Политическая составляющая в нынешней работе АККОР

Вы здесь

1 сообщение

Вопросы задавать можно только после регистрации. Войдите или зарегистрируйтесь, пожалуйста.

Аватар пользователя menegerip
Не в сети
Заходил: 16 часов 21 минута назад
: Екатеринбург
Регистрация: 13.08.2008 - 20:46
: 19590

С первых дней после создания АККОР в ее многопрофильной деятельности важное место занимала политическая работа. Этого требовали Программа и Устав организации. Цель такой работы была неизменной — добиваться, чтобы в аграрной политике российского государства были четко отражены интересы крестьянских семей, ведущих свои частные самостоятельные крестьянские (в том числе фермерские) хозяйства. Менялись лишь формы политической активности, их сочетания.

Во взаимоотношениях с Властью, с государственными органами АККОР, как ячейка (институт) Гражданского общества в своей двадцатипятилетней истории прошла три этапа:
Первый этап - тесное продуктивное сотрудничество;
Второй этап - уменьшение объема прямого сотрудничества, но сохранение статуса партнера государства;
Третий этап - нарастание противоречий и эпизодическое противоборство.
Этим этапам соответствовали и формы политической работы.

На первых порах, когда руководители государства видели в Ассоциации своего партнера по осуществлению аграрной реформы, по становлению фермерского уклада, представители АККОР, будучи членами рабочих групп и комиссий, созданных госорганами, напрямую участвовали в разработке важных государственных документов, касающихся условий деятельности КФХ и жизни фермерских семей. Существовала даже практика официального включения АККОР в перечень разработчиков таких документов. Основанием для такой формы прямого взаимодействия служил Указ Президента страны Б.Н. Ельцина от 27 июля 1993 г. №1139 «О некоторых мерах по поддержке крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов». В первом пункте Указа было записано: «Поддержать деятельность Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств… по проведению аграрной реформы, защите прав и интересов сельскохозяйственных производителей - членов Ассоциации и содействию в организации их хозяйственной деятельности». Во втором пункте указа была рекомендация органам государственного управления привлекать АККОР к реализации мер по государственной поддержке крестьянских (фермерских) хозяйств, разработке и осуществлению государственных программ развития отраслей агропромышленного комплекса.

Надежную основу для реального, практического сотрудничества АККОР с госорганами давали официальные договора о взаимодействии, начало которым положил Егор Тимурович Гайдар. Практика заключения таких договоров продолжалась все девяностые годы. Но постепенно по мере разрастания и бюрократизации государственного аппарата (бюрократически-чиновничьей контрреволюции) она стала затухать. При В.С. Черномырдине, преемнике Е.Т. Гайдара на посту Председателя Правительства РФ, АККОР еще рассматривалась как партнер госорганов. Ежегодно заключались соглашения между Правительством РФ и АККОР. От имени Правительства их подписывали заместители Председателя Правительства РФ А.Х. Заверюха и В.Н. Хлыстун. При конструктивном, деловом сотрудничестве работников Минсельхоза и Ассоциации за те годы удалось сделать немало полезного:

  • создана система обеспечения КФХ сельскохозяйственной техникой на основе финансового лизинга;
  • налажена практика кредитования КФХ из государственного фонда льготного кредитования;
  • наработана традиция выделения в ежегодных госбюджетах (федеральном и региональных) отдельной строки «поддержка фермерства», в которой предусматривались средства на создание баз хранения и переработки фермерской продукции, а также на обучение фермеров и издание литературы для фермеров;
  • положено начало созданию системы кредитных межфермерских кооперативов, обеспечена финансовая поддержка фонда развития кредитной кооперации на основе сотрудничества российского и американского Правительств с негосударственными организациями (включая АККОР);
  • финансово укреплена система фермерских страховых компаний, ставших в короткие сроки лидером страхования урожаев в стране не только на фермерских полях, но и у других сельхозтоваропроизводителей;
  • рождена практика ежегодного проведения межрегиональных фермерских сельскохозяйственных ярмарок-выставок (Санкт-Петербург, Ростов-на-Дону, Казань, Челябинск).

Но в конце 90-х годов так называемые «технические» премьер-министры (при больном Б.Н. Ельцине, по-видимому, забывшем о своем указе под номером 1139) значительно понизили статус таких соглашений - их стали подписывать руководители сельскохозяйственного ведомства - Минсельхоза. А после принятия одним их таких правительств новой концепции развития агропромышленного комплекса России, ориентировавшей госчиновников на всемерную поддержку крупных (индустриальных) форм сельхозпроизводства и на холдингизацию российского сельского хозяйства, для фермерского движения началось «новое время». Это в прямом и переносном смысле. Так совпало, что с наступлением нового тысячелетия и со сменой первого Президента России на ее второго Президента деловое сотрудничество госорганов с общественной организацией АККОР по существу было приостановлено почти на десятилетие. Видимо, окрепшая самоуверенная государственная бюрократия уже не нуждалась в «опоре на институты Гражданского общества». Государство не только прекратило сотрудничество с АККОР, но и посодействовало ослаблению или даже разрушению всего того, что было наработано в предыдущем десятилетии и что перечислено выше. В таких «новых» условиях АККОР была вынуждена усилить политическую составляющую своей деятельности и поменять ее формы.

Ассоциация с самого начала в соответствии со своей Программой и Уставом добивалась, чтобы в аграрной ПОЛИТИКЕ государства отражались, учитывались интересы нарождающегося фермерства. Но в 90-х годах при Правительствах Силаева И.С., Гайдара Е.Т., Черномырдина В.С., как уже говорилось выше, эту задачу удавалось решать путем прямого сотрудничества с госорганами. Тогда у государства и у фермерской ячейки Гражданского общества было одинаковое или близкое понимание целей и задач реформирования агростроя в стране, в частности, задачи по формированию семейно-кооперативного (фермерско-кооперативного) уклада. Но в первом десятилетии XXI века такой близости или сходства интересов и целей не стало. Государство переключило внимание на проведение «новой индустриализации» сельского хозяйства в соответствии с политическими завещаниями советских вождей Л. Брежнева и Ю. Андропова. Отношения соратничества и сотрудничества Власти и Ассоциации фермеров заменялись отношениями напряженного сосуществования.

В таких условиях АККОР свою политическую работу, т. е. работу по вопросам агрополитики, сосредоточила на разъяснении обществу и власти полезности фермерства для страны как эффективной формы ведения сельского хозяйства и как активного ядра современного сельского социума. С этой целью проводились научно-практические конференции. На этом вопросе фокусировалась повестка дня большинства региональных и общероссийских фермерских съездов. Предпринимались усилия по активизации средств массовой информации в освещении фермерских успехов и проблем.

Ассоциации трудно было вести эту разъяснительную работу в одиночку. Она еще не стала широкой, массовой организацией. Нужны были союзники. И они находились. Это были родственные общественные организации - такие же, как АККОР, «институты Гражданского общества». Но все они в условиях укрепления чиновничье-бюрократической монополии на власть стали тоже политически маловлиятельными. Поэтому АККОР была вынуждена завязывать дружбу-сотрудничество с политическими партиями. Но выбор был невелик. Коммунисты Зюганова, верные заветам Сталина, к фермерству интереса не проявляли. Либералы Жириновского, будучи партией разного рода маргиналов, вообще сторонились сложных аграрных проблем (не считая эпатажных заявлений партийного вождя о раздаче всем россиянам земельных участков для создания родовых усадеб). Оставалась «партия власти» «Единая Россия», называвшая себя «всенародной» партией, которая вроде бы «старается гармонизировать интересы разных слоев российского общества». В Ассоциации понимали, что партийные лозунги «единороссов» и их реальные действия сильно различаются. Было видно не вооруженным глазом, что партийная «верхушка», состоящая из представителей крупного чиновничества и крупного капитала, будет в основном работать на правящий класс, на интересы бюрократическо-капиталистической элиты общества. Но фермеры предполагали, что даже «правящей» партии нужен «электорат». Значит, можно разговаривать, а с учетом рыночных реформ и торговаться.

Для «Единой России» сотрудничество с АККОР тоже было полезным. Продолжалась борьба за сельский электорат между коммунистами и прагматиками-центристами. Она началась еще в середине 90-х годов. Тогда черномырдинский «Наш дом - Россия» (НДР) пригласил в свое движение АККОР и созданный Ассоциацией вместе с союзами садоводов и пчеловодов политический «Союз землевладельцев России». После поражения «Нашего дома России» на выборах в Госдуму в 1999 году фермерскую ассоциацию пригласили войти в состав координационного центра «сторонников» новой «центристской» партии, занявшей нишу НДР - партии «Единая Россия». Ассоциация согласилась. И не из конъюнктурных соображений. Начиналась реализация антифермерской концепции развития агропромышленного комплекса на первое десятилетие XXI века. Фермерству нужно было выстоять в условиях объявленной «холдингизации». Поэтому АККОР записалась в официальные «сторонники» единороссов.

Увы, реальной поддержки фермерское движение от партии власти тогда не получило. Видя равнодушие партии к фермерским проблемам, ассоциация начала дрейфовать в сторону «Аграрной партии», ранее дружившей с коммунистами, а в новых условиях начинающей действовать самостоятельно. Ассоциация даже приняла активное участие в протестных акциях, организованных этой партией во многих регионах России и в Москве у дома Правительства на так называемом «Горбатом мосту». Акции проводились против антикрестьянской аграрной политики, реализуемой российским правительством. Участвуя в этих акциях, фермеры рассуждали так: если госорганы перестали признавать фермерскую ассоциацию в качестве своего партнера, если им это претит, если чиновники стали пренебрегать прямыми рабочими контактами с представителями рядовых людей-фермеров при совместных разработках государственных актов, касающихся деятельности КФХ, то у фермеров остаются только митинговые методы донесения до Власти своих предложений.

Такие действия АККОР возымели действие. Единороссы спохватились — для них создавалась угроза полной потери сельского электората. Была проведена сложная многоходовая политическая игра, в результате которой Аграрная партия влилась в ряды «Единой России». АККОР в своих поисках политического союзника вновь потеряла возможность выбора и поэтому возобновила свои общественно-политические отношения с правящей партией.

Новый этап сотрудничества фермерской общественной организации с «партией власти» оказался более содержательным. Правительство включило в Приоритетный национальный проект «Развитие АПК» специальный раздел по поддержке и развитию малых форм ведения сельского хозяйства. Высшие руководящие органы партии утвердили проект-программу «Российский фермер». Правда, сами партийцы ничего не делали по реализации положений этого документа. Но Ассоциация, опираясь на партийный проект, активизировала свою работу по разъяснению обществу и государству вредности одностороннего развития холдингизации. На очередных выборах в Госдуму по списку «Единой России» в состав парламента вошла представитель фермерского Движения фермер Максимова С.В. Министерство сельского хозяйства РФ стало более последовательно реализовывать ту часть Приоритетного национального проекта, которая предусматривала увеличение поддержки субъектам малого бизнеса. По предложению АККОР был реализован пилотный проект «Семейные молочные фермы», который затем был продолжен в формате двух ведомственных программ «Поддержка начинающих фермеров» и «Создание семейных животноводческих ферм на базе КФХ».

Кульминационным пунктом разворота партии власти и самой власти к фермерству стало посещение лидером «Единой России», главой Правительства Путиным XXII фермерского съезда, который проходил в Тамбове. Владимир Владимирович приехал на съезд чуть ли не со всем составом Правительства. Разговор получился обстоятельный. Высшие государственные чины внимательно выслушали фермеров и пообещали решать многие наболевшие вопросы. (Подробно об этом смотри статью «Не упустить бы шанс» в данном сборнике). Делегаты съезда готовы были назвать этот свой съезд «историческим». Они высказывали надежду на восстановление былого плодотворного сотрудничества с Властью, с Правительством, с Минсельхозом РФ.

Однако надежды не оправдались. В эшелонах власти накопилась огромная инерция косного, пренебрежительного отношения к фермерству. Сотрудничество госорганов и ячейки (института) Гражданского общества АККОР еще не возобновлялось. Хуже того, между Минсельхозом РФ и АККОР началась слабо прикрытая конфронтация. Раздражителем или камнем преткновения послужил вопрос о дискриминации фермерства в вопросах государственной поддержки. Его поднимали аккоровцы на всех съездах после десятого юбилейного. Но тогда действовала официальная ориентация на холдингизацию, и фермерскую Ассоциацию не слушали и не слышали. А на XXII съезде произошел словесный переворот. Сам Путин В.В. фермеров услышал и авторитетно пообещал устранить дискриминацию фермерства и после съезда дал Минсельхозу РФ соответствующее поручение.

Увы, фермеры не почувствовали изменений к лучшему. Ассоциация стала упорно настаивать на выполнении поручений В.В. Путина.

Министерство сельского хозяйства РФ считало претензии АККОР по поводу неравной господдержки крупных и малых сельхозтоваропроизводителей необоснованными, несправедливыми и излишне политизированными. Обычно при этом чиновники приводили цифры удельного веса фермерской продукции в общем объеме валовой продукции сельского хозяйства и удельного веса средств бюджетной поддержки, выданных фермерским хозяйствам. Эти цифры, по утверждениям чиновников, сближаются. Процент госсубсидий почти догнал процент производства. Так что Министерство дискриминацию практически якобы устранило. Нечего, мол, активистам АККОР зарабатывать себе авторитет перед фермерами на расхождениях в десятые доли процентов.

Представители АККОР, признавая статистику, цифры, тем не менее не соглашались с их оценкой. Во-первых, Министерство приводит цифры только по фермерам, включенным в реестр получателей господдержки. А это далеко не все КФХ и ИП. Механизм предоставления средств поддержки несовершенен. Он закрывает доступ к получению господдержки почти половине реально работающих малых семейных крестьянских хозяйств. Во-вторых, так называемую «несвязанную» поддержку в расчете на гектар посевной площади получают только около 30 процентов фермерских хозяйств. Основная причина - несовершенство механизма начисления. В-третьих, подавляющее большинство КФХ не могут получить даже сезонные кредиты на проведение полевых работ. Причина - невыполнимые условия финансового обеспечения возвратности и многое др. Коммерческие банки с малым агробизнесом работать не хотят - много не заработаешь. А кредитная кооперация без поддержки государства не может набрать обороты. В-четвертых, фермерские хозяйства подвергаются не прикрытой дискриминации в получении инвестиционных кредитов. Об этом говорит тот факт, что из двух с лишним триллионов задолженности субъектов агробизнеса по таким кредитам доля фермеров - менее 2 процентов. Такая дискриминация не только прямым образом сдерживает развитие действующих фермерских хозяйств, но она имеет еще и косвенное отрицательное влияние на развитие фермерства в целом. Можно уже говорить о дискриминации не только отдельных фермерских хозяйств, но и о дискриминации всего сектора семейных крестьянских хозяйств.

Дело в том, что из-за отсутствия инвестиционных кредитов не могут расширять свои хозяйства десятки тысяч малых фермерских хозяйств, в том числе начинающие фермеры, не идут в рост многочисленные товарные подворья. Не прирастает количество фермерских хозяйств. От этого плохо не только в макромасштабе всему сельскому хозяйству, но также в микромасштабе - каждому фермерскому хозяйству. Без расширения фермерства, без его количественного роста не будет и качественного развития как всего сектора, так и большинства фермерских хозяйств. Потому что без определенной «критической» массы фермерских хозяйств на определенных территориях (в муниципальных районах) не могут создаваться и функционировать межфермерские обслуживающие кооперативы. А без них у фермеров нет выгодного сбыта продукции, нет качественного и недорогого производственно-хозяйственного обслуживания, т. е. нет условий для эффективного функционирования и для расширенного воспроизводства. В связи с этим ущемление фермерского сектора в инвестиционном кредитовании в период его становления является самой болезненной дискриминацией и всех КФХ в целом, и каждого в отдельности.

Лидеры фермерских региональных ассоциаций говорили об этих формах экономической дискриминации КФХ на юбилейном XXV съезде фермеров. Они убеждали руководителей Минсельхоза РФ в ошибочности такой экономической политики, прогнозировали ее отрицательные последствия не только для благосостояния фермерских семей, но и для продовольственного обеспечения страны в целом. Выступления были не только содержательные, но и эмоциональные по форме. Аккоровцы упрекали агрочиновников в том, что они не выполняют верховные обещания об устранении дискриминации фермеров, данные на XXII съезде фермеров России. Фермерские делегаты полагали, что они тем самым выражают свою Гражданскую позицию. Но вместо вразумительных извинений, разъяснений или новых обещаний высокопоставленный министерский чиновник кинул в зал свою высокомерную оценку таких выступлений как «политиканство». Дело, мол, Ассоциации обсуждать с фермерами, как повышать эффективность их работы, а не совать свой нос в «святая святых» - в распределение государственного бюджета. (Совсем по-советски: «сверху виднее!»)

Трудно было тогда понять ту острую, даже жесткую реакцию замминистра, ответственного за фермерскую проблематику, на фермерские претензии. По-видимому, в этом проглядывало присущее российскому чиновничеству стремление «спасти честь мундира» (не дай Бог, обвинения в невыполнении поручений дойдут до Самого автора этих поручений). Возможно, сказывался формализм в подходах чиновничества к любым сложным вопросам (это традиционная уловка - спрятаться за общую статистику и не углубляться в детали). Не исключено, что в этом проявлялась чиновничья недооценка фермерского производственного потенциала. А может быть, нервозность замминистра объяснялась просто - отсутствием у него права сказать съезду правду о том, что в распоряжении Минсельхоза не было свободных денег на подтягивание государственной поддержки фермерства по всем имеющимся направлениям и по количественным нормам наравне с субъектами крупного агробизнеса, что все государственные финансовые ресурсы, предназначенные для сельского хозяйства, на многие годы вперед расписаны в соответствии с политической Волей на «новую индустриализацию» сельского хозяйства.

В связи с этими размышлениями о возможных возбудителях начальственной нервозности замминистра перед делегатами юбилейного фермерского съезда мне вспомнился эпизод из работы XXII съезда фермеров, на котором состоялась встреча В.В. Путина с делегатами. Накануне той встречи, вечером на заседании Совета АККОР президент Ассоциации проводил своеобразную репетицию. Члены Совета оглашали вопросы, которые им хотелось бы задать Высокому гостю съезда. Я, будучи членом Совета АККОР, тоже озвучил свой в общем-то безобидный и уж совсем не провокационный вопрос. Днем на предсъездовской встрече делегатов с чиновниками Минсельхоза РФ Министр сельского хозяйства уже обещала устранить дискриминацию фермеров в объеме господдержки. После этого в процессе размышлений об услышанном у меня возник вопрос: «Будут ли на выравнивание поддержки КФХ изысканы в бюджете страны дополнительные средства или фермерам добавят за счет уменьшения сумм поддержки, уже обещанных и запланированных агрохолдингам и мегафермам?». Я решил адресовать этот вопрос В. В. Путину. Совет его одобрил, и Плотников поставил меня в рабочий список. Список вопросов был передан Путину для подготовки к встрече.

После выступления Владимира Владимировича перед делегатами пришло время вопросов. Вел встречу Плотников В.Н. Я ожидал своей очереди, чтобы озвучить вопрос и знаками поторапливал ведущего. Эту нашу пантомиму заметил В.В. Путин. Он знал меня еще по встречам в девяностых годах в Санкт-Петербурге и затем в ходе кампании по выборам Президента России я был тогда доверенным лицом Владимира Владимировича. Ему перед встречей с фермерами доложили содержание возможных вопросов, в том числе моего. Тогда произнести мой вопрос мне не удалось. Как только Плотников дал мне знак готовиться, что следующему он дает слово мне, Владимир Владимирович мягко, с присущей ему сильной элегантностью, отнял дирижерскую палочку у Плотникова и начал сам показывать, кому предоставляется слово. Дирижерская указка не задержалась на мне. Мой вопрос тогда не прозвучал. Но он оказался актуальным и на XXV съезде. Ответ на него пришел лишь при обсуждении бюджета Минсельхоза РФ на 2015 год. Но об этом позднее (ниже).

После XXV юбилейного съезда серьезного примирительного разговора между руководством Минсельхоза РФ и руководством АККОР не последовало. Напряжение во взаимоотношениях нарастало. Чиновники, что называется, «закусили удила». Они повели против АККОР наступление. Ассоциацию начали упрекать в том, что она слаба, малочисленна, что у нее мала членская база и что она не представляет интересы большинства фермеров, что она плохо и неумело лоббирует интересы своих членов, а политиканскими приемами сваливает «с больной головы на здоровую», обвиняет в нерешенности тех или иных проблем государственных работников. Свое негативное отношение к АККОР руководители Минсельхоза стали переносить на региональный уровень. В ряде областей руководители сельхозотрасли стали игнорировать фермерские ассоциации даже при организации своих встреч с фермерами (например, в Псковской области). В ряде регионов началась политическая возня по замене неугодных для чиновников лидеров ассоциаций. Даже стали искусственно формироваться ассоциации, альтернативные АККОР.

В таких сложных условиях аккоровцы надеялись на помощь «правящей партии», «Единой России», в разрешении или хотя бы в ослаблении конфликта между государственными органами и фермерской ячейкой Гражданского общества. Но «единороссы», видимо, забыв о своем проекте «Российский фермер» или не сумев разобраться, на чьей стороне правда, остались в стороне. Их представителей даже не оказалось на юбилейном фермерском съезде.

В этих условиях АККОР сочла возможным начать сотрудничество с новой нарастающей политической силой - еще не партией, но уже не рядовым звеном Гражданского общества - с «Народным Фронтом». Эту широкую общественную организацию возглавляет сам глава государства В.В. Путин. Она, несмотря на свою близость к Кремлю, по сравнению с «Единой Россией», тоже детищем В.В. Путина, пока более демократична как по составу участников, так и по целям-задачам. Это еще не «партия Власти». Через «Фронт» напрямую карьеру пока не сделаешь и больших денег ещё не «заработаешь». Поэтому в него не спешат вступать «сильные мира сего - крупные чиновники и «денежные мешки». На первых порах членами «Фронта» и особенно его активистами стали люди среднего класса, разночинцы, малые и средние предприниматели. Они в отличие от довольных жизнью «единороссов» еще только ищут место «под солнцем». Они недовольны многими сторонами своей жизни и поэтому более решительно настроены против недостатков в обществе - в т. ч. против коррупции, бюрократизма, чванливости чиновников и т. п. «Фронт», конечно, далек от радикальной оппозиции. Он лоялен к власти, к политике Президента страны. Для В.В. Путина эта общественная организация очень удобна. От неё, с одной стороны, он ждет помощи в противодействии реальной и острой «несистемной» оппозиции. С другой стороны, для Президента страны - это инструмент мягкой очистки, созданной им системы Власти от ослабляющих ее пороков, инструмент частичного освежения Власти.

Одной из злободневных задач «Фронта» стала борьба за разумность, рационализм, чистоту и эффективность в расходовании бюджетных средств. В стране развивается серьезный и глубокий финансовый кризис. Он порождён, прежде всего, внутренними причинами-факторами. Западные санкции его лишь усугубили, обострили. Сам по себе этот кризис, по оценкам многих авторитетных экономистов, является прямым следствием (или неизбежной издержкой) утвердившегося в стране государственного монополистического капитализма. Так называемое «ручное управление» поставило на первое место в экономике политическую значимость принимаемых экономических решений и отодвинуло на задний план экономическую ответственность и тех, кто принимает экономические решения, и тех, кто их реализует. Такие рыночные инструменты регулирования экономических процессов, как себестоимость, рентабельность, окупаемость оказались забытыми. Это инерция социалистического хозяйствования. Подобное уже было в брежневскую эпоху застоя. Тогда прозвучал призыв Генсека: «Экономика должна быть экономной!»

Перед угрозой финансового кризиса власть стала понимать, что надо решительнее включать рыночные механизмы и инструменты. Но это сделать не просто, это болезненно затронет многие слои общества. Поэтому важно, опять - таки из политических соображений, чтобы инициативу в критике «неэкономной экономики» проявили не ее создатели, а лояльные к власти представители народных масс. «Фронт» по поручению своего лидера В.В. Путина и начал работу по выявлению отверстий и «дыр» (черных и серых), куда проваливаются, утекают без ожидаемой отдачи значительные государственные средства.

В этом месте ещё раз немного отвлекусь. В середине шестидесятых годов прошлого века в Советском Союзе было создано общественное движение «Комсомольский прожектор». Перед ним была поставлена задача вскрывать факты бесхозяйственности, расточительности в производственной сфере. Мне тогда довелось возглавлять в Свердловской области (на общественных началах при совмещении с учёбой в аспирантуре) областной штаб «Комсомольского прожектора» по сельскому хозяйству. Не буду вдаваться в детали. Скажу основное, что оставило царапины в душе. Мы, члены этого движения, поверили в серьёзность нашей миссии и рьяно взялись за дело. Но довольно скоро наш пыл остудили тогдашние партийно-государственные начальники. Мы увидели, что по крупным нашим «вскрытиям» никаких «оргвыводов» не следовало. На наше беспокойство по поводу волокиты нам «сверху» говорили: «Спасибо. А дальше - не ваше дело». Наш энтузиазм вскоре ослаб. Да и само движение вскоре загасили - уж очень много оно стало вскрывать недостатков, так много, что их стало трудно скрывать от общественности. А это уже угрожало авторитету власти. Я, право, не знаю, возможна ли хоть частичная аналогия между тем «Комсомольским прожектором» и нынешним «Народным фронтом».

Но как бы то ни было, фермерская ассоциация (АККОР) решила использовать такую ситуацию с финансами в стране и помочь «Народному Фронту» материалом о недостаточной экономической эффективности расходования бюджетных средств, выделяемых сельскому хозяйству. Это был всесторонне продуманный политический маневр фермерского сообщества, точнее, руководства фермерской ассоциации. Был подготовлен качественный, добротный материал. В нем не было сокрытия негативных цифр и фактов.

АККОР сосредоточила внимание в своей записке «Народному Фронту» на трех основных моментах. Первое. Темпы прироста общего объема продукции в сельском хозяйстве не адекватны темпам увеличения суммы государственной поддержки. Особенно это характерно для последних пяти лет. Прирост продукции резко пошел на убыль.

Второе. Наиболее острые проблемы возникли в так называемом секторе индустриально организованных крупных специализированных животноводческих предприятий - комплексов и мегаферм. Масштабное строительство таких предприятий не восполнило урон в производстве животноводческой продукции в секторе традиционных сельскохозяйственных организаций. Но именно это строительство индустриальных крупномасштабных животноводческих предприятий «обеспечило» рост огромной задолженности сельского хозяйства по инвестиционным кредитам. Оно не только «съело» сотни миллиардов бюджетных средств» (а это строительство осуществлялось на кредиты государственных банков), но на многие годы вперед предопределило направление государственных средств на обслуживание этого сверх долга.

Третье. На фоне стагнации и спада производства в секторе традиционных сельхозорганизаций, а также неэффективности и обреченной задолженности животноводческих комплексов и мегаферм высокую динамику роста производства и хорошие экономические показатели демонстрирует сектор крестьянских (фермерских) хозяйств, особенно получивших необходимую стартовую государственную поддержку.

На основе сопоставления этих трех положений в записке АККОР, адресованной «Народному Фронту» (а через него его лидеру В.В. Путину), был сделан вполне обоснованный и экономически здравый не экстремистский вывод - пора в России в сложившейся экономической ситуации скорректировать инвестиционную политику в аграрной сфере - начать реально расширять фермерский сектор и, в частности, увеличить объем инвестиций по программам «Начинающий фермер» и «Создание семейных животноводческих ферм на базе КФХ».

Этот материал озвучил Президент АККОР В.Н. Плотников на заседании центрального штаба «Народного Фронта» по теме «Об эффективности государственной поддержки сельского хозяйства в Российской Федерации» (материалы доклада помещены в приложении 2 данной книги). Доклад фермерского лидера вызвал горячую дискуссию. Выводы АККОР пытались оспорить давние оппоненты фермерского движения, представители крупного агропромышленного бизнеса и чиновники из сельскохозяйственного и экономических ведомств. Они пытались убедить собравшихся в том, что экономические проблемы возникли не из-за ошибок внутри агросферы, а из-за несовершенства общеэкономической, в т.ч. банковской системы. На это многие фермеры, приглашенные на совещание, заметили, что фермерские хозяйства работают в тех же общеэкономических условиях, но ведут свои хозяйства намного рачительнее, потому что интересы семьи не позволяют расслабляться и влезать в неоплачиваемые долги. Фермер из Калуги А.В. Саяпин рассказал, как он на своей семейной роботизированной молочной ферме обеспечивает 12 рублей прибыли в расчёте на один рубль инвестиций в ферму. Такой показатель даже не снится владельцам молочных мегаферм. Там эффективность использования инвестиций несравнимо меньше.

Ведущие совещание члены центрального штаба «Народного Фронта» поблагодарили фермерскую ассоциацию за активную гражданскую позицию, за предоставленный материал и заверили, что это совещание проведено не для «галочки». Основные идеи будут доложены лидеру Движения.

Новая политическая тактика АККОР поначалу возымела действие. Правда, не очень существенное. «Там, наверху» стала меняться риторика. О малых формах ведения сельского хозяйства, производственном и социальном значении фермерства вновь заговорили агрочиновники. Правительство после восьмилетнего перерыва в октябре 2014 года включило тему развития малых форм хозяйствования на селе в повестку дня большого совещания с участием многих глав российских регионов, руководителей федеральных экономических ведомств, а также лидеров общественных представительских организаций аграрного профиля. В официальный протокол Правительственного совещания было включено несколько пунктов по актуальным фермерским проблемам:

  • о разработке комплекса мер по повышению потенциала сельскохозяйственной и потребительской кооперации, включая создание инфраструктуры заготовки и переработки крестьянской продукции,
  • о стимулировании развития интеграции крестьянских (фермерских) хозяйств с крупными предприятиями, осуществляющими производство и переработку сельскохозяйственной продукции,
  • об упрощении доступа КФХ к услугам оптово-логистических центров, создаваемых с государственной поддержкой.

Конечно, эти пункты не охватывают всего большого перечня назревших фермерских проблем. Но важно то, что, во-первых, зафиксирован очередной поворот внимания Власти к фермерству, во-вторых, по этим ключевым вопросам не просто произнесены политические декларации, а даны конкретные поручения конкретным руководителям экономических ведомств, в-третьих, в поручениях определено, что подготовка предложений (механизмов) по этим вопросам должна проводиться с участием Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР), т.е. с учетом мнения фермерского сообщества.

Похоже, что данный протокол совещания при Председателе Правительства РФ - это сигнал к возобновлению сотрудничества органов власти с представительской фермерской организацией, т.е. с ячейкой (институтом) Гражданского общества. Важно, чтобы этот сигнал был позитивно воспринят чиновниками, и чтобы в обозначенных вопросах в результате такого сотрудничества появились конкретные полезные решения. Специалисты центрального аппарата АККОР активно начали работать над проектом предложений по поручению Правительства. Высасывать идеи из пальцев не пришлось. На съездах фермеров системы АККОР ежегодно пополняется копилка предложений по всем сторонам деятельности фермерских хозяйств. Эта копилка имеет название «Позиция АККОР по ключевым направлениям развития семейных фермерских хозяйств и кооперации». Проект предложений в соответствии с Уставом Ассоциации был направлен Правительству РФ и в Министерство сельского хозяйства. Параллельно в эти же адреса были направлены предложения в «Стратегию устойчивого развития сельских территорий». На расширенном заседании Президиума Совета Ассоциации, который собирался накануне ХХVI съезда фермеров АККОР, члены президиума — лидеры региональных фермерских ассоциаций выразили удовлетворение приглашением Правительства к возобновлению конструктивного сотрудничества. Но особого воодушевления все это у лидеров фермерского движения не вызвало.

На заседании, а особенно во время перерывов высказывались сомнения в том, что тот правительственный сигнал о сотрудничестве с фермерским движением дан всерьез, а не из-за нервного стресса в связи с санкциями и антисанкциями. Было высказано даже совсем пессимистическое предположение о том, что правительственные чиновники в том документе основные пункты посвятили реальной и объемной поддержке животноводческих гигантов, а поручения по малым формам записали лишь для политического камуфляжа, для того, чтобы перекос в господдержке в пользу «индустриальных флагманов» не бросался в глаза.

А через два месяца состоялся ХХVI съезд фермеров. На нём в докладе президента АККОР и в выступлениях фермеров - делегатов вновь констатировалось, что предложения фермерской ассоциации в подновляемую государственную программу развития сельского хозяйства на период до 2020 года, а также в Стратегию устойчивого развития сельских территорий Правительство РФ и его министерства полностью проигнорировали. Руководство страны первый раз за всю историю в трудное время не решилось открыть шлюзы для разлива половодья крестьянской энергии. Никаких сколько-нибудь серьёзных мер по расширению фермерского сектора в эти важные документы внесено не было. Фермеров удивило и возмутило то, что в новом варианте госпрограммы по многим направлениям предусмотрено увеличение бюджетных средств, в том числе на строительство молочных мегаферм, а на расширение программ поддержки начинающих фермеров и создание семейных животноводческих ферм на базе КФХ, эффективность которых вынужденно признаётся даже ярыми фермерскими недоброжелателями, не добавлено ни одного рубля.

Делегаты съезда решили проинформировать об этом Президента страны в специальном обращении. Через месяц после съезда Ассоциация получила от администрации Главы Государства традиционную лаконичную отписку: мол, получили и переправили руководству Министерства сельского хозяйства. Ждите. Вам обязательно ответят.

Внимательно перечитывали члены совета АККОР тот канцелярский ответ. Пытались что-нибудь понять между строк. Но ничего, никакого намёка на позитив.

У фермеров вообще, а у их лидеров в особенности, головы натренированы на разгадывании большого количества разнообразных производственных и житейских головоломок. Но им оказалось не под силу увязать в одной логике противоречивые действия высоких чиновников. Одновременно, а) пишутся поручения по вопросам развития фермерства б) утверждаются программные документы по развитию сельского хозяйства по-прежнему с перекосом в сторону крупномасштабных форм производства в) передается в Парламент проект Госбюджета, не предусматривающий финансовой поддержки расширения фермерского сектора. Представители фермерства всё же, как могли, сделали свое умозаключение - значит, во властной среде сохраняется недооценка производственных возможностей фермерства (малых форм). Значит, не излечивается застарелая болезнь у российских политиков - «гигантомания». Значит, и в условиях экономического кризиса крупный агропромышленный капитал сохраняет своё влияние на власть. Значит, пока не приходится ожидать реальных перемен в отношении российских государственных мужей к малому, семейному агробизнесу. По крайней мере до того, как они сами не убедятся в экономической несостоятельности своей увлеченности «новой индустриализацией».

Прошел еще месяц ожидания вразумительного ответа уже от Минсельхоза. Но вместо него в АККОР пришло два информационных сообщения, содержание которых полностью подтвердило предположение лидеров фермерского сообщества.

Первая информация была о совещании в аграрном комитете Госдумы по проблемам избыточной долговой нагрузки на предприятия АПК. В совещании приняли участие, кроме депутатов, руководящие работники МСХ РФ и руководители отраслевых союзов сельхозтоваропроизводителей. С докладом выступил заместитель комитета А. Хайруллин. В предыдущих разделах данной книги уже приводились высказывания этого владельца многих молочных мегаферм в Татарстане и за его пределами. На этом совещании агрополитик - молочный олигарх высказал озабоченность по поводу аграрной долговой нагрузки на сельхозпроизводство. Кредиторская задолженность составляет более 2 триллионов рублей - это больше годовой выручки всего сельского хозяйства страны. Докладчик умолчал о том, что в основном это долги по инвестиционным кредитам, выделенным за последние несколько лет на строительство индустриальных животноводческих комплексов и мегаферм. Не сказал он и то, что доля фермерства в этой запредельной задолженности менее двух процентов. Докладчик также сообщил, что долги растут и заявил, что нужно принимать срочные меры.

Обсуждение было активным, но не очень конструктивным. Лишь представитель «Газпромбанка» пытался анализировать причины такого роста задолженности и высказал предположение, что банки, выдающие крупные инвестиционные кредиты, плохо, невнимательно анализируют экономическую обоснованность инвестпроектов, что огромные кредитные ресурсы, вытянутые из госбюджета, растранжирены только под политические программы, но не по правилам бизнеса. Но это трезвое выступление оказалось одиноким. А в резолюции совещания на первом месте оказался пункт, предложенный агрополитиком - агроолигархом А. Хайрулиным о необходимости пролонгации до 15-20 лет кредитов, уже полученных на строительство свиноводческих и птицеводческих комплексов и молочных мегаферм.

А во втором сообщении, полученном в АККОР почти одновременно с первым, говорилось о том, что Министерство сельского хозяйства РФ утвердило реестр новых инвестиционных проектов на общую сумму 260 млрд. рублей. В него включены только крупные индустриально ориентированные сельхозобъекты.

Эти два сообщения со всей ясностью и убедительностью показали фермерскому активу, что в органах государственной власти (равно законодательных и исполнительных) по-прежнему ставка делается только на «новую индустриализацию». На это будет тратиться практически весь сельскохозяйственный бюджет. Задачи по расширению эффективного фермерского сектора у государства по-прежнему отсутствуют.

... Встал вопрос, а что делать в такой ситуации дальше? Как всегда, выявились оптимисты и пессимисты. Оптимисты уверяли, что самостоятельно российские чиновники не прозреют и не подобреют к фермерам, да и вообще к крестьянам, никогда. Надо в этом им помогать — разными способами: с одной стороны, бомбардировать их информацией, оказывать политическое давление вплоть до проведения общественных протестных акций, а с другой стороны, пытаться сотрудничать с ними в конкретных, пусть и в небольших делах: «Вода камень точит!». А скептики на это махали руками и утверждали, что жалко жизнь тратить на борьбу с российскими чиновниками, слишком мал КПД такой борьбы. Надо вообще перестать взаимодействовать с Властью, по крайней мере в производственно-хозяйственных вопросах. Разумнее в нынешних условиях учиться самим и учить других крестьян искусству выживания. Так живут и выживают фермеры Беларуси. А что касается Власти, то, похоже, она сделала свой выбор и пусть продолжает искать себе опору и партнёров среди олигархов и генералов.