Новость дня. Часть 2. Страница 425 из 432

Вы здесь

12949 сообщений

Вопросы задавать можно только после регистрации. Войдите или зарегистрируйтесь, пожалуйста.

Не в сети
Заходил: 1 час 40 минут назад
Регистрация: 03.11.2009 - 19:27
: 17895

для вас, садоводы,
песнь дня

ну и ню

Не в сети
Заходил: 1 час 40 минут назад
Регистрация: 03.11.2009 - 19:27
: 17895

hi
Истерика насчет жратвы

Файлы: 
  • file604726.jpg

ну и ню

Не в сети
Заходил: 1 час 40 минут назад
Регистрация: 03.11.2009 - 19:27
: 17895

Внимание! Опорос!
А у вас нет ощущения
Что все вокруг необъективны?
Что у всех двойные стандарты, проблемы с логикой, моралью и т.д.?
Что кроме вас самих никто не способен понять как оно на самом деле, а если и вы не понимаете, то вообще никто?
Что вы в белом пальто одни?

Как быть?
— Алло, дорогая, только что по радио передали, что один псих едет по встречке. Будь осторожнее.
— Один??? Да их тут тысячи!
- Очень богатый внутренний мир похож на капусту, каждый листок которой - белое пальто.
- А внутри гнилая кочерыжка
---- Будь радостнее и настойчивее.
Куча народу ждёт второго пришествия - а вдруг это тебя ждут? scratch_one-s_head

Файлы: 
  • file604682.jpg

ну и ню

В сети
Заходил: 1 минута 44 секунды назад
Россия
: штат Инякино
Регистрация: 19.03.2010 - 12:27
: 22636

smile3

Кто борется может проиграть, кто нет - уже проиграл.
Si vis раcеm, para bellum. Qui desiderat pacem, praeparet bellum.

Не в сети
Заходил: 7 часов 26 минут назад
раша
Регистрация: 13.09.2012 - 16:47
: 2004

ая опять ....

Не в сети
Заходил: 1 час 40 минут назад
Регистрация: 03.11.2009 - 19:27
: 17895

hi
Почтальону открывает дверь маленький мальчик, у которого в одной руке – бокал бренди, в другой – дымящаяся сигара.

– А взрослые дома есть? – спрашивает почтальон.

– Ну а ты, дядя, сам-то как думаешь?

ну и ню

Не в сети
Заходил: 1 час 40 минут назад
Регистрация: 03.11.2009 - 19:27
: 17895

Статья в издании "Патриот Алжира"
Автор - Хани Абди

Первый поставщик пшеницы для Алжира, Франция, теряет этот крупный рынок в пользу россиян. Действительно, Алжир, который уже импортирован пшеницу из России в 2017 году, планирует перейти на нее полностью в этом году. Соглашение должно быть подписано, когда будут выданы все сертификаты соответствия.

«Алжир крайне заинтересован в импорте российской пшеницы, и будет рассматривать эту возможность после анализа информации, полученной в ходе проверки. Решение алжирской стороны также будет основано на результатах осмотра тестовой партии пшеницы, которая будет отправлена в Алжир в ближайшем будущем», - подчеркивает российский Россельхознадзора в заявлении, которое перепечатал французский экономический журнал Трибуна.

Сми описывает последствия этого решения как на французских фермеров, так и в целом на французский экспорт в Алжир. Франция является до сих пор крупнейшим поставщиком пшеницы в Алжир на почти миллиард долларов.

Переориентация предполагаемого импорта пшеницы из России, поставляющей пшеницу лучшего качества и по более конкурентоспособным ценам, волнует, в первую очередь, французских зернопроизводителей, которые рискуют таким образом потерять большой рынок, второй по величине в мире, с более чем 7 миллионов тонн в год. Беспокойство французов выходит за рамки пшеницы. Потому что Алжир заинтересован также в других российских продуктов, как молоко и мясо крупного рогатого скота.

Алжирские власти попросили ветеринарные сертификатов на молочные продукты и говядину, отмечает La Tribune, ссылаясь на агентство ТACC. Такой же запрос Алжир сделал для России по поводу «водных биологических ресурсов для экспорта". По данным того же источника, российские компании могут начать поставки своей продукции на рынок Алжира, как только ветеринарный сертификат будет утвержден».

https://aftershock.news/?q=node/690024

ну и ню

Не в сети
Заходил: 1 час 40 минут назад
Регистрация: 03.11.2009 - 19:27
: 17895

Прокуроры потребовали ликвидировать многодневные очереди в поликлиниках Воронежа
Нарушения нашлись почти во всех районах города.

Прокуроры выявили огромное количество нарушений в воронежских больницах — они связаны с многодневными очередями, отсутствием возможности записи через интернет и неукомлектованностью штата врачами.

https://news.mail.ru/society/34992244/?frommail=1

А чтобы не потребовать, чтобы все были богатыми и здоровыми?

Файлы: 
  • file446081.jpg

ну и ню

Не в сети
Заходил: 1 час 40 минут назад
Регистрация: 03.11.2009 - 19:27
: 17895

объявление дня
Одинокий молодой брюнет с голубыми глазами, высокий, с приятным баритоном, без вредных привычек и материальных проблем, продаст котят.

Файлы: 
  • file604687.jpg

ну и ню

Не в сети
Заходил: 1 час 40 минут назад
Регистрация: 03.11.2009 - 19:27
: 17895

hi

наобеднаужин пишет:

ая опять ....

Здесь любой самоанализ
Превращается в стрптиз

Файлы: 
  • file44989.png

ну и ню

Не в сети
Заходил: 1 час 40 минут назад
Регистрация: 03.11.2009 - 19:27
: 17895

Кота — оправдать, медведей — нет: животные, совершившие преступления

МОСКВА, 6 окт — РИА Новости, Виктор Званцев. Кот-наркокурьер, медведи-вандалы и пес-поджигатель — домашние и дикие животные нередко мелькают в криминальных сводках и даже становятся фигурантами уголовных дел.
https://news.mail.ru/society/34964741/

ну и ню

Не в сети
Заходил: 1 час 40 минут назад
Регистрация: 03.11.2009 - 19:27
: 17895

Осень - моё самое любимое время года.
Особенно в октябре, когда все вокруг наливается красками тёплых тонов.
Если встать рано утром и пойти гулять в парк, можно столкнуться настоящей магией: низкое солнце пробивает свои лучи сквозь редеющие кроны деревьев, опавшие листья и пожухлая трава ещё покрыты ночной изморозью, и ничего вокруг тебя не производит ни малейшего движения. В этот миг всё вокруг замирает, чтобы в буквально через 10-15 минут пробудиться от ночной дремы и закрутиться своей привычной жизнью.
Таких дней в году немного - дай бог наберётся с десяток. Но именно они - самые прекрасные году.

Файлы: 
  • file604808.jpg
  • file604809.jpg

ну и ню

Не в сети
Заходил: 7 часов 26 минут назад
раша
Регистрация: 13.09.2012 - 16:47
: 2004
illar пишет:

Здесь любой самоанализ
Превращается в стрптиз

мультибренд - спортмастер !
а вы что подумали ? wink

Не в сети
Заходил: 1 час 40 минут назад
Регистрация: 03.11.2009 - 19:27
: 17895

hi
Проснулись... Улыбнулись!

Файлы: 
  • file604727.jpg

ну и ню

Не в сети
Заходил: 1 час 40 минут назад
Регистрация: 03.11.2009 - 19:27
: 17895

Суд заслушал доводы прокурора, защитника, полузащитника и нападающего

ну и ню

Не в сети
Заходил: 1 час 40 минут назад
Регистрация: 03.11.2009 - 19:27
: 17895

ну и ню

Не в сети
Заходил: 7 часов 26 минут назад
раша
Регистрация: 13.09.2012 - 16:47
: 2004
illar пишет:

шикарный звук good

Не в сети
Заходил: 1 час 40 минут назад
Регистрация: 03.11.2009 - 19:27
: 17895
наобеднаужин пишет:

шикарный звук good

почему все
промолчали?! shok
Nogotok
Не в сети
Заходил: 2 недели 2 часа назад
air_kissair_kiss
готовимся к шЕстнадцатому ноября ВСЕ!!!

ну и ню

Не в сети
Заходил: 1 час 40 минут назад
Регистрация: 03.11.2009 - 19:27
: 17895

hi

Файлы: 
  • file604858.jpg

ну и ню

Не в сети
Заходил: 1 час 40 минут назад
Регистрация: 03.11.2009 - 19:27
: 17895

Путеводная звезда, а не GPS

Все, в чем ты уверен, может быть ошибочным в другом месте.
Барбара Кингсолвер. Библия ядовитого леса mail

В конце 1990-х годов Военно-морская академия США убрала из учебного плана курс мореходной астрономии. Вместо нее стали преподавать навигацию на основе GPS и спутниковых технологий. После ряда хакерских атак академия пересмотрела свое решение. В 2015 году руководство объявило, что офицеры флота должны обладать практическими знаниями, позволяющими ориентироваться по звездам. Франк Рид, эксперт по мореходной астрономии, сообщил в программе Here & Now радиостанции WBUR о том, что возврат к прежней форме навигации обусловлен отнюдь не романтическими ассоциациями с этой старинной практикой. «Каждый мореплаватель, — сказал он, — должен использовать всю доступную информацию». Таким образом, навигация заключается в меньшей степени в слепом следовании GPS и в гораздо большей — в обобщенном толковании всех форм данных.

Мореходная астрономия может служить метафорой лидерства в современных организациях и компаниях. Вместо простого реагирования на один тип данных роль лидера заключается в придании смысла всем сведениям. Это интерпретация фактов, полученных из множества как технических, так и человеческих источников, и выработка на ее основе стратегии.

В этой главе мы познакомимся с некоторыми асами осмысления, которые отточили до блеска мастерство интерпретации. Их навыки никогда не удастся количественно измерить. Как следствие, об этом виде интеллекта, выдающегося по восприимчивости, сложности и смелости, зачастую незаслуженно забывают. И все же, если сложнейшие проблемы, решение которых очень выгодно, в наступившем веке связаны с культурой, то нужно воспевать именно эти навыки. В последующих четырех историях мы рассмотрим опыт экспертов в социальной интуиции, политических инновациях, активном слушании, интерпретации культуры, аналитической эмпатии и художественной целостности. Именно так мастера используют осмысление в повседневной жизни.

Шейла Хин: стать одним целым с аудиторией
«Я всегда определяю основные объекты интереса людей в комнате и реагирую на них».

Шейла Хин — эксперт и преподаватель в области переговоров и разрешения конфликтов. С коллегами они уже 20 лет совместно ведут продвинутый курс «Сложные разговоры» в Гарвардской школе права. В своей консалтинговой фирме Triad Consulting Хин с партнерами работает с корпоративными клиентами и организациями. Они делятся с руководителями компаний знаниями по целому ряду непростых вопросов, связанных с конфликтами, влиянием и лидерством на работе.

Не так давно Хин выступала в зале, заполненном сотрудниками разных отделов одной компании из рейтинга Fortune 500. Конференция была посвящена обратной связи. Требовалось усовершенствовать навыки лидеров по предоставлению и получению отклика в более продуктивной форме. Они разговаривали о сложностях и дилеммах обратной связи, когда один прямодушный руководитель поднял руку. Мужчина признался: «У меня проблемы с тем, каким образом мне дает обратную связь жена».

Раздался смех его коллег.

«Она ни за что прямо не скажет, чего хочет, — поделился сотрудник. — Обратная связь совершенно непонятна».

Подобные моменты усложняют работу Хин, заключающуюся в том, чтобы помочь лидерам лучше понять свою роль и коммуникацию. Женщина знает: в совещании участвуют только старшие руководители. У нее есть организационная схема, где расписаны официальные роли и иерархия присутствующих. Но гораздо важнее должностей отношения между руководителями и их восприятие друг друга. Кого уважают? Чьи совет или идея имеют вес? Кого считают «сложным»? Кому доверяют? Кого любят?

Хин сразу поняла: этот мужчина многим очень нравится. Об этом говорили настроение, царившее в комнате, и дружеский смех. Но она также увидела полуулыбки на лицах людей. И решила, что сам руководитель не всегда понимал, как его воспринимали остальные.

«Что вы говорите ей в таких ситуациях?» — спросила Хин. Она чувствовала растущее любопытство собравшихся. Им было интересно узнать, что будет, если оратор надавит на коллегу. И мужчина был готов поделиться. «Я говорю: “Не понимаю, чего ты хочешь, — он поднял руки в жесте отрицания. — Приходи, когда выяснишь, что тебе от меня нужно”», — подытожил этот сотрудник.

Хин не растерялась: «Значит, вы говорите жене, что хотите получать от нее только идеально сформулированную обратную связь».

«Да, — удовлетворенно ответил руководитель. — Именно так».

В этот момент атмосфера в комнате накалилась до предела. Волна осознания накрыла аудиторию, перекатываясь от одного участника к другому и набирая силу. Люди словно прозрели. Теперь Хин столкнулась с необходимостью принять решение почти непреодолимой сложности. Как обуздать эту волну озарения, чтобы обучающий эффект был максимальным? И как лучше справиться с сопутствующими рисками? Участники начали понимать слабое место высказавшегося руководителя: он пытался оградить себя от обратной связи. Сам мужчина этого не осознавал. Должна ли Хин разоблачить его в присутствии других, а попутно ясно выделить ошеломившую всех идею и сделать ее темой семинара? Или ей следует закончить разговор и надеяться, что этот руководитель и все остальные позднее задумаются и сами придут к пониманию? Разоблачение дало бы множество полезных уроков, но что, если открывшийся сотрудник почувствует стыд или смущение? Что, если разозлится или расстроится и это испортит доверительную атмосферу, которую преподаватель создавала?

Бесчисленные потоки данных проходят через Хин каждую миллисекунду, пока она выступает в роли эксперта. Кроме организационной схемы, которую она всегда читает (и не по одному разу), есть реальный социальный контекст, в котором живет каждый руководитель. И к нему преподаватель тоже обращается. Но в коммуникации есть еще один аспект, который она также всегда учитывает, — отношение лидеров к себе. Уверены ли они в себе? Насколько их волнуют мнения других и то, хорошо ли они выглядят в глазах окружающих? Хотят ли руководители быть здесь? Циничны ли они? Если лидеры испытают на публике озарение, то обрадуются или будут стыдиться этого? И главное, относятся ли они к себе с юмором?

Каждая зацепка, которую Хин извлекает из беседы с человеком, может резко измениться вслед за настроением аудитории. Кто-то поначалу немногословен, но затем превращается в душу компании, если атмосфера становится живой и радостной. Безразличные вначале начинают общаться более агрессивно или почтительно в зависимости от отклика начальников или тех, кого они уважают.

Но все это лишь начало. Хин также должна знать культуру компании. Считают ли работники свою организацию конкурентоспособной? Демократичной? Творческой? Прагматичной? Аутсайдером? Главным игроком рынка? Ее сотрудники — единственные, кто чего-то добился, но с точки зрения команды или функций к ним по-прежнему относятся как к людям второго сорта? Как только Хин увидит общую картину, ей нужно будет ощутить моменты трения в культуре компании. В каких вопросах возникает недопонимание? Какие культурные особенности мешают развиваться конкретным людям и отделам? Что произносится вслух, а о чем люди умалчивают? Насколько Хин может подтолкнуть отдельного человека в конкретный момент и как сильно воздействовать на группу?

Все эти соображения даже не затрагивали ее материал. Очевидно, Хин знает последний от и до. И может выступать практически без подготовки так же, как джазовый музыкант обращается к своей годами оттачиваемой технике, чтобы играть в клубе. Но преподаватель должна использовать этот материал, чтобы настроиться на слушателей. Ей придется выйти за пределы своих устоявшихся знаний, чтобы в комнате произошло нечто волшебное.

ну и ню

Не в сети
Заходил: 1 час 40 минут назад
Регистрация: 03.11.2009 - 19:27
: 17895

Когда воцарилась тишина, Хин уже знала, что делать. «Похоже, вы хотите получать лишь идеально переданную обратную связь», — парировала она с лукавой улыбкой.

Аудитория замерла в ожидании. «Что ж, — признал руководитель. — Думаю, это так…»

«Но может ли обратная связь быть идеально выражена?» — спросила Хин. Женщина замолчала. И наблюдала, как меняется выражение лица собеседника, пока он следует ходу ее рассуждений. А потом добавила, желая поддразнить: «В какой-то степени это хитрый способ убедиться, что жена никогда не предоставит вам обратную связь, не так ли?»

Мужчина замер как громом пораженный, моментально выбитый из колеи. Аудитория разразилась смехом, и он тоже улыбнулся. С новым пониманием себя и своих отношений вся его выдержка куда-то делась.

«Да, — сказал этот руководитель, посмеявшись над собой со всеми. — Да, думаю, обратная связь не может быть идеальной».

«Я по-прежнему совершаю эту ошибку, — призналась Хин, ловко сместив внимание с мужчины на предмет обсуждения. — По-настоящему расстраиваюсь, когда люди дают неясный, несправедливый или плохо сформулированный отклик. Но обратная связь не связана с нахождением идеальных или даже верных слов. Весь смысл в правильном отношении. Если мы хотим получать обратную связь в должной мере, нужно испытывать интерес к тому, что человек пытается сообщить. Пусть даже у него это ужасно получается. Обычно приходится поработать, прежде чем вы поймете, что люди пытаются донести».

В тот момент вся напряженность в комнате будто испарилась. Аудитория как единое целое впитала идею Хин. Преподаватель и слушатели были заодно. За обедом руководитель подошел к Хин, чтобы поблагодарить ее. Мужчина рассказал, как велико значение новообретенного знания для него, его семейной жизни и роли лидера.

«Я знакомлю людей с результатами исследований в области обратной связи и сложных переговоров. И они сливаются с моим опытом взаимодействия со слушателями в роли преподавателя, — рассказала Хин позднее в тот же день. — Процесс обучения не что иное, как переговоры. Вы торгуетесь за сотрудничество и доверие. Чтобы люди пожелали попробовать что-то новое. Либо чтобы признали свои ошибки, не уходя в глухую оборону. Мне приходится использовать навыки, которым я обучаю людей, в самом процессе преподавания».

Будь то обучение или посредничество в решении сложных конфликтов, Хин описывала предельный опыт распознавания сложных человеческих сигналов как «переход через реку»: «Бывают моменты, когда мой внутренний голос поглощен содержанием. Я думаю о том, как лучше объяснить тему и что сказать дальше. Но затем обязательно переправляюсь через реку. Тогда чувствую: весь материал уже под рукой. И внутренний голос полностью концентрируется на людях в комнате. Я пытаюсь прочесть все сигналы, которые помогут мне научить слушателей или способствовать их движению вперед. Материал будто идет изнутри меня, и это позволяет моментально реагировать на контекст. Далее все происходит в реальном времени».

Маргрет Вестагер: чтение «между правил»
«Опасно просто соблюдать правила, не осознавая последствия и возможности».

В 2014 году Маргрет Вестагер была назначена европейским комиссаром по вопросам конкуренции, ответственным за антимонопольную политику Европейского союза. В 2015 году она получила шквал сообщений с просьбами разобраться с подразделением Google в Европе и российским энергетическим гигантом «Газпром». Вестагер совсем не бюрократ, несмотря на почти 30-летний стаж в политической системе Дании.

«В бюрократической системе данные очень абстрактны. В основном это цифры и отчеты, — сообщила она. — Данные отлично подготовлены в техническом плане. Но очень сложно прочувствовать ту человеческую ситуацию, которая лежит в основе документов. Во что эти цифры в реальности выливаются для людей?»

Вестагер относится к своей работе как к непрерывному танцу между общим и конкретным. Евросоюз построен на обеспечении соблюдения правил. В этом и состоит ее роль. Но без детального понимания особенностей каждой ситуации политик рискует допустить огромные ошибки.

«Система нацелена на решение проблем общими способами, но нужно убедиться, что мы восстанавливаем баланс, — объяснила она. — Вот почему я никогда не принимаю решения на основе лишь, скажем, экономических данных. Необходимо прочувствовать ситуацию. Я не считаю это иррациональным процессом. Это полезный способ со всех сторон изучить вопрос. Возможно, использовать интуицию и сопереживание, а не только разум».

Вестагер недавно начала изучать поддержку, оказанную Италией, национальному производителю стали Ilva. Получив госфинансирование, компания смогла модернизировать завод в Таранто. Поддержка позволила Ilva — крупнейшему производителю стали в Европе — оптимизировать ресурсы. Согласно прогнозам, в будущем завод в Таранто станет вырабатывать столько же стали в год, сколько выпустили в 2015-м комбинаты Болгарии, Греции, Венгрии, Хорватии, Словении, Румынии и Люксембурга вместе взятых.

ну и ню

Не в сети
Заходил: 1 час 40 минут назад
Регистрация: 03.11.2009 - 19:27
: 17895

Не так давно металлургическая промышленность европейских стран и так потеряла массу рабочих мест из-за избытка дешевой китайской стали на рынках. И решение кажется очевидным. Поддержка Ilva правительством Италии идет вразрез с правилами свободной конкуренции. Это элементарный случай.

Но для Вестагер суждения никогда не выносятся по принципу «или то, или другое». Она принимает решения в широком диапазоне. Себя женщина видит не столько в качестве представителя власти, обеспечивающего исполнение правил, сколько в виде барометра постоянно меняющейся политической конъюнктуры. «Если вы закроете завод с 15 тысячами рабочих, то повлияете на целый регион, — сказала она. — Если вы не понимаете людей, территорию и — самое главное — ее потенциал для изменений, то можете в итоге уничтожить местную экономику. Опасно просто соблюдать правила, не осознавая последствия и возможности».

Вестагер относится к нормам так же, как великий шеф-повар подходит к рецептам. Она не цепляется мертвой хваткой за свои полномочия. Подход этого политика гораздо более гибкий. Суждения Вестагер выходят за рамки абстрактных правил, так как она каждый раз полностью погружается в контекст. Этому отчасти способствуют десятки лет на политической арене, где альянсы и электорат постоянно меняются. Но женщина также использует аналитическую эмпатию, чтобы лучше понять миры, например реалии Таранто.

«Для меня лучший способ установить связь с людьми — быть среди них, чувствовать, что они делают и на что способны. Но есть и вторая возможность — читать об их культуре. Я могу понять, каково быть молодым иммигрантом, благодаря литературе о взрослении на окраинах Парижа. Есть отличные произведения, дающие представление об опыте албанских беженцев в Италии. Не важно, что литература менее точна, чем цифры и отчеты. Книги описывают человеческий опыт, и это делает их правдивыми».

Вестагер видит главную трудность в том, чтобы оставаться бдительной при сборе этого типа данных в Брюсселе, где сосредоточена бюрократическая культура. «Из-за моей работы, — говорит она, — я защищена от реальности. Так не должно быть. Мне необходимо глубоко в нее погрузиться».

Сразу по прибытии в Брюссель новый комиссар по вопросам конкуренции изменила планировку офисов, чтобы устранить некоторые механизмы бюрократии. От реального знания, необходимого для служения избирателям, Вестагер отделяли не только ряды помощников. Даже расположение рабочего стола увеличивало дистанцию до предмета работы.

Политик рассказывала: «Между мной и ними стол, причем огромный. Это язык власти. Но есть еще один аспект проблемы. Я не имею ни малейшего представления о том, что делают, чего хотят и в чем нуждаются люди. Моя восприимчивость заблокирована. Сотрудники не видят необходимости в том, чтобы отвечать за свои слова. Ведь они оказались в ситуации, в которой мы не равны».

Вестагер называет дистанцию, которую бюрократия создает между людьми с разными властными полномочиями, «бездной показухи». Она отодвинула стол в сторону, чтобы сразу устанавливать прямой контакт с посетителями. Так можно было лучше разрядить обстановку и сделать общение более динамичным. Теперь у женщины был полный доступ к посетителям, и наоборот.

«В чем-то сотрудникам стало гораздо сложнее. Если они говорят со мной и чувствуют себя наравне, то им также придется отвечать за свои слова. Безусловно, в конечном счете ответственность на мне. И я это не отрицаю. Но если мы с сотрудниками общаемся на равных, то высказанное ими не затеряется в груде остального материала», — рассказала политик.

Вестагер подготовила дело Евросоюза против Google. Поисковая система Google злоупотребляла своим доминирующим положением. Комиссия осудила то, что из результатов поиска искусственно исключались конкуренты. Были возражения и против мобильных операторов Google. При подготовке дела комиссар неустанно следила за состоянием органов управления, а также культуры в целом. И оставалась погруженной в политическую сферу общества со всеми ее подводными течениями. Маргрет Вестагер чувствовала себя неотъемлемой частью этой системы.

Вот ее слова: «Когда затронутые министерство или люди не готовы, мои ощущения похожи на напряженные мышцы. Но если настал подходящий момент, я будто стою на пляже и смотрю на океан. Абсолютная открытость и полная непринужденность. Странно, но для успеха важно быть открытым к сопереживанию тем, с кем вы взаимодействуете. Вы должны отнестись с пониманием к жизни и проблемам этих людей. То есть нужно действительно поставить себя на их место».

Крис Восс: понимание антагонистического мира
«Мы должны были признать их культуру, чтобы изменить отношения от манипулирования к сотрудничеству».

Седьмого января 2006 года в Багдаде молодую американскую журналистку по имени Джилл Кэрролл похитили напавшие из засады вооруженные люди в масках. Переводчика застрелили насмерть, водителю удалось сбежать. Это было 31-е похищение иностранного журналиста за время войны с Ираком. Новость повергла мировое сообщество в шок. Отовсюду люди предлагали поддержку.

От Кэрролл не было вестей примерно две недели. Затем 17 января «Аль-Джазира» показала видео с ней. Голос Джилл Кэрролл отредактировали. Девушка была с непокрытой головой и распущенными волосами. По обе стороны от нее стояли двое мужчин в черном с оружием в руках, оба в масках. Третий, в таком же облачении, стоял прямо за спиной Кэрролл и держал книгу у нее над головой. В видео содержалось требование об освобождении всех женщин из иракских тюрем в течение 72 часов. В противном случае Кэрролл ожидала немедленная казнь.

В подобных ситуациях ФБР созывает команду профессионалов, прежде чем предпринять следующий шаг. Крис Восс, агент с более чем 20-летним опытом, был ведущим специалистом по освобождению заложников в случаях международных похищений в подразделении кризисных переговоров ФБР. Он вспоминает момент, когда впервые увидел ролик с Кэрролл. За годы работы агент научился незамедлительно расшифровывать послания.

«Когда мы приступили, дело выглядело плохо, — сообщил он мне. — Из видео было ясно: эти люди уже вынесли приговор. Человек стоял за журналисткой с книгой. Это означало, что девушка предстала перед божественным судом и была признана виновной. Похитители воспринимали ситуацию не как убийство, а как справедливую официальную казнь».

ну и ню

Не в сети
Заходил: 1 час 40 минут назад
Регистрация: 03.11.2009 - 19:27
: 17895

Воссу предстояло определить, кто и с кем ведет переговоры. Он счел требование похитителей ловушкой. Ни американцы, ни кто-либо другой не были в состоянии оценить, сколько женщин содержалось в иракских тюрьмах. И тем более не могли повлиять на то, чтобы заключенных отпустили в течение нескольких дней. Дерзость требования послужила первым поводом насторожиться для Восса. Она свидетельствовала о том, что похитители вели переговоры не с Западом.

Агент пояснил: «Аудитория этого видео не мы. Похитители обращаются к колеблющимся людям Ближнего Востока. Поэтому нашим следующим шагом было создать сообщение, которое бы нашло отклик у этой группы».

Предполагались деликатные переговоры, тон которым задавала бы информация, подаваемая через СМИ. Наибольшую трудность в таком варианте развития событий представляет эффективное обучение членов семьи. Они должны усвоить сообщения, которые нужно передавать прессе. Эти послания затем транслируются во всем мире.

«Во время работы над делом Кэрролл, — объяснял мне Восс, — пришлось углубиться в культурные темы, которые имели наибольшее значение для боевиков в Ираке. Мы должны были погрузиться в их культуру, чтобы изменить отношения от манипулирования к сотрудничеству».

Для Восса такая трансформация всегда начинается и завершается активным слушанием. Агент считает его самым недооцененным инструментом для решения сложных социальных проблем. Но активное слушание возможно, лишь когда мы придерживаемся особого вида сопереживания. Можно сопоставить его с аналитической эмпатией, рассмотренной в главе 4. Восс описывал его так: «Проще сказать, с чем не связан данный тип эмпатии. С вежливостью. С согласием. С теплыми чувствами к другой стороне. Смысл кроется в прямом наблюдении и последующем изложении того, что ты видишь. Я могу понять “Джихадиста Джона” — террориста-палача[23]. Это не подразумевает никакого одобрения его действий».

Используя опыт в подобных переговорах и все свое мастерство, Восс подошел со всей тщательностью к разработке правильного сообщения. Итоговый вариант нужно было отправить каждому человеку, связанному со СМИ, включая членов семьи девушки и политиков. «Когда спрашивали о деле Джилл Кэрролл, мы говорили: “Вы видели, как неуважительно к ней отнеслись? Они оставили непокрытой ее голову. Нарушили собственные правила”. Потом политики, СМИ и семья — все подтверждали: “Да, вы правы”. И повторяли те же слова о неуважении при каждом появлении на экране. Мы не могли донести до них сообщение. Они должны были обнаружить его через нас, чтобы повторить с полной эмоциональной отдачей», — рассказал Восс.

Манипулирование прессой — первый шаг комплексной стратегии. Одновременно команда Восса работала с семьей Джилл Кэрролл и инструктировала их, что говорить.

Агент объяснял: «Эффективные переговоры всегда должны начинаться с неопровержимой правды. С ней никто не поспорит. И не важно, на какой стороне человек. Люди порываются сказать: “Она же не виновата” или “Они не должны были похищать ее”. Но такие сообщения в прессе непродуктивны. Эти послания направлены лишь на нас. Но нужно обратиться к колеблющимся людям на Ближнем Востоке».

Некоторые родные Кэрролл, в том числе мать и сестра, сомневались в эффективности такого строгого сценария. Они хотели говорить о ярости, страхе и печали. Но Джим Кэрролл, отец Джилл, был согласен. Восс знал, что привлечение мужчины в качестве посланника будет знаком уважения к боевикам. В восточной культуре почтение передается через отца. Восс заключил эксклюзивный договор с CNN, по условиям которого оператор мог снимать Джима Кэрролла только по его сценарию без дополнительных вопросов или обсуждения. Это видео затем отправили напрямую в «Аль-Джазиру».

Восс продолжил: «Мы обучили отца Джилл Кэрролл. Начали с неоспоримой правды: “Джилл Кэрролл не враг”. Далее мы обратились к зрителям на Ближнем Востоке: “Джилл Кэрролл освещала бедственное положение иракских жителей”. В конце Джим Кэрролл добавил: “Когда вы отпустите мою дочь, она продолжит заниматься тем же”».

Видео без обработки отправили в средневосточные СМИ. Восс с командой не могли повлиять на время и место трансляции, но были уверены, что рано или поздно боевики увидят обращение. Лишь после возвращения журналистки Восс узнал, что слова отца сыграли огромную роль в ее освобождении.

«Джилл Кэрролл рассказала, что когда похитители увидели Джима на “Аль-Джазире”, они сказали: “Твой отец — достойный человек”. Если на Востоке кто-то так говорит, то бах!И вокруг вас и всех членов семьи появляется щит чести. Следующее видео с девушкой было выпущено через несколько недель. Она появилась одна, и ее волосы были спрятаны под платком».

Последнее, третье видео вышло 9 февраля 2006 года. На нем Джилл Кэрролл полностью одета в мусульманскую одежду. Журналистка продолжает просить поддержки для ее освобождения. Но голос не отредактирован, и она сидит одна без мужчин с оружием.

«В третьем видео не чувствовалось угрозы, — объяснял Восс. — Эти парни явно пытались понять, как отпустить ее и не ударить в грязь лицом. Девушка выглядела спокойной. Было видно, что о ней хорошо заботились. У них был стопроцентный контроль над материалом. Поэтому когда мы увидели этот ролик, то поняли: она в безопасности».

30 марта Джилл Кэрролл официально отпустили. Она пришла в офис Исламской партии Ирака в Багдаде и сообщила, что ее освободили и не причинили вреда. О ней заботились и проявляли гуманное отношение в течение более 60 дней плена.

Мастерство Восса основано на развитом эмоциональном интеллекте вкупе с опытом и знанием ближневосточной культуры. Успех в деле Джилл Кэрролл был бы невозможен без любой из его сильных сторон. «Мне нравится считать переговоры ситуацией для развития эмоционального интеллекта, — говорил Восс. — Ключ к успеху в том, чтобы управлять эмоциями другого человека. В ситуации с заложниками чувства кажутся более значимыми, чем в обычной ситуации. Но это не говорит о том, что они другие».

ну и ню

Не в сети
Заходил: 1 час 40 минут назад
Регистрация: 03.11.2009 - 19:27
: 17895

Благодаря мастерству интерпретации в переговорах он подошел к критической ситуации с пониманием дискурса и того, как важно правильно сформировать послание. Восс создал сообщения для разных контекстов: собственного, американских СМИ, похитителей и населения Ближнего Востока, которое наблюдало за разворачивавшейся драмой. Представители каждого мира исполнили свою партию в общем действе, призванном добиться освобождения для Кэрролл.

«Мы обычно говорим: самые опасные переговоры — это те, когда ты не знаешь, что уже в игре. Кто цель террористов, когда они угрожают американцу на видео? Их не интересует реакция США. Они думают о “Джихадисте Джоне”, который теперь является объектом всеобщего обожания. Аудитория — злодеи со всего мира, которые хотят быть “Джихадистом Джоном”. Все они желают приобщиться к его славе», — рассказывал Восс.

Были и другие СМИ и политики из разных стран, решившие выступить в поддержку Джилл Кэрролл. Все они помогли конечному освобождению журналистки. Но Кэрролл сообщила: захватчики немедленно изменили свое отношение после того, как увидели ролик с ее отцом по телевидению.

«Одним из наиболее действенных средств в борьбе с терроризмом является правда, — заявил Восс. — А она заключалась в том, что Джилл Кэрролл не была врагом своих захватчиков. Отец Джилл сообщил правду, и весь мир повторил ее».

Стать знатоком
Шейла Хин, Маргрет Вестагер и Крис Восс нашли способ успешно ориентироваться в своих мирах благодаря навыкам интерпретации. Для ясности я предлагаю использовать слово, которое часто ассоциируется с искусством и кулинарией, — «знаток». Говоря об осмыслении, нелишне вспомнить некоторые значения глагола «знать», а именно «быть знакомым» и «иметь сведения». Мастерство имеет отношение к тому, каким образом люди разбираются в комплексе знаний.

Чем дольше мы занимаемся выбранным делом, будь то обучение, переговоры об освобождении заложников или политика, тем больше классифицируем знания. Возьмем, к примеру, культуру приготовления стейков. Жители США различают пять стадий готовности — от «с кровью» до «прожаренного». Но во Франции культура мяса и кулинарии гораздо богаче. Повара должны лавировать между девятью разными категориями. Начинаются они с bleu — стейка, слегка коснувшегося горячей сковороды и полностью сырого внутри. А заканчиваются carbonisé — очень хорошо прожаренным и даже жестким снаружи мясом. Между стейками «с кровью» и слабой прожарки во французской кухне есть важная стадия — àpoint[24]. Вам не предложат ее в США. По мере добавления опыта в осмысление мы различаем все больше аналитических категорий. Постепенно вы превращаетесь в знатока. И таким образом ориентируетесь в мире.

Вспомните Шейлу Хин. Ее навыки распознавания настроений слушателей постоянно росли. Теперь она может определять гораздо больше эмоций аудитории. И как преподаватель успешно справляется с разными моментами обучения. Допустим, атмосфера прохладная, слушатели сидят тихо, с усталым или отсутствующим видом. Тогда Хин привносит немного юмора и веселья. Или, напротив, менеджеры демонстрируют пренебрежение и раздражение. Возможно, они в действительности не заинтересованы в происходящем. В таком случае она найдет способ согласовать свои и их интересы. Она постарается быть заодно со слушателями и вызвать у них желание поделиться своим беспокойством.

Хин рассказала: «Поначалу я была привязана к своим заметкам. Уделяла все свое внимание тому, как объяснить материал слушателям. Спустя долгие годы работы с группами я почувствовала себя увереннее в предмете. Это позволило перейти на автоматический уровень преподавания. Теперь я могу настраиваться на аудиторию. Мне удается гораздо лучше читать по лицам. Увидеть, кто был внимательным, а кто нет. Кто положительно реагировал на юмор, а кто был более замкнутым».

Когда Хин достигла мастерства в преподавании, количество аналитических категорий выросло одновременно с остротой ее восприятия социума. Женщина могла распознавать не только динамику отношений между ней и каждым слушателем, но и взаимосвязи между присутствующими. Раньше на занятиях преподаватель была способна определить лидера и остальных менеджеров, которые ему подчиняются. Со временем эти категории распались на десятки и даже сотни более мелких типов взаимосвязей в зависимости от иерархии. Хин стала знатоком человеческих отношений и социальных настроений.

Она рассказывала, как проводила курс для группы влиятельных банкиров в Лондоне. «Каждый был значимым, и неофициальной иерархии практически не ощущалось. По этой причине я знала, что могу свободно говорить о статусе. Даже немного посмеяться над ним в виде учебного момента. Когда я забыла обратиться к людям за дальним столом, то пошутила, что они сидят за “партой для отстающих”. Аудитория разразилась смехом и наполнилась доброжелательностью. Именно это нужно было сказать 25 самым влиятельным людям в банковской сфере. Это сделало нас более открытыми и позволило научиться многому друг у друга».

Для Маргрет Вестагер, европейского комиссара, осмысление ведет к возрастающей восприимчивости к разным ритмам всех элементов политической системы. После 20 лет в политике она может увидеть возможности реформ, которые упускают остальные. По этой же причине женщина знает, когда не нужно продвигать ту или иную идею.

«В нашем деле когда так же важно, как и что, — пояснила мне политик. — Промежуток времени, подходящего для запуска нового проекта или политической программы, зачастую очень мал. Я нашла способ определить его. Готовы ли люди к проекту? Могут ли принять перемены сейчас? В каком эмоциональном состоянии будут, когда мы начнем реформы?»

Крис Восс, опытный переговорщик, научился ориентироваться в том, как эмоции меняют голоса людей. Умение слушать помогает ему оценить возможности для сотрудничества. «Когда вы улавливаете позитивные и негативные нотки при общении, то можете осознанно усилить положительные и уменьшить отрицательные, — говорит агент. — И хотя этого иногда мало, вы всегда можете воспользоваться данным способом. К тому же без практики этот навык наверняка пропадет».

Во всех примерах остается ложная надежда, что появится модель или теория, позволяющая свести все факторы в одну систему. Например, если загрузить данные в GPS, то спутник укажет нам путь в темноте. Но настоящий знаток понимает, что нет лишь одного верного ответа. Ориентироваться значит не уделять внимание всему подряд, а искусно интерпретировать что-либо.

Хин сосредоточивается на роли иерархии в процессе преподавания. Когда она входит в комнату, то может почувствовать, как будет воспринят ее собственный статус. Женщина сразу понимает, как заставить людей забыть о нем или, наоборот, поднять свой авторитет. И в результате вызвать интерес и создать условия для эффективного обучения.

Вестагер должна учитывать вторичные и третичные последствия своих политических действий. Для этого она так подробно изучила систему управления Евросоюза, словно своего близкого друга. Комиссар может понять новую общественную структуру, с какой бы ни столкнулась. Выяснить, испытала ли данная система стресс или надежду, взбудоражена или подавлена. Это знание служит ориентиром при принятии решений о том, какие перемены возможны.

ну и ню

Не в сети
Заходил: 1 час 40 минут назад
Регистрация: 03.11.2009 - 19:27
: 17895

Восс в высшей степени осознаёт нюансы манипулирования. Он может заниматься чем угодно: расследованием, ситуацией с забаррикадировавшимися преступниками или переговорами об освобождении заложников. При этом агент всегда ищет окно возможностей, чтобы перейти от манипулирования к сотрудничеству. Среди коллег он выделяется способностью заставить людей заговорить без давления или угроз.

Таким образом, все три мастера выработали видение в рамках собственной профессии. Этот взгляд на мир в конечном счете приведет их к эстетическому суждению, определяющему для умения разбираться. Именно здесь ориентирование становится искусством толкования. В науках и в гуманистических начинаниях проложено множество троп к одному и тому же пункту. Какая дорога самая красивая? Самая захватывающая? Какой путь окажет больше всего влияния? А самая приятная тропа какая? Алгоритм может привести к оптимизации. Но лишь человек — художник, мыслитель, математик, предприниматель или политик, — обладающий чувством перспективы, может истолковать смысл конечного ориентира. Мастера проводят всю жизнь в погоне за этой интерпретацией. Именно так они придают смысл миру.

Магия осмысления
Рядом с трассой 29 в долине Напа в Калифорнии на страже нескольких акров виноградников сорта Сент-Джордж стоит серое, похожее на амбар здание с чистыми архитектурными линиями, будто перенесенное из другой эпохи. Перед строением висит завязанный узлом канат. На маленьком парковочном месте — одинокий автомобиль Toyota Prius. Это винодельня Corison Winery. Здесь почтенная Кэти Корисон, винодел с 40-летним стажем, на собственных условиях производит каберне.

Интерьер здания тоже скромный. Нет официального дегустационного зала. Столики для пикника с бутылками вина и бокалами расставлены рядом с цистернами и деревянными бочками. Корисон источает спокойную властность, когда выходит ко мне. В свои 60 с небольшим она завоевала признание сообщества долины Напа. Женщина окончила магистерскую программу по виноделию в Калифорнийском университете в Дейвисе — главную в стране, а потом начала работать в долине Напа.

После введения «сухого закона» винная индустрия в этой местности состояла из нескольких чахлых виноградников и огромного количества сладкого вина. Современная винодельческая промышленность возникла в середине 1960-х годов при исследовательской поддержке Калифорнийского университета. Затем в 1976 году, сразу после прибытия Корисон в долину Напа, винный мир испытал потрясение. Раньше в мире лидировали французские марки. Но калифорнийские вина взяли верх над французскими на слепой дегустации с критиками из Франции. Долина Напа стала центром развития отрасли. Появлялись новые сорта и способы виноделия. В отличие от традиционных европейских винных хозяйств американские виноделы полностью поддерживали технологии вроде холодного брожения. Они помещали виноград в цистерну из нержавеющей стали с двойными стенками. Через пространство между ними пропускался охладитель, чтобы контролировать ферментацию. Так появились освежающие и более терпкие белые вина.

Корисон повзрослела ко времени, когда возникли эти новые технологии. Недавние выпускники университета, они с сокурсниками изначально рассматривали виноделие сквозь призму своей технической подготовки. Молодежь высокомерно относилась к старшим производителям вина, ведь у тех отсутствовали научные знания. Теперь, спустя 40 лет, Корисон смотрит на вещи иначе: «Старожилы обладали огромной мудростью. Мы были само­уверенными. Но чем больше ты знаешь, тем меньше тебе на самом деле известно».

К концу 1980-х годов Корисон уже почти 10 лет производила вино для знаменитой марки Chappellet. Виноградники компании, расположенные на холмах долины Напа, пережили несколько сезонов засухи. Поэтому Корисон и ее команда дополнительно использовали под выращивание винограда уступ Рутерфорд Бенч, расположенный ниже. Там хорошо дренируемая аллювиальная почва в отличие от каменистой местности выше на холмах. Главное, уступ песчано-глинистый, то есть состоит из примерно равных долей песка, ила и глины. Поэтому почва здесь хорошо удерживает влагу и при этом отлично дренируется. Благодаря глине виноградники получают весной и летом необходимую для роста воду. Гравий хорошо дренирует почву. Поэтому, когда дожди прекращаются, лозы больше не растут, а ягоды начинают поспевать.

«Если рост каберне не останавливается, когда должны созревать плоды, то виноград будет кислым, зеленым на вкус», — объяснила Корисон. Зрелость каберне-совиньон характеризуется эволюцией красных, синих, фиолетовых и черных фруктовых оттенков вкуса и исчезновением зеленых ноток. «Но если виноград перестает расти и тратит всю энергию на плоды, есть вероятность, что они будут полностью созревшими и с низким содержанием сахара».

Когда Корисон и ее команда начали использовать виноград с этих аллювиальных глинистых почв, она поняла, какое вино хотела бы создать. «Внутри меня созрела идея вина, которая словно рвалась вовне, — рассказывала Корисон. — Я могу описать это только так. Оно было одновременно сильным и изысканным. Вкус каберне ощущается интенсивным независимо от способа производства. Но мне хотелось, чтобы он был на стыке с утонченным. Когда мы использовали виноград с нижних уступов долины, я поняла: вино, идея которого рвалась из моего сознания во внешний мир, растет в Рутерфорд Бенч».

С 1987 года Корисон, проникнувшаяся своей новой идеей, начала изготавливать собственные вина. Она нашла винодельни с избыточной производственной мощностью и использовала их оборудование для создания своего каберне долины Напа. В 1995 году с мужем они приобрели небольшой участок, протянувшийся от Разерфорда до Сент-Хелины. Никто не покупал эту землю. Все предполагали, что виноград придется пересаживать, а ветхую постройку — сносить. Корисон с мужем настойчиво двигались вперед, превратив заброшенную постройку в здание наподобие амбара для оборудования. Они не только не пересаживали старые виноградники в Сент-Джордж, но и относились к ним с почтением.

Корисон говорила: «Эти виноградники мудрые. Старые и умудренные опытом. Я думаю, это связано с глубиной корней. Они вытерпели период жары с благородством и элегантностью, в то время как все молодые виноградники серьезно пострадали. Они знают, что делать».

В это время в долине Напа появились свои привычки. Американские виноделы в Калифорнии стремились оставлять плоды дольше на лозе. Так аромат и вкус становились насыщеннее. Но содержание алкоголя в таких винах значительно превышало отметку в 14%. Некоторые критики хвалили их за сочный вкус. Другие с насмешкой называли «фруктовыми бомбами». В конце 1980-х — начале 1990-х годов долина Напа все меньше походила на сельскохозяйственное сообщество и все больше — на сцену для богатых и знаменитых. Сочность вин отражала претенциозность тех, кто их пил.

«Цифры» более крепких вин были корректными с научной точки зрения. Эти напитки выдержали технические проверки и обладали структурной целостностью. Производители могли четко определить характеристики своих зрелых вин. Сахар, кислота и pH-уровень винограда измерялись в соответствующем диапазоне.

Но разные аспекты зрелости винограда могут рассказать куда больше. «Выдержанность ежегодно измеряется в разных цифрах, — объяснила Корисон. — Если вы не бывали в винограднике и не следили за ним, то на самом деле не знаете этого. Цифры лишь один компонент. Виноградник устает к концу периода вызревания и может приостановить этот процесс на некоторое время. И тогда собственно поспевание закончится. Сложная задача — проследить, чтобы все компоненты совпали в нужный момент. Великое искусство выращивания винограда заключается в том, чтобы вовремя повлиять на сочетание этих факторов. Это не только биология и химия, но также и магия. По-прежнему очень многое мы не понимаем на техническом уровне».

ну и ню

Не в сети
Заходил: 1 час 40 минут назад
Регистрация: 03.11.2009 - 19:27
: 17895

Забота
Каждое слово, которое Корисон использует для описания вина и процесса его изготовления, отражает ее связь с землей. Продукт не измеряется научными свойствами, такими как кислотность, содержание соли и извести, от которых зависит пригодность почвы. Вместо этого она описывает виноградники как «старые и мудрые», обладающие «благородством и элегант­ностью».

Корисон рассказывала: «У нас как раз столько тепла и света, сколько нужно для хорошего винограда, даже в холодный сезон, как в 2011-м. Прохладные ночи и туман обеспечивают прекрасную естественную кислотность. Танины в этом уголке мира ощущаются словно бархат. Если бы можно было их сосчитать, то результат оказался бы огромным. Но танины не одна молекула. Это целый класс веществ. Вкус, который они придают, может варьироваться от терпкого и вяжущего до мягкого, бархатистого и прекрасного. Именно это я люблю в плодах, выращенных на уступе. Чувствуются не только фруктовые нотки, но и изумительные нотки танинов. Они очень хороши».

Корисон никогда бы не пришла к такому видению с помощью электронной таблицы или сидя в офисе на 87-м этаже небоскреба. Она знает, что танины ощущаются как бархат, потому что пробовала их на протяжении почти 40 лет. В конечном счете женщина может вынести эстетическое суждение благодаря уникальной погруженности в контекст виноделия. Проще говоря, Кэти Корисон горячо переживает за свое дело: «Я знаю толк в европейских винах. И я перепробовала достаточно сортов выдержанного каберне из тех краев, чтобы понимать элегантность. Мой моральный долг — изготовить долгохранящееся вино и разлить по бутылкам нечто особенное».

Иметь видение — значит на самом деле ратовать за свое дело. Если это есть, то мы интуитивно чувствуем, что важно, а что нет. Можем увидеть, что и с чем связано. У нас есть данные и знания, которые имеют значение. Забота — это связующий элемент, который делает все это возможным.

И наоборот, отсутствие интереса зачастую является главной причиной проблем в компаниях, с которыми я сталкиваюсь в консалтинге. По мере того как руководство становится все более профессиональным, в нем ощущаются нигилистические взгляды или потеря смысла. Особенно сильны такие тенденции в культурах больших корпораций. Управление там рассматривается как самостоятельный род деятельности, без прочной связи с тем, чем занимается компания. Тогда удовлетворение в работе приносит само по себе администрирование: реорганизация, оптимизация процессов, найм персонала и проработка стратегий, — а не создание чего-то значимого. Что происходит в таком случае? Представьте: вам не важно, что производить — косметическую продукцию, газированные напитки, фастфуд или музыкальные инструменты. Какими будут ощущения?

Без интереса все «корректно» и ничего не соответствует «правде». Мартин Хайдеггер утверждал, что именно забота — Sorge — делает нас людьми. Под этим термином он имел в виду не прямую эмоциональную связь с вещами или людьми. Скорее, что предмет имеет значение и наполнен смыслом именно для вас. Именно забота позволяет нам взаимодействовать с окружающей действительностью на очень сложном уровне. Благодаря ей люди могут по-новому увидеть свои отношения с миром.

Допустим, вы работаете в индустрии красоты. Если значение косметических товаров вас не волнует, то сложно разобраться в том, как понимаются идеалы привлекательности в той или иной культуре. Если заняты в автомобильной промышленности, то должны интересоваться машинами и транспортом. В противном случае феномен вождения не будет иметь значения для вас. Без заботы мы теряем из виду большую часть картины смысла и идей. Наблюдаем лишь отдельные единицы данных — то, что Исайя Берлин называл «множеством разных бабочек».

Именно забота позволила Кэти Корисон услышать зов вина, когда ее идея будто «рвалась» вовне. Интерес придал женщине решимости делать его год за годом. Сегодня это вино в моде. Десять лет назад было по-другому. Забота стала ее путеводной звездой. Поэтому Корисон не отвлекалась и не ждала возвращения цикличной винной и кулинарной моды.

Рассмотрим опыт Лео Макклоски, основателя консалтинговой группы в области виноделия Enologix. Вино Кэти Корисон никогда не сводилось к цифрам. А мужчина разработал целую бизнес-модель на основе убеждения, что виноделие может быть полностью основано на числах. У него крупнейшая в мире база данных по винам. Макклоски тестирует сотни марок в год и затем разбивает их на компоненты, придающие им уникальный цвет, вкус и аромат.

Что предприниматель делает со всей этой информацией? С помощью компьютерных тестов помогает клиентам определить самый важный момент сезона — когда собирать виноград. Проводится комплексный анализ вина, оно разбирается на компоненты, и каждый элемент рассматривается в отдельности. Результаты сравниваются с огромной базой данных и суммируются с другими собранными сведениями. Например, об условиях в винограднике, таких как уровень осадков и воды, и о деталях процесса изготовления вроде типов бочек и продолжительности брожения. С помощью моделей виноделы могут создавать виртуальные версии продукта. Играют с разными факторами, чтобы подкорректировать отдельные элементы. Это похоже на набор команды в фэнтези-футболе[25]. Когда вино готово отправиться в бутылку, Enologix проводит последний этап анализа. Расчеты компании позволяют достаточно точно предсказать оценку по 100-балльной шкале, которую вино получит в печально известном рейтинге Wine Spectator.

ну и ню

Не в сети
Заходил: 1 час 40 минут назад
Регистрация: 03.11.2009 - 19:27
: 17895

Подход «Человека, который изменил все» — смелый шаг для культуры виноделия, представители которой прочно держатся за индивидуальный характер своего ремесла. Макклоски не раскрывает имена клиентов. В первую очередь он работает с небольшими винодельнями. Они пытаются следовать традиционным методам, получившим известность в культурах Старого Света, таких как Бургундия и Эльзас. Эти клиенты и некоторые представители индустрии верят: у Макклоски есть что предложить виноделам. Но любой, кто проводит время с Кэти Корисон, знает: ценность этой информации мнимая. В «черном ящике» Макклоски нет ничего, что обеспечило бы стандартизацию подхода. Макклоски придерживается полностью объективного подхода к данным. Он рассматривает компоненты бутылки вина как разрозненные элементы отдельно от более широкого контекста. И имеет все шансы помочь производителю выпустить продукт, который будет считаться хорошим сегодня. Но Макклоски никогда не приблизится к созданию великого вина на века. Все дело в отсутствии целостности и эстетического восприятия в основе решений. Словом, за ними не стоит человека, который был бы озабочен вопросом. Нет души, только техническая точность.

Если бы Кэти Корисон «поиграла» с продуктом с помощью алгоритма обработки данных Enologix, она бы оптимизировала показатели вин одного года. Но лишилась бы более увлекательного и впечатляющего варианта развития событий. «В вине мне нравится то, что оно говорит о времени и месте. И движется вперед, продолжая рассказывать об этом. Эти вина по-прежнему помнят прошлое, — объясняла Корисон. — Я чувствую, что должна создавать вина, которые позволяют земле говорить».

Этой стратегии она следует уже 30 лет. С каждым годом продукция остается на удивление стабильной. Корисон не добавляет кислоту, танины, ферменты или любые дубильные вещества. Напиток, идея которого появилась у нее и рвалась к своему воплощению, полностью основан на самом винограде. Когда вы пьете вино Кэти Корисон, то чувствуете, что ее заботит. Данные такой глубины никогда не охватит алгоритм. Машинное обучение не позволит понять, каким образом женщина добилась успеха, создавая такой продукт. Введение всевозможных чувственных данных не выявит смысла ее настойчивости. Компьютеры попросту не могут переживать о чем-либо. Они никогда не «поймут», что вся суть в заботе.

Значимые различия
Философы вроде Мартина Хайдеггера, Альберта Боргманна и Хьюберта Дрейфуса утверждают, что мастерство таких людей, как Хин, Вестагер, Восс и Корисон, связано с искусством поиска перспективы. В основе этого процесса лежит феномен так называемых значимых различий.

Чтобы понять эту концепцию, для начала попытаемся представить мир без значимых различий. Он полон нигилизма, как вышеупомянутые корпоративные культуры, которые сбились с пути. Когда мы воспринимаем мир без значимых различий, всё и все становятся простыми ресурсами, которые нужно оптимизировать. И это понятие настолько многофункционально, что годится для любых целей. Виноград Кэти Корисон можно заменить сталью с итальянского завода Маргрет Вестагер. Понятие можно расширить настолько, что под него подпадут даже люди. Отсюда и термин «человеческие ресурсы».

В своем, возможно, лучшем эссе «Вопрос о технике» (1954) Мартин Хайдеггер описывает современную идеологию, наш мир без значимых различий. Он говорит о технике как о современном способе бытия, призме, сквозь которую мы смотрим на мир. Но это слово мало связано с устройствами или изобретениями. Техничность — это логика, которой пропитана вся наша жизнь. Древние римляне или досовременные общества видели во всем божественную волю. Просветители считали, что мы, люди, правим миром. Хайдеггер утверждает: в современную эпоху техника стала центром нашего бытия. Она вытеснила не только богов, но и нас самих.

В мире Хайдеггера дух или логика техники заключаются в оптимизации. Это безудержное стремление выжать каждую единицу ценности из физической материи вокруг нас, включая деревья, воду и даже людей. Два столетия назад плотник взглянул бы на деревянный брусок и стремился бы создать самое красивое творение из всех возможных — скажем, дверную ручку — с учетом волокнистости и текстуры. Но сегодня мы оптимизируем материал. Бруски измельчаются в однородную массу и затем собираются вновь, уже как стандартизированная, неуникальная и подходящая абсолютно для всего «древесина». По мнению Хайдеггера, невидимая структура упорядочивает реальность современного мира. Мы стандартизируем, оптимизируем и делаем вещи доступными и универсальными.

С мировоззрением Кремниевой долины мы страдаем от недуга, который Хайдеггер наблюдает во всех аспектах повседневной жизни. Все доступно и равнозначно. Каждый день, час и секунда те же самые, что были до и будут после. Мы не отличаемся от других винтиков и шестеренок, которые развозятся повсюду транспортными сетями. Образование построено таким образом, чтобы создавать универсальных бухгалтеров, взаимозаменимых и доступных для использования и оптимизации. Компании и правительства могут легко нанять новых людей или уволить их, так как все одинаково обучены в одних и тех же институтах. Техника делает наш опыт универсальным, но облегчает манипулирование сотрудниками и избавление от них. Кажется, это прогресс. Или все же нет?

Такие мастера, как Хин, Вестагер, Восс и Корисон, играют важную роль в этой эпохе техники. Их фронезис — взаимодействие с миром со знанием и опытом, которое обязательно зависит от контекста, — способствует излечению современного недуга. Эти люди не взаимозаменяемые ресурсы в глобальной системе товаров. Напротив, они отвечают на зов своих миров.

Хьюберт Дрейфус, профессор философии в Калифорнийском университете в Беркли, объяснил мне уникальную роль знатоков: «Когда мы наконец понимаем мастерство и этот зов мира, то осознаём: источник смысла в нашей жизни не связан с нами, как предполагает картезианская модель. Он заключается в бытии в мире. Когда люди оттачивают навыки в рамках своей культуры, то растворяются в ней. Граница между мастером и миром стирается. Видя результаты их труда и оценивая свои возможности, мы выявляем в себе лучшие качества».

Благодаря своему делу мастера позволяют нам взглянуть на то, что значит выйти за пределы себя. Но для такого перехода требуется смелость. «Способность рисковать крайне важна для приобретения любых навыков, — сообщил мне Дрейфус. — Ведь нужно оставить позади правила и то, что обычно делают другие. И дотянуться до собственного опыта мира. Но что отличает риски, в которых мы заинтересованы, от простой бравады? Вы рискуете в интересах того, к чему относитесь серьезно, что служит точкой отсчета при определении себя и создает значимые различия в вашей жизни. Этот тип риска является обязательным этапом в процессе становления мастера независимо от сферы».

Другими словами, вы видите значимые различия, когда переживаете за свое дело. Не так ли?

ну и ню

Не в сети
Заходил: 1 час 40 минут назад
Регистрация: 03.11.2009 - 19:27
: 17895

Подход «Человека, который изменил все» — смелый шаг для культуры виноделия, представители которой прочно держатся за индивидуальный характер своего ремесла. Макклоски не раскрывает имена клиентов. В первую очередь он работает с небольшими винодельнями. Они пытаются следовать традиционным методам, получившим известность в культурах Старого Света, таких как Бургундия и Эльзас. Эти клиенты и некоторые представители индустрии верят: у Макклоски есть что предложить виноделам. Но любой, кто проводит время с Кэти Корисон, знает: ценность этой информации мнимая. В «черном ящике» Макклоски нет ничего, что обеспечило бы стандартизацию подхода. Макклоски придерживается полностью объективного подхода к данным. Он рассматривает компоненты бутылки вина как разрозненные элементы отдельно от более широкого контекста. И имеет все шансы помочь производителю выпустить продукт, который будет считаться хорошим сегодня. Но Макклоски никогда не приблизится к созданию великого вина на века. Все дело в отсутствии целостности и эстетического восприятия в основе решений. Словом, за ними не стоит человека, который был бы озабочен вопросом. Нет души, только техническая точность.

Если бы Кэти Корисон «поиграла» с продуктом с помощью алгоритма обработки данных Enologix, она бы оптимизировала показатели вин одного года. Но лишилась бы более увлекательного и впечатляющего варианта развития событий. «В вине мне нравится то, что оно говорит о времени и месте. И движется вперед, продолжая рассказывать об этом. Эти вина по-прежнему помнят прошлое, — объясняла Корисон. — Я чувствую, что должна создавать вина, которые позволяют земле говорить».

Этой стратегии она следует уже 30 лет. С каждым годом продукция остается на удивление стабильной. Корисон не добавляет кислоту, танины, ферменты или любые дубильные вещества. Напиток, идея которого появилась у нее и рвалась к своему воплощению, полностью основан на самом винограде. Когда вы пьете вино Кэти Корисон, то чувствуете, что ее заботит. Данные такой глубины никогда не охватит алгоритм. Машинное обучение не позволит понять, каким образом женщина добилась успеха, создавая такой продукт. Введение всевозможных чувственных данных не выявит смысла ее настойчивости. Компьютеры попросту не могут переживать о чем-либо. Они никогда не «поймут», что вся суть в заботе.

Значимые различия
Философы вроде Мартина Хайдеггера, Альберта Боргманна и Хьюберта Дрейфуса утверждают, что мастерство таких людей, как Хин, Вестагер, Восс и Корисон, связано с искусством поиска перспективы. В основе этого процесса лежит феномен так называемых значимых различий.

Чтобы понять эту концепцию, для начала попытаемся представить мир без значимых различий. Он полон нигилизма, как вышеупомянутые корпоративные культуры, которые сбились с пути. Когда мы воспринимаем мир без значимых различий, всё и все становятся простыми ресурсами, которые нужно оптимизировать. И это понятие настолько многофункционально, что годится для любых целей. Виноград Кэти Корисон можно заменить сталью с итальянского завода Маргрет Вестагер. Понятие можно расширить настолько, что под него подпадут даже люди. Отсюда и термин «человеческие ресурсы».

В своем, возможно, лучшем эссе «Вопрос о технике» (1954) Мартин Хайдеггер описывает современную идеологию, наш мир без значимых различий. Он говорит о технике как о современном способе бытия, призме, сквозь которую мы смотрим на мир. Но это слово мало связано с устройствами или изобретениями. Техничность — это логика, которой пропитана вся наша жизнь. Древние римляне или досовременные общества видели во всем божественную волю. Просветители считали, что мы, люди, правим миром. Хайдеггер утверждает: в современную эпоху техника стала центром нашего бытия. Она вытеснила не только богов, но и нас самих.

В мире Хайдеггера дух или логика техники заключаются в оптимизации. Это безудержное стремление выжать каждую единицу ценности из физической материи вокруг нас, включая деревья, воду и даже людей. Два столетия назад плотник взглянул бы на деревянный брусок и стремился бы создать самое красивое творение из всех возможных — скажем, дверную ручку — с учетом волокнистости и текстуры. Но сегодня мы оптимизируем материал. Бруски измельчаются в однородную массу и затем собираются вновь, уже как стандартизированная, неуникальная и подходящая абсолютно для всего «древесина». По мнению Хайдеггера, невидимая структура упорядочивает реальность современного мира. Мы стандартизируем, оптимизируем и делаем вещи доступными и универсальными.

С мировоззрением Кремниевой долины мы страдаем от недуга, который Хайдеггер наблюдает во всех аспектах повседневной жизни. Все доступно и равнозначно. Каждый день, час и секунда те же самые, что были до и будут после. Мы не отличаемся от других винтиков и шестеренок, которые развозятся повсюду транспортными сетями. Образование построено таким образом, чтобы создавать универсальных бухгалтеров, взаимозаменимых и доступных для использования и оптимизации. Компании и правительства могут легко нанять новых людей или уволить их, так как все одинаково обучены в одних и тех же институтах. Техника делает наш опыт универсальным, но облегчает манипулирование сотрудниками и избавление от них. Кажется, это прогресс. Или все же нет?

Такие мастера, как Хин, Вестагер, Восс и Корисон, играют важную роль в этой эпохе техники. Их фронезис — взаимодействие с миром со знанием и опытом, которое обязательно зависит от контекста, — способствует излечению современного недуга. Эти люди не взаимозаменяемые ресурсы в глобальной системе товаров. Напротив, они отвечают на зов своих миров.

Хьюберт Дрейфус, профессор философии в Калифорнийском университете в Беркли, объяснил мне уникальную роль знатоков: «Когда мы наконец понимаем мастерство и этот зов мира, то осознаём: источник смысла в нашей жизни не связан с нами, как предполагает картезианская модель. Он заключается в бытии в мире. Когда люди оттачивают навыки в рамках своей культуры, то растворяются в ней. Граница между мастером и миром стирается. Видя результаты их труда и оценивая свои возможности, мы выявляем в себе лучшие качества».

Благодаря своему делу мастера позволяют нам взглянуть на то, что значит выйти за пределы себя. Но для такого перехода требуется смелость. «Способность рисковать крайне важна для приобретения любых навыков, — сообщил мне Дрейфус. — Ведь нужно оставить позади правила и то, что обычно делают другие. И дотянуться до собственного опыта мира. Но что отличает риски, в которых мы заинтересованы, от простой бравады? Вы рискуете в интересах того, к чему относитесь серьезно, что служит точкой отсчета при определении себя и создает значимые различия в вашей жизни. Этот тип риска является обязательным этапом в процессе становления мастера независимо от сферы».

Другими словами, вы видите значимые различия, когда переживаете за свое дело. Не так ли?

ну и ню

Не в сети
Заходил: 1 час 40 минут назад
Регистрация: 03.11.2009 - 19:27
: 17895

Для подобного сдвига нужно полностью перевернуть свои представления о времени и затратах. «Новая эффективность» в уходе за пациентами со слабоумием целиком зависит от места и контекста. Ее нельзя свести к абстрактным правилам или придать масштаб. Поскольку в мире нет другого Рэндалла, отсутствует и стандартное решение для его поведения. Сегодня специалисты по уходу делятся специфическими знаниями о постояльцах по старинке. Эти советы и рекомендации пишутся на листочках для заметок или на досках либо просто сообщаются в разговоре. Так сотрудники облегчают друг другу работу. Можно придумать и другие способы распространения этих индивидуальных сведений о проживающих, основанных на опыте. Ведь они имеют огромное значение. Особенно в связанных с уходом ситуациях, когда старики легко пугаются или впадают в беспокойство. Потрясающий потенциал новой технологии не в том, что она ускоряет стандартные процедуры, а в том, что позволяет поддерживать персональный уход. Другими словами, сиделкам нужно придерживаться тактики выяснения того, как повлиять на конкретного постояльца, и последующей адаптации ухода. А не ратовать за все более быстрое, но единообразное воздействие на пожилых людей.

Во многих ситуациях, хотя и не во всех, человеческий интеллект по-прежнему наиболее эффективен для решения ситуативных задач. Его результативность основана не на знании, которое можно подстроить под разные условия, а на глубоком понимании частных случаев.

Разрушение чар
82-летнего Уэнделла Берри можно считать американским достоянием. Десятилетиями он живет на ферме и занимается сельским хозяйством на одном и том же участке в Генри Каунти. Помимо этого мужчина преподает в своей альма-матер — Кентуккийском университете. Ему принадлежит более 40 художественных, научно-популярных и поэтических произведений. В 1980-х годах с крыльца своей фермы Берри мог напрямую наблюдать, как меняется ландшафт американского сельского хозяйства. В 1985 году он написал пророческое эссе под названием «Зачем нужны люди?».

ну и ню

Не в сети
Заходил: 1 час 40 минут назад
Регистрация: 03.11.2009 - 19:27
: 17895

hi
Мало кто знает, что Эрвин Шредингер обожал русские сказки. Особенно радовали его фразы «долго ли, коротко ли», «видимо—невидимо» и, конечно же, «ни жив, ни мертв».

Файлы: 
  • file34014.gif

ну и ню

Страницы