ОЛЬГА БАШМАЧНИКОВА: О СНИЖЕНИИ БЮДЖЕТА АПК И ПРИОРИТЕТАХ АГРАРНОЙ ПОЛИТИКИ

Вы здесь

Сегодня стоит вопрос не только в возможном уменьшении бюджета Госпрограммы АПК - хотя Министерство сельского хозяйства не должно уступить и копейки, а еще и в направлениях, на которые средства должны выделяться в обязательном порядке и не могут быть уменьшены ни при каких обстоятельствах.

Если мы хотим развивать собственное семеноводство, племенное скотоводство, проводить техническую и технологическую модернизацию – значит, эти направления должны быть выделены особым образом в Госпрограмме и в аграрном бюджете.

Если мы заботимся о сельских территориях, о том, чтобы там сохранялось население и оставалась молодежь, будучи вовлеченной в предпринимательство, чтоб на всей сельскохозяйственной территории страны «расползлись» семейные фермы и потянулись хутора там, где пустует земля - нужно развивать программы фермерства и кооперации, рассматривая семейную фермеру в качестве опорного звена вокруг которого разовьется и все остальное.

На проблемных сельских территориях субъектов РФ, а это 70-80% сельских районов, семейные фермерские хозяйства должны стать основной формой сельскохозяйственного производства. Они способны решить задачу восстановления жизнедеятельности 102 380 малых населенных пунктов до 100 человек.

Тот факт, что сегодня Минсельхоз, прорабатывая вопрос консолидации мер поддержки, не выделяет подпрограмму развития малых форм в отдельное направление, говорит об однобокости аграрной политики и направленности только на одно направление – быстрый объем продукции увеличивающей экспортный потенциал. Однако, если Министерство занято решением проблем экспорта, тогда задачами развития сельских территорий, малых бизнесов и кооперации должна заниматься другая структура – например Агентство развития сельских территорий, имеющее статус министерства, отстаивающее в Правительстве именно данное направление. Хорошо бы такую задачу поставил сам Президент.

Возвращаясь к выступлению Министра сельского хозяйства Ткачева А.Н. на агрофоруме в рамках выставки-ярмарки «Золотая Осень» можно сделать безошибочные выводы об акцентах в аграрной политики на ближайшие 5 лет – это крупные инвестиции. Поддержка капиксов и субсидирование процентной ставки по инвестиционным кредитам с учетом ограничений бюджета возможно и за счет других направлений и, судя по «единой» субсидии – как раз за счет тех, которые в нее попали. В ходе обсуждения консолидации мер проект из 7 направлений господдержки претерпел изменения – так была выделена техническая и технологическая модернизация в отдельное направление. Поддерживаем. Хорошо бы, чтобы составной частью данной программы стало производство отечественных недорогих роботов по доению молока. Это способствовало бы привлечению в молочный бизнес молодых предпринимателей, выбирающих технологичную малую ферму – как способ жизни и бизнеса.

На поддержку же малых форм хозяйствования приоритетность не распространяется. Министр высказал свою позицию в отношении молока – минус 3% ЛПХ, +3% фермеры – стоим на месте – нужны новые крупные проекты – так дадим объем. А сколько этих крупных проектов уже было построено и почему они не вытягивают, почему идет сброс поголовья? Получается выбор такой – лучше сразу несколько крупных, даже если потом не рентабельных и зависящих от постоянных субсидий капиксов, чем много малых, имеющих более низкую себестоимость и стоимость скотомест, постоянную динамику роста поголовья и объемов молока. Пусть даже без удоев 8000 литров, (хотя есть и такие), но стабильные хозяйства, производящие здоровое молоко без антибиотиков и имеющие здоровый скот с низкой выбраковкой.

Как-то качает нас в разные стороны – то приливы, то отливы. 3 года приоритетный национальный проект и оживление малого сектора, потом снова другие приоритеты. С 2012 года реализация специальных программ поддержки, к 2017 - остываем. А ведь именно наличие стратегических долгоиграющих планов позволяет получить количественный результат с позитивными структурными сдвигами в аграрной экономике. Сегодня даже подпрограмма Развитие семейных животноводческих ферм видоизменяется - снимается понятие именно малой семейной фермы - ограничение ферм по поголовью не предусматривается – т.е. нет приоритетов малым. Вопрос – кто получит эти деньги?

На вышеупомянутом форуме развитию малых форм хозяйствования было уделено внимание только в части формирования банка позитивных практик бизнеса. Но даже если какая-то практика заинтересовала сельского жителя или потенциального сельского жителя – он должен иметь возможность получить ресурсы для ее реализации в рамках собственного дела. Это земля, кредиты, господдержка. Без этого позитивный опыт не распространится по России. АККОР поддержал создание банка данных проектов развития сельских территорий. Мы активно подключились к работе по этому направлению. Но дальше нужны сопутствующие решения, стимулирующие тиражирование позитивного опыта.

Альтернативой кредитованию может стать создание фонда поддержки развития микробизнеса в АПК. Недавно наш Президент В.В. Путин сделал заявление о том, что вопрос о создании аграрного фонда по аналогии с фондом промышленности рассматривается. Однако, важно, чтоб он был направлен на решение вопросов кредитования в том секторе, где доступ к кредитам сильно затруднен.

О приоритетности развития малого бизнеса на агрофоруме завил только представитель ФАО, с его точки зрения - это стабильность экономики, ее диверсификация и экологичность.
Современный уклон в сторону гигантомании в России может быть связан со многими факторами. Это и желание быстро покрыть недостающий объем продовольствия по некоторым отраслям внутри страны и расширить экспортный потенциал, повысив доходы в бюджет за счет так называемого «зеленого Газпрома». С другой стороны гигантомания – это ресурсы и доходы, сосредоточенные в руках ограниченного числа собственников и подтверждающие интерес этих собственников - акул аграрного бизнеса - к укрупнению. Непропорциональное укрупнение одних лишает возможности быть занятыми в бизнесе других и говорит о монополизме, не регулируемом, а поощряемым государством – и никому не нужно объяснять, откуда эти выводы. Борьба за ресурсы жестокая штука, как на международной арене, так и внутри страны.

Однако, какие здесь есть возможности? У крупных игроков аграрного рынка может появиться возможность получить более высокую доходность или рентабельность за счет передачи первоначального этапа сельхозпроизводства более мелким хозяйствам и сосредоточиться на глубокой переработке. К этому времени, правда при продолжении такой политики, их останется не так много, и владельцы холдингов будут заинтересованы в вовлечении в бизнес процесс новых фермеров – и снова встанет задача – как их расплодить. Однако, до этого экономико-исторического этапа нужно еще дожить.

Государство может и сегодня направить вспять процессы роста миграции сельского населения в города. Для этого нужно принять четкие решения, ограничивающие создание и рост монополий и развитие чистой конкуренций. В земельных вопросах - установление ограничения землевладений в одних руках, введение прогрессивного налога на землю, по кредитам – квота на льготные кредиты малым предпринимателям, развитие кредитной кооперации и малых фондов, а главное - создание кооперативной инфраструктуры, которая и займами обеспечит, и переработает, и сохранит, и реализует через собственную торговую сеть.

Тогда малые создадут серьезную альтернативу крупным, государству будет легче поддерживать баланс и экономический, и социальный, и политический. Я бы сказала, государству это больше всего должно быть нужно.

Стимулирование создания кооперативов – это прежде всего льготы – по налогам, по кредитам, субсидирование техники и оборудования.

А что бы было кому и вокруг кого кооперироваться, нужно посмотреть на какой базе создаются реально работающие кооперативы. Здесь наиважнейшая роль либо местных администраций, либо опорных фермеров, которые и инвестируют в кооператив, и предоставят имущество в аренду, и окажут услуги по обработке земли своей техникой.

В преддверии съезда кооперативов в рамках проводимой АККОР межрегиональной конференции была возможность ознакомиться с деятельностью сельскохозяйственных потребительских кооперативов Ейского муниципального района как формально зарегистрированных, так и существующих в качестве неформальных объединений. В одном СПК- «Крестьянский Союз» - опорный фермер предоставил кооперативу в аренду собственные зернохранилища и оказывает услуги по погрузке, разгрузке и хранению зерна по ценам в 2 раза меньше элеваторных. В другом СПК - «Ейский Агросоюз» - фермеры-учредители на собственные средства и кредитные ресурсы построили хранилища и цех по переработке овощей и фруктов. В третьем начинающий фермер, получивший трактор по программе грантовой поддержки, стал опорным для 47 личных подсобных хозяйств, обрабатывая их земли по 1 га на каждого. Вывод – именно фермеры становятся костяком развития кооперации и Правительству бы разработать стратегию лет на 20 по развитию фермерства и кооперации. Результат для страны будет больше, чем от субсидированных и пролонгированных инвестиционных кредитов отдельным компаниям до 2030 года.

Есть серьезные опасения – не готовы правительственные круги смотреть на этот вопрос стратегически, как на строительство мощной системы малого кооперированного АПК. В результате, в обозримом будущем может повыситься социальная нестабильность и недовольство населения, продолжится опустынивание территорий страны и, как следствие, со временем, могут быть изменены ее границы. А не хотелось бы. Как здорово жить в великой и могучей стране, где у каждого есть возможность реализовать свой человеческий потенциал и питаться экологически чистой продукцией, растить здоровое поколение.

Председатель АПР
Заместитель директора АККОР Ольга Башмачникова