Украинская РАПСодия

Вы здесь

Топливо или жизнь?
В докладе «Биоэнергия и окружающая среда» эксперты ООН сходятся во мнении, что прежде чем увеличить долю биотоплива в энергетическом балансе, необходимо продумать систему выращивания растительных культур и восстановления почв, то есть, севооборота. «Развитие новой биоэнергетической индустрии, — говорится в докладе, — может привести к неконтролируемой вырубке реликтовых лесов, обеднению экосистем и эрозии почв. В развивающихся странах, где в основном начинается выращивание культур для производства топлива, неконтролируемый процесс способен привести к катастрофе».

В последние годы пшеницу, рожь и ячмень заметно потеснил рапс. Площадь полей, занятых этой рентабельной масличной культурой, увеличивается небывалыми темпами. Чего же больше в моде на нее: мажорных мелодий финансовой выгоды или минорных нот похоронного марша для земли?
— Увлечение рапсом возникло не случайно, — говорит глава Измаильской райгосадминистрации, в прошлом агроном со стажем Сергей Николаев. — Когда эта культура только появилась на наших полях, ее активно популяризировали и даже насаждали: мол, это хорошо и с экономической точки зрения, и с агрономических позиций. На эту тему можно спорить, но я скажу как специалист: никакого «рапсового бума» сегодня нет. Просто рапс приносит хозяйствам те деньги, которых крайне не хватает селу на зарплату, налоги, выплату кредитов и так далее. Традиционное для юга Украины производство зерна перестало быть стабильным источником дохода — цивилизованного зернового рынка в нашей стране не было, и нет. Ситуация доходит до абсурда: у нас беда и когда нет урожая, и когда он есть! В первом случае нечего продавать, и считаем убытки, во втором — снижаются цены, а это тоже убытки. Продажа зерна на внешний рынок из года в год контролируется в «ручном» режиме: то можно вывозить за рубеж, то нельзя, то повышают квоты на экспорт, то понижают. И никогда не знаешь, что правительство придумает завтра.
На этом фоне рынок рапса является более предсказуемым, привлекательным и перспективным. Цены тут тоже «скачут», но в любом случае остаются высокими. Поэтому нынешняя ситуация с рапсом — всего лишь возмещение ущерба, причиненного нашему сельскому хозяйству засухой прошлого года и непродуманными действиями Кабмина.
В 2007 году за тонну рапса на внутреннем рынке платили от 1500 до 3500 гривень, стартовые цены нынешнего года прогнозируются на уровне 2500—2700. Для сравнения: в 2008 году цены на пшеницу ожидаются в пределах 800‑1300 гривень за тонну (в зависимости от класса и качества), на ячмень — 1100‑1300, на горох — 1200‑1500.
Надо отметить также, что существующая у нас агропромышленная политика, в частности, предусматривает переработку всего объема выращенного рапса внутри страны. Для этого Министерство сельского хозяйства издало даже отдельный приказ. Благо, перерабатывающих мощностей в Украине хватает.
Общеизвестно, что масличные культуры — прежде всего подсолнечник и рапс, серьезно истощают почву. Однако в умеренных количествах они даже необходимы для севооборота. Все зависит от соблюдения агрономических и технологических норм. Конечно, если выращивать рапс, не используя удобрений, и на одних и тех же полях, земля начнет деградировать. Но ведь то же самое происходит и при неграмотном отношении к производству пшеницы, ячменя или кукурузы.
— Знаете, что меня удивляет и возмущает? — продолжает Николаев. — О плюсах и минусах этой культуры почему-то часто начинают рассуждать люди, меньше всего сведущие в сельском хозяйстве. Пусть тогда предложат альтернативу! Трейдеры оптом забирают у наших крестьян зерно по неприлично низкой цене, а потом за рубежом получают дополнительно по 150‑200 долларов на каждой тонне! Или другая схема заработка на крестьянине: скупают зерно как фуражное, а продают как продовольственное! Это как называется? Что же касается аргументов сторонников или противников рапса, в том числе ученых, вот мое мнение: все они лоббируют интересы рынка той или иной сельскохозяйственной культуры. Как это лучше и проще сделать? Правильно — в ущерб конкурирующей культуре.
— Кто и как контролирует соблюдение агротехнических требований и норм севооборота? Резонный вопрос, но непростой, — продолжает тему первый заместитель главы Измаильской РГА, начальник управления агропромышленного развития Григорий Чепой. — Разумеется, административными мерами органы власти не могут сегодня регулировать масштабы посевов того же рапса, поскольку все сельхозпредприятия — самостоятельные субъекты хозяйствования. Тем не менее, управление агропромышленного развития каждого района координирует эти вопросы. Рычаги координации у нас есть. В каждом коллективном, акционерном или частном хозяйстве существует структура посева площадей, история полей, включая севооборот. Наше управление следит за этим.
В общей сложности пахотные земли Измаильского района составляют 79 тысяч гектаров, из них на сегодняшний день рапс занимает 7625 гектаров, то есть почти 10 процентов. Это довольно высокий показатель. В 2007 году рапс занимал в районе 3 тысячи гектаров, в 2006 году — 2 тысячи. Как видим, площади под посевы растут. Конечно, с точки зрения грамотного обеспечения севооборота это ненормально. И все же мы стараемся регулировать объемы производства технических культур — параллельно с расширением площадей под рапс идет сокращение плантаций подсолнечника. Таким образом, общая площадь рапса и подсолнечника не превышает критических показателей, установленных в пределах 10‑15 процентов пахотных земель.
Для справки. Наряду с зерновыми, масличные культуры с древнейших времен считались основой сельского хозяйства. Их ценность объясняется широчайшим значением производимых из них продуктов. В настоящее время рапс используется в основном для получения пищевого масла (его вкусовые и диетические качества выше, чем у подсолнечного), «биодизеля», топлива в виде брикетов, а также уникального технического масла, которое применяется для смазки подшипников в оборудовании шахт.
Популярность рапса резко возросла после рекордного повышения мировых цен на нефть, что заставило развитые страны переходить на альтернативные виды горючего, а именно биотопливо. Тем не менее, производство «биодизеля» сдерживается по той причине, что рапс является пока самым дорогим источником энергии: каждый полученный из него гигаджоуль обходится в среднем в 16‑17 евро. Почти вдвое дешевле сахарная свекла — 9,2 евро. В Англии уже начал работать завод, где из 100 тысяч тонн свеклы получают 60 тысяч тонн этанола. Продуктивность рапса намного меньше: лишь одна треть его объема превращается в масло — основное сырье для выпуска биотоплива.
Подобно тому, как любой медицинский препарат является одновременно и лекарством, и ядом (в зависимости от дозы, условий применения и состояния организма), любая сельскохозяйственная культура также может быть и вредной, и полезной для почвы и здесь все зависит от «врача» и методов «лечения». В этом нас убедил комментарий директора агрокомпании «Свобода» из Старой Некрасовки Измаильского района, Героя Украины Владимира Выдоборы:
— В ЮАР есть Капская провинция, где выращивают только виноград и пшеницу. В США в ряде штатов — лишь кукурузу и сою. Все это противоречит природе: в ней нет шаблонов. За миллионы лет природа создала разумное «почводелание», и наше грубое вмешательство в этот процесс ничего хорошего не приносит. Что касается рапса, я однозначного ответа не дам. Но моя задача — заставить людей задуматься. Да, рапс в экономическом смысле — низкозатратная и высокорентабельная культура. В то же время ее, наряду с подсолнечником, считают главным «убийцей» почвы.
Однако существует и другое мнение. Природа давно обо всем позаботилась, и мы должны не мешать ей, а помогать. Напомню: у рапса и подсолнечника настолько мощная корневая система, что она способна пробить «плужную подошву», то есть слой земли, образовавшийся в результате пахоты на протяжении многих лет. На глубине 20‑30 сантиметров почва, не затронутая плугом, словно цементируется, не пропуская сквозь себя почти ничего. Что происходит в земле? В ходе почвенных процессов благодаря присутствию кислорода выделяется углекислый газ. Проще говоря, происходит брожение. Углекислый газ тяжелее воздуха, и он проникает в нижние слои почвы. Он может приносить как вред, так и пользу.
Пользу углекислый газ приносит в тех случаях, когда плужная подошва разрушается (в том числе, глубокими корнями масличных культур), и он проникает вглубь на 45‑50 сантиметров. Именно там присутствуют все минеральные вещества, необходимые для питания растений. Газ превращается в кислоту, идет химический процесс разложения, и по остаточным корням предыдущих растений, включая рапс и подсолнечник, минеральные вещества поднимаются и питают посевы. Если же плужная подошва остается, углекислый газ «упирается» в нее и не может проникнуть дальше, вследствие чего наносит непоправимый вред корневой системе растений.
Как бы то ни было, рапс может быть полезен только при разумном балансе севооборота. Но именно этим балансом и жертвуют сегодня ради сиюминутной выгоды.
Агрокомпания «Свобода» тоже выращивает рапс, но в очень скромных объемах — он занимает у нас чуть более трех процентов от площади пахотных земель при допустимых 7‑10 процентах. И это при том, что в советские времена мы были одними из первых производителей рапса на юге Украины. Но не увлеклись — землю жалко.
Рост производства любого сырья требует синхронного увеличения перерабатывающих мощностей. Применительно к рапсу украинский бизнес чутко реагирует как на мировые тенденции, так и на сигналы внутреннего рынка. В пределах Придунавья подтверждением тому стало торжественное открытие завода «Биодизель Бессарабии», построенного в 2007 году на территории Зарянского сельсовета Саратского района. Профиль нового предприятия — производство дизельного топлива на основе растительных масел. Основными поставщиками сырья определены сельхозпредприятия Саратского, Татарбунарского, Арцизского, Белгород-Днестровского районов. К старту все давно готово, однако завод не работает по сей день.
Нам удалось побеседовать с директором ООО «Биодизель Бессарабии» Г. Федоровым. Геннадий Николаевич сообщил, что главная причина простоя предприятия — немыслимая украинская бюрократия. Целый год понадобился руководству завода, чтобы пройти все согласования на уровне различных служб и контролирующих органов. На сегодняшний день акт ввода объекта в эксплуатацию не подписала лишь инспекция пожарного надзора. Чиновники обещают «подарить» драгоценную подпись со дня на день, но «завтра» так и не превращается в «сегодня»…
По словам Г. Федорова, исходное сырье для завода — рапсовое масло, однако ООО приобретает и рапс как таковой. На начальном этапе предприятие способно перерабатывать 80 тонн сырья в сутки, выход масла при этом составляет 25‑27 тонн. Из одного килограмма рапсового масла получается один литр биотоплива, то есть, себестоимость того и другого почти одинакова.
— К сожалению, в настоящее время биотопливо в Украине является неконкурентоспособным по сравнению с нефтепродуктами, — говорит Геннадий Николаевич. — Это связано с высокой стоимостью сырья. Цена качественного рапсового масла — 9 тысяч гривень за тонну, некондиционное масло продается по 6 тысяч гривень. Как ни крути, но даже при дороговизне бензина «биодизель» все равно выходит дороже. Другая ситуация — в Евросоюзе. Там он стоит 1150‑1200 евро за тонну — примерно на уровне стоимости бензина.
Андрей Потылико

Источник: