Об условиях расширения фермерского сектора.

Вы здесь

1 сообщение

Вопросы задавать можно только после регистрации. Войдите или зарегистрируйтесь, пожалуйста.

Аватар пользователя menegerip
Не в сети
Заходил: 3 часа 30 минут назад
: Екатеринбург
Регистрация: 13.08.2008 - 20:46
: 19652

Отмеченные выше четыре предпосылки для расширения фермерского сектора хотя имеют на сегодня объективный характер, тем не менее, сами по себе, автоматически не смогут обеспечить решение этой задачи. Респонденты-эксперты говорили о необходимости создания благоприятных экономических условий для деятельности семейных фермерских хозяйств.

Первое условие расширения фермерского сектора
Необходимо облегчить доступ крестьянских хозяйств к земле. В обследованных регионах, равно как и в других частях России, идет процесс образования латифундий. Земельные доли работников сельхозорганизаций скупаются агроолигархами, владельцами животноводческих комплексов, мегаферм. При этом часто на скупленных землях не организуется производство. Они скупаются «впрок». Законодательно установленные меры наказания за неиспользование сельскохозяйственных земель по назначению не работают. Новые собственники изобретают множество способов уйти от наказания.

В Брянской области имеется яркий пример недобросовестной конкуренции
за доступ к земле со стороны компании «Мираторг». В течение пяти лет эта компания создавала для своего проекта по мясному скотоводству мощный земельный ресурс — скупила земельные доли общим объемом около 200000 га у работников двадцати сельхозорганизаций во многих муниципальных районах за небольшие деньги. Людям были обещаны многие блага (высокооплачиваемые рабочие места и т. п.). Пропагандистская «обработка» крестьян проводилась при поддержке местных властей. Собственники земельных долей поверили посулам и расстались с землей. Много земли местные власти передали «Мираторгу» в аренду из сохранившегося фонда перераспределения, созданного в начале 90-х годов для наделения землей начинающих фермеров. В результате там, где обосновался «Мираторг», не только исчезла возможность получить землю фермерам-новичкам, но и действующие фермеры потеряли часть земель, арендованных ранее у своих соседей-собственников земельных долей.

В беседах было признано, что борьба с латифундизмом была бы реальной и действенной при наличии прогрессивного налога на землю. Однако высказывались сомнения, что при нынешнем составе законодательных органов России такой налог вряд ли может быть установлен. В таких условиях новые КФХ обречены работать на земле, арендованной у латифундистов. А это приведет к перераспределению фермерских прибылей в пользу латифундистов — рантье, что сильно ослабит интерес крестьян к агробизнесу. Вряд ли это будет «по-рыночному».

Второе условие расширения фермерского сектора
Важное значение для занятия фермерским сектором подобающего места в организационной структуре имеет совершенствование государственной поддержки КФХ. Респонденты—эксперты из фермерской среды во всех трех обследованных регионах отметили, что, несмотря на заверения руководителей государства об устранении дискриминации семейных форм ведения сельхозпроизводства (В. В. Путин на XXII съезде фермеров АККОР), проблема неравенства не решена, средства бюджетной поддержки отрасли по-прежнему направляются в первоочередном порядке субъектам крупного и сверхкрупного агропромышленного бизнеса. Брянские фермеры на круглом столе рассказали, что в области несколько лет назад намечалось направить на развитие фермерского производства инвестиционные средства в размере 240 млн рублей, но после прихода суперпроекта Мираторга эти средства были переданы агропромышленному гиганту.

Похожее наблюдается и в Смоленской области. Концепция развития молочной отрасли предусматривает строительство животноводческих ферм разного размера, принадлежащих предприятиям различного типа (экономического класса). Но до 70 процентов инвестиционных средств (кредитов и госсубсидий) намечается направить на мегафермы. В региональной фермерской ассоциации рассказали, что инвестиционные кредиты получить в Россельхозбанке трудно даже тем фермерам, которые включены по конкурсу в программу «Создание семейных ферм на базе КФХ». Кредитов хватает лишь на возведение остова помещения. На достройку помещения по проекту кредиты не дают, а своих средств не хватает. Приходится начинать производство с недоделками и дооборудовать ферму в процессе эксплуатации. Выясняется, что часть обещанных кредитов перенаправляется другим — крупным сельхозпроизводителям.

Уже после обследования и обсуждения на учёном совете ВИАПИ отчёта, положенного в основу данного раздела книги, из Смоленска пришла информация о том, что несмотря на успешную работу семейных молочных ферм и вопреки Концепции развития молочной отрасли в Смоленской области, смоленские власти в 2014 году отказались участвовать в софинансировании программы создания семейных молочных ферм, а ранее предусмотренные на эту цель бюджетные средства перенаправили на программу производства «мраморной говядины», осуществлять которую в Смоленскую область пришла компания «Мираторг». Ещё в ходе обследования в беседе со мной руководители регионального сельскохозяйственного ведомства говорили о намерении лишь частично допустить Мираторг со своим мясным проектом на Смоленщину. Но, видимо, наступление мясного монополиста было напористым. Да и без давления московских покровителей «мраморной говядины» скорее всего не обошлось. В результате экономические резоны были заменены на чисто политические, и смоленские властители по российской традиции сделали «под козырёк», отказались от продолжения экономически и социально успешной программы создания семейных животноводческих ферм на базе КФХ.

И в Татарстане до недавнего времени фермерские программы подвергались дискриминации. По оценке высокопоставленных респондентов — руководящих работников Минсельхозпрода республики, 75 процентов средств бюджетной поддержки уходило крупнейшим сельхозпроизводителям — животноводческим комплексам и мегафермам. И это не потому, что они экономически наиболее успешные и конкурентные, а скорее потому, что занимают монопольное положение на кредитном рынке. Имея привилегированный доступ к инвестиционным и другим кредитам, предприятия-гиганты забирают львиную долю госсубсидий на проплату кредитных процентов. При лозунге «всем субсидии на равных» их в Татарстане получают, по заявлению председателя фермерской ассоциации Татарстана Байтемирова К. М., менее пяти процентов КФХ. Такая искаженная пропорция в распределении средств господдержки уже не является результатом «творчества» региональных чиновников. В республике уже осознается ошибочность гигантомании. Но федеральные средства на поддержку сельского хозяйства идут на условиях «софинансирования» по-старому, т. е. с перекосом на крупные формы производства. Республиканское руководство вынуждено «встраивать» средства регионального бюджета в федеральную схему-структуру.

В республике на верхних и нижних этажах иерархического построения отрасли сельского хозяйства зреет убежденность, что пора переходить на форму поддержки всех сельхозпроизводителей из расчета на гектар сельхозугодий с учетом их качества, прежде всего, естественного плодородия и на голову продуктивного скота. Надежду на улучшение ситуации вселило заявление президента Татарстана Рустама Минниханова на международном экономическом саммите России и стран ОИС весной 2014 года о том, что ныне стратегическим направлением в регионе становится развитие фермерских хозяйств и семейных крестьянских подворий.

Третье условие расширения фермерского сектора
Респонденты—эксперты во всех трех обследованных регионах утверждали, что
важнейшим условием дальнейшего развития фермерского сектора является обеспечение доступа КФХ к продовольственным рынкам для реализации продукции по экономически приемлемым ценам. На круглом столе в Брянске звучало, что, если эта проблема будет решена, то семейный частный сектор может удвоить и даже утроить производство товарной продукции. Но для этого необходимо разрушить монополию коммерческих скупщиков крестьянской продукции и торгово-розничных сетей. Респонденты отмечали, что конкурентной среды в торговле продовольствием нет ни на оптовой фазе, ни на розничной. Проблемы сбыта практически нет для крупнейших производителей - комплексов, мегаферм и холдингов. Но остальных сельхозтоваропроизводителей владельцы оптовых и розничных баз, центров и супермаркетов оставляют без прибыли.

Проблема сбыта продукции особенно волнует начинающих фермеров. Действующая программа их поддержки предусматривает, чтобы в бизнес-планах, которые необходимо предоставлять в конкурсные комиссии, обязательно включались обоснования направлений и пунктов реализации продукции. Это требование оказалось самым трудным. Надежных и выгодных вариантов сбыта в большинстве регионов практически нет. В связи с этим в бизнес-планах по этому вопросу делаются формальные записи, на которые члены комиссий не обращают внимания.

На круглом столе в Брянской области один молодой фермер, участник программы «поддержка начинающих фермеров», поведал грустную историю. Он уже в первый год столкнулся с проблемой продажи выращенного зерна. Урожай с первого захода получился неплохой. Закупочная цена на зерно во многих регионах России сложилась достаточно высокая. Фермер надеялся своевременно рассчитаться с кредитом и кое-что прикупить из технических средств. Но действительность не позволила осуществить задуманное. В Брянской области монопольным скупщиком зерна утвердился с благословления правительственных гигантоманов агропромышленный монстр «Мираторг». Он установил закупочную цену ниже, чем в среднем по стране, на 70 процентов. Конкуренты с предложением более высокой цены в область боялись приехать из-за крутого нрава всесильных хозяев «Мираторга». Фермер не смог вывезти свое зерно в другой регион — не отпускала хозяйственная ситуация. Пришлось ему продать барину-монополисту свое зерно почти по себестоимости. В результате развитие молодого фермерского хозяйства застопорилось.

Решение сложной проблемы реализации продукции фермерами и товарными подворьями эксперты-респонденты обследованных регионов видят по-разному. В Брянской области на всех уровнях-этажах аграрной структуры уповают на государственные заготовительные организации. Многие фермеры считают, что для закупки зерна по справедливым ценам полезно создать государственную зерновую компанию по канадскому образцу, которая будет закупать зерно в государственный резерв и даже выходить на международные рынки от имени государства.

Чиновники департамента сельского хозяйства Брянской региональной администрации считают, что не следует ждать федеральных решений. Областное руководство готово расширять возможности региональной госкорпорации для закупки сельхозпродукции у малых форм. Для этого планируется строительство крупных баз для хранения продукции с последующей реализацией через оптовые и розничные сети.

Примечательно, что, несмотря на большие разговоры на уровне Москвы о сельскохозяйственной кооперации, в Брянской области никто из экспертов-респондентов при обследованиях не вспомнили о сельскохозяйственных потребительских кооперативах. Фермеры же выразили сомнение в том, что удастся сформировать добропорядочные кооперативы, работающие в интересах их учредителей-пайщиков. Весь предыдущий многолетний опыт создания формирований (организаций) якобы для поддержки крестьян не давали положительных результатов. Их работа всегда оборачивалась против интересов крестьян. Фермеры считают, что такие кооперативы обязательно переродятся в обычных посредников.

Иначе обстоит дело в Смоленской области. Фермерская ассоциация имеет, пусть не объемный и непродолжительный, но все-таки положительный опыт работы обслуживающего межфермерского кооператива. На базе региональной ассоциации в годы реализации приоритетного национального проекта по развитию АПК был зарегистрирован сбытовой потребительский кооператив. Поначалу он выполнял лишь одну функцию от имени своих пайщиков-фермеров - участвовал в тендерах на реализацию сельхозпродукции социальным организациям. У фермеров появился канал реализации продукции по «справедливым ценам». Но это продолжалось недолго. В систему тендеров в Смоленской области (равно как и в других регионах) пробралась коррупционная составляющая. Выигрывать стали не представители реальных малых сельхозтоваропроизводителей, а посреднические организации - «перекупщики», приобретающие сельхозпродукцию за границей - в Беларуси по дешевой цене. Интересна позиция руководителей сельскохозяйственного департамента Смоленской области, которые «заболели» идеей сельскохозяйственной потребительской кооперации. Они во время собеседования убежденно утверждали, что преодолеть монополизм коммерческих закупщиков-перекупщиков без развития кооперации будет невозможно. Не помогут и госкорпорации, потому что невозможно воспрепятствовать сращиванию интересов государственных и коммерческих структур. Только кооперативы сельхозпроизводителей в значительной мере застрахованы от корыстных сговоров с коммерсантами. Решающую роль играет контроль со стороны пайщиков. Конечно, если они сформированы и функционируют в соответствии с демократическими принципами.

Руководители сельхоздепартамента Смоленской администрации знают о недоверии фермеров к кооперативной форме. Но полагают, что эту болезнь можно лечить убедительными примерами. Поэтому в области пока нет плана быстрого размножения кооперативов. Но есть намерение создать образцовые региональные примеры «правильных» кооперативов, реально работающих в интересах своих пайщиков. Уже зарегистрированы два «пилотных» кооператива - один по переработке льна, а другой по хранению и реализации овощей. Будут отрабатываться экономические внутрикооперативные отношения, организация самоуправления в кооперативах с реальным участием в нем пайщиков, методы государственной поддержки и участия государства с целью предупреждения перерождения кооперативов в чисто коммерческие посреднические организации. В департаменте понимают, что сейчас не время масштабного кооперативного наступления, но время подготовки к такому наступлению. На этот подготовительный этап потребуются годы. Параллельно будут решаться две задачи. Во-первых, наращивание количества семейных хозяйств (через специальные программы), т. е. формирование критической массы крестьянских хозяйств для создания полноценных кооперативов. Во-вторых, будет формироваться местный опыт работы реальных кооперативов. Я в той беседе согласился с рассуждениями просвещённых смоленских чиновников и пожелал успехов в реализации их задумок по медленному, но верному развитию фермерского кооперирования.

В Татарстане в отличие от двух предыдущих регионов накоплен уже значительный опыт создания специфической для малого агробизнеса рыночной структуры на кооперативной основе. Об этом опыте подробно рассказывается в разделе данной книги «Ещё раз о кооперировании фермерских хозяйств».

И еще одно важное суждение о развитии фермерства, навеянное беседами с татарстанскими респондентами-экспертами. Территориально фермерство может развиваться в республике практически во всех муниципальных районах и вблизи от региональной столицы - Казани, и на удалении от нее, и с высокой плотностью сельского населения, и с преобладанием поселений городского типа. Во всех районах имеются сегодня и объявятся послезавтра желающие создавать и развивать свои крестьянские (фермерские) хозяйства. Государство должно позаботиться о создании благоприятных экономических условий для успешной самореализации таких крестьянских семей.

Таким образом, проведенное силами ВИАПИ обследование взглядов региональных сельскохозяйственных элит на соотношение семейно-фермерских и корпоративно-индустриальных форм организации сельхозпроизводства выявило, что большинство опрошенных экспертов-респондентов аргументированно утверждают, что в этих регионах необходимо и возможно расширять фермерские секторы. Но для этого важно скорректировать аграрную политику федеральных аграрных властей, улучшить правовые и финансово-экономические условия для развития малого семейного агробизнеса.