобы увеличить посевы. А еще можно совмещать разные функции: обработали свою землю, освободилась техника – оказываем услуги другим». По его мнению, важно, чтобы работа на своих полях составляла не менее 70% общего оборота. Тогда МТС будет считаться сельхозпроизводителем и получит налоговые льготы. «Но пока мы считаемся промышленным предприятием, и налоги забирают значительную часть прибыли», – сожалеет Федосеев.
«Наше хозяйство создавалось в декабре 2005 г. сразу как сельхозпредприятие, – рассказывает руководитель Ряжской МТС (Рязанская обл.) Игорь Селин. – Хотя станция и оказывает услуги другим хозяйствам, наш приоритет – развитие собственного производства». Его «Ряжская» развивает на 20 тыс. га – землях бывшего совхоза «Плодовод», пришедшего в полный упадок. «Дотаций мы не получаем», – подчеркивает Селин, оговариваясь, что в 2006 г. государство лишь возместило компании потери 5 тыс. га озимых.

Число МТС, сумевших найти свою нишу на рынке, в ГОСНИТИ оценивают в 350–400. Однако большую роль играет и географический фактор, замечает Горячев: «В Нечерноземье, где хозяйства небольшие и услуги МТС особенно востребованы, этот бизнес будет успешно развиваться, как это происходит в Калужской области. А в южных регионах необходимость в МТС часто отсутствует. Туда идут инвестиции, там сильные хозяйства, у которых собственный парк техники, мастерские, пункты техобслуживания и т. д.». Техническая база с мастерской – для многих станций такой же источник дохода, как собственное зерно. К примеру, Ростовская МТС (Ярославская обл.), по данным ГОСНИТИ, половину доходов получает от услуг по ремонту и обслуживанию техники.

Расчеты ГОСНИТИ также показывают, что в МТС техника используется эффективнее, чем в сельхозпредприятиях. Так, в МТС годовая выработка на трактор составляет 1040 условных эталонных гектаров (у.э.га), а в агрохозяйствах – всего 650 у.э.га, на комбайн – 630 у.э.га.

Зачем аграриям свои МТС

Руководители машинно-технологических станций и аграрии по-разному оценивают необходимость создания агрокомпаниями своих МТС. Федосеев из Дмитриевской МТС считает, что станции необходимы уже потому, что небольшим хозяйствам невыгодно содержать свою технику. «Зачем им держать, например, «Кировец», который стоит 2 млн руб. и требует сервиса? – спрашивает он. – Одному хозяйству это не под силу. Скооперироваться с другими тоже трудно, ведь фермеры часто не могут договориться, как распределять расходы. Кроме того, если техника своя, то нужны и механизаторы. Но в отдельном хозяйстве для них, как правило, нет достаточного объема работы».

Крупные хозяйства чаще пользуются услугами МТС. Владимир Залогин, гендиректор «Агросхлебопродукта» (Ставропольский край, выращивает продовольственную пшеницу), сотрудничает с местной МТС «Избердей». «Они нашли свою нишу, – говорит он. – У них большой парк техники, адекватные формы расчетов, полный цикл организации труда». Хозяйствам, желающим организовать свою МТС, Залогин советует тщательно просчитать окупаемость и загружать технику по максимуму. «Техника, взятая в лизинг или в кредит, – дорогое удовольствие, – объясняет он. – Значит, она должна работать интенсивно, чтобы окупиться, а не так, как раньше в колхозах: неделю работает и год простаивает». Поэтому самый выгодный вариант, по его словам, – это кооперация нескольких хозяйств из разных климатических поясов.

В МТС нужно закупать только технику «для больших работ», продолжает Залогин, а именно энергонасыщенные трактора и комбайны, работающие на больших площадях. А вот приобретать почвообрабатывающие агрегаты нет смысла, говорит он. Как правило, они есть в каждом хозяйстве.

Во что же обходятся сельхозпредприятиям услуги станций? К примеру, в Дмитриевской МТС уборка 1 га стоит 1200 руб. Хозяйства обычно расплачиваются зерном, говорит Федосеев. «В денежной форме мы получаем не более 30% оплаты», – уточняет он. Некоторые аграрии утверждают, что при больших объемах работ арендовать технику у МТС невыгодно. Александр Зубов, директор «Нивы Оренбуржья», считает, что лучше содержать свой парк. «На чем ездить дешевле: на своей машине или на такси? – спрашивает он. – Если вы пользуетесь машиной каждый день, то, конечно, выгоднее иметь свою». Так же считает Залогин: «Своей техникой пользоваться выгоднее, чем арендовать машины. Услуги собственной МТС обходятся нам на порядок дешевле рыночных расценок».

И все же обращаться к МТС приходится даже хозяйствам с укомплектованным машинно-тракторным парком. «Когда не хватает своей техники, мы арендуем комбайны, – рассказывает Павел Царев, гендиректор группы «Агрогард» (Краснодарский край, 62 тыс. га). – Расплачиваемся деньгами. Это невыгодно, потому что мы должны отдать средства, которые могли бы остаться на предприятии». Как и Залогин, он создает МТС, чтобы полностью перейти на свои машины.
«Ниве Оренбуржья» приходится арендовать уборочную технику из-за сложных климатических условий региона. «Мы стараемся обходиться своими силами, – оговаривается Зубов, – но поскольку у нас высока вероятность затяжных дождей, то посевную и уборочную нужно проводить оперативно. Поэтому каждый год мы берем в аренду 7–10 комбайнов». За эту работу он рассчитывается зерном (20–30% от намолота). «Агросхлебопродукт» тоже пользуется контрактными услугами МТС во время жатвы. «В 2005 г. мы привлекли 20 комбайнов и 30–35 единиц автотранспорта для перевозки зерна, - вспоминает Залогин. – За работу рассчитываемся зерном, отдавая не меньше 5 ц/га, но в некоторых случаях договариваемся на 17–20% валового сбора».

Если хозяйство состоит из нескольких подразделений, то руководители агрокомпаний считают целесообразным создание общей для всех МТС. «Агросхлебопродукт», учредив в 2002 г. свою станцию, выделил ее в самостоятельную производственную единицу. «Все машины брались в лизинг на 7 лет, – рассказывает он. – На оснащение МТС мы потратили около 250 млн руб.». У каждого из 5 хозяйств «Агрогарда» пока своя техника, но Царев уже «выбирает предприятие», на базе которого удобно будет создать МТС.

Тамбовская агрокомпания «Борец» уже сформировала свою МТС и не жалеет об этом. В нее входят 50 тракторов, 16 комбайнов «Дон» и «Нива», а также кормоуборочный комплекс. «У нас своя техническая база, свои инженерная и ремонтная службы, – перечисляет директор «Борца» Анатолий Гречишников. – Услугами посторонних МТС наше хозяйство не пользуется. А когда свой урожай уже собран, мы еще и сами помогаем другим».

Ольга Фомина
Журнал «АгроТехника»
№1, зима 2007
www.agro-technika.ru
http://www.agro-technika.ru/news/581/

Источник: