Лукавство И. Сталина и политические причины ликвидации кулачества как класса.

Вы здесь

1 сообщение

Вопросы задавать можно только после регистрации. Войдите или зарегистрируйтесь, пожалуйста.

Аватар пользователя menegerip
Не в сети
Заходил: 9 часов 9 минут назад
: Екатеринбург
Регистрация: 13.08.2008 - 20:46
: 19599

Ярким примером такой аргументации служит объяснение Иосифом Сталиным Уинстону Черчиллю (в Кремле во время визита британского премьера в Москву в ходе Второй Мировой войны) причин ликвидации кулачества. Приведем слова Сталина в пересказе Черчилля: «Политика коллективизации была страшной борьбой. В этой борьбе мы имели дело с десятью миллионами. Это было что-то страшное. Это длилось четыре года. Но для того, чтобы избавиться от периодических голодовок, России было необходимо пахать землю тракторами. Мы должны были механизировать наше сельское хозяйство. Когда мы давали трактора крестьянам, то они приходили в негодность через несколько месяцев. Только колхозы, имеющие мастерские, могут обращаться с тракторами. Мы всеми силами старались объяснить это крестьянам. Но с ними было бесполезно спорить. После того, как вы изложите все крестьянину, он говорит вам, что должен посоветоваться с женой, посоветоваться со своим подпаском. Обсудив с ним это дело, он всегда отвечает, что не хочет колхоза и лучше уж обойдется без тракторов.
Все это было очень скверно и трудно, но необходимо. Многие из них согласились пойти с нами. Некоторым из них дали землю для индивидуальной обработки в Томской области, или в Иркутской, или еще дальше на Север. Но основная их часть были непопулярны и были уничтожены своими батраками»
. (Цитируется по книге - Уинстон Черчилль «Как я воевал с Россией», изд-во «Алгоритм», Москва, 2011 г., стр. 221-223).

Но в той беседе, судя по тексту книги Уинстона Черчилля, оба её участника не стали углубляться в истинные причины насильственной реформации аграрного строя СССР. Британский глава Правительства почему-то не стал рассказывать своему кремлевскому собеседнику о том, что в Англии в то время семейные крестьянские (фермерские) хозяйства не отказывались от приобретения сельскохозяйственной техники. Они широко и умело использовали тракторы и зерновые комбайны на своих полях. Машинизация там лишь ускорила дифференциацию фермерства по размерам хозяйств. Но техника в Англии (равно как и в других странах Запада) не уничтожила частно-семейную форму ведения сельского хозяйства. Механизация (индустриализация) сельского хозяйства развивалась на особый крестьянский манер.

А Иосиф Сталин в той беседе просто слукавил, рассказав красивую сказочку о нежелании российских крестьян применять новую технику. Он скрыл от своего собеседника, что в соответствии с решением Пленума ЦК и ЦКК партии большевиков Правительство приняло в декабре 1928 года Постановление о запрете продавать сельскохозяйственные машины единоличным крестьянским хозяйствам.

В то время разговоры о неспособности индивидуальных крестьянских хозяйств эффективно вести технически оснащённое сельскохозяйственное производство было наукообразным прикрытием истинных причин борьбы советского государства с крестьянским индивидуализмом. Основной была политическая причина. После 14 съезда партии большевиков партийно-государственное руководство страны взяло курс на индустриализацию народного хозяйства. Тогда не сразу сформировалась единая позиция по вопросам о методах и темпах реализации партийного решения. Одна группа высокопоставленных партийных и государственных руководителей (А. Рыков, И. Бухарин, М. Томский и др.) были сторонниками умеренных темпов создания новой тяжёлой индустрии с параллельным развитием сельского хозяйства на принципах НЭПа, в т. ч. эквивалентного обмена между промышленностью и сельским хозяйством. Эта позиция нашла отражение в проекте плана дальнейшего развития народного хозяйства, разработанном в Госплане страны. Другая группа руководителей (И. Сталин, Л. Каганович, В. Молотов и др.) отстаивали идею «сверхиндустриализации», т. е. невиданных в истории человечества высоких темпов развития индустрии. Обоснование было больше политическое, чем экономическое — «догнать и перегнать передовые капиталистические страны по развитию экономики и, прежде всего, производства средств производства», без чего невозможно было перевооружение армии для противостояния мировому империализму. Эта позиция была оформлена в виде предложений к плану дальнейшего развития народного хозяйства, разработанных ВСНХ. Сталину тогда удалось «продавить» амбициозную идею «сверхиндустриализации».

Во весь рост встал вопрос, где взять ресурсы для реализации задуманного небывалого в истории рывка? Ушедшие вперёд индустриально развитые страны, которых радикальные большевики захотели «догнать и перегнать», ресурсы, необходимые для индустриализаций, выкачивали из своих колоний. Россия колоний не имела. Выбора у Сталина и его окружения не было - они решили ресурсы, требуемые для «скачка», взять в деревне, у крестьян. Для промышленности нужны были миллионы новых рабочих. Их можно было найти и вырвать только из деревни. Новую трудовую армию нужно было кормить. А необходимое для этого продовольствие можно было взять из деревни, но не за деньги по достойной цене, а по минимальной, «колониальной» цене, потому что основные бюджетные средства руководство страны вознамерилось расходовать на покупку оборудования для большого количества новых заводов тяжёлой индустрии.

Но уже в 1927 году большевистские ортодоксы увидели, что амбициозный план «сверхиндустриализации» вошёл в острое противоречие с Новой Экономической Политикой, с её принципом рыночного эквивалентного обмена между промышленностью и сельским хозяйством. Государство столкнулось с трудностями при заготовке зерна. Крестьяне не согласились с предложенными государством низкими закупочными ценами и, рассчитавшись с государством по продналогу, не торопились с продажей «излишков» зерна. Они стали скрывать, утаивать информацию о своих зерновых запасах, придерживать зерно в надежде на скорое повышение цены. Такая «несознательность» крестьян могла полностью сорвать выполнение новой политической задачи - ускоренной индустриализации страны. Создавшуюся ситуацию Сталин охарактеризовал, как антисоветский саботаж зажиточных крестьян, этих мелкобуржуазных элементов. Он инициировал против них жесткую борьбу.

Остриё этой политической по своему смыслу борьбы было направлено против кулаков - лучших сельхозпроизводителей того времени. В январе 1928 года И. Сталин съездил в сибирские регионы для изучения ситуации с заготовкой зерна. В ходе совещаний с партхозактивами в городах Барнауле, Новосибирске и Омске он получил много информации о возрастании роли зажиточных крестьян не только в экономической, но и в политической жизни сибирской деревни. Опираясь на такую информацию, он на одном из тех совещаний бросил резкий упрёк в адрес сибирских прокуратур: «Почти все они живут у кулаков, состоят у кулаков в нахлебниках и, конечно, стараются жить в мире с кулаками».

После возвращения из поездки по Сибири И. Сталин доложил о своих впечатлениях на заседании Политбюро партии. Основной его вывод был таким - «Растёт и богатеет деревня. Вырос и разбогател, прежде всего, кулак». Из этого следовал вывод - «с крестьян надо брать более высокую дань». Докладчику И. Сталину бросил реплику ведущий заседание политбюро тогдашний глава Правительства А. Рыков: «Ваша политика экономикой и не пахнет». Тогда жесткого решения не было принято. Но после заседания началось пропагандистское наступление на кулачество. Уже в феврале 1928 года в газете «Правда» впервые публикуются материалы, изобличающие кулачество, сообщающие о повсеместном засилии на местах богатого крестьянства, которое проявляется не только на селе в эксплуатации бедноты, но уже и внутри самой компартии в руководстве рядом партийных ячеек. В газетах публикуются разоблачения о том, как кулацкие элементы в должности местных партийных секретарей не пускают бедноту и батраков в местные отделения партии. Во всей такой информации большевики-радикалы увидели не только угрозу срыва исполнения своих амбициозных планов, но усмотрели опасность перерождения революционной власти и потери для самих партийных радикалов своих властных полномочий. Они видели, что на местах разрастается социальная база для так называемой «правой» оппозиции, т. е. для сторонников умеренных темпов индустриализации с параллельным развитием сельского хозяйства в соответствии с принципами НЭПа (А. Рыков, И. Бухарин, М. Томский и др.).

Уже вскоре пропагандистское наступление на кулачество (эта своеобразная артиллерийская подготовка) сменилось на систему чрезвычайных мер. Получив поддержку большинства в партийных органах власти, Сталин ставил вопрос жёстко: «Либо назад в капитализм, либо движение вперёд к социализму». Виновником всех экономических трудностей, возникших в стране в связи с началом сверхиндустриализации, хлебных кризисов 1928 и 1929 годов он назвал сельское хозяйство и поставил задачу полностью реорганизовать сельскохозяйственное производство, «чтобы оно достигло темпов роста индустриального сектора». А затем уже в 1929 году на конференции аграрников-марксистов была оглашена, как тогда говорили, «чеканная формула» Сталина: «Отныне партия переходит от политики ограничения эксплуататорских тенденций кулаков к политике ликвидации кулачества как класса». А далее был кошмар массовых антикулацких, точнее антикрестьянских репрессий и проведение сплошной коллективизации. (Для написания данной исторической справки об основной причине отказа от НЭПа в сельском хозяйстве использованы: Н.Я. Гущин «Раскулачивание в Сибири» (1928-1934г. г.) Методы, этапы, социально-экономические и демографические последствия. www.Memorial.krsk.ru, а также «История России», глава 10, «Советское государство в годы социалистического строительства, Новая Экономическая Политика». www.bibliotekar.ru. НЭП.).

Произошло то, что И. Сталин назвал в беседе с У. Черчиллем - «страшной борьбой», в ходе которой были уничтожено около десяти миллионов лучших российских крестьян. Пострадали и защитники стратегии умеренных темпов индустриализации и теории эволюционного развития крестьянско-кооперативной системы. Идеологи крестьянско-кооперативного сельского строя (И. Бухарин и др.), ученые, разрабатывавшие стратегию и тактику развития семейно-кооперативного симбиоза в условиях социализма (А. Чаянов и др.), а также организаторы практической работы по укреплению крестьянско-кооперативной системы (А. Рыков и др.) были убраны, как препятствия на пути к всеобщей коллективизации, - расстреляны. (Подробно о роли А. Рыкова и Н. Бухарина в реализации Новой Экономической Политики рассказано в работе А. А. Васёва «Памяти Алексея Рыкова и Николая Бухарина», которая помещена в приложении данной книги.)

Массовое раскулачивание и всеобщая коллективизация ознаменовали переход России в сельскохозяйственной сфере с общепланетного цивилизованного направления развития на свою собственную «самобытную» латифундистско-индустриальную тропу. Началась эпоха масштабного эксперимента по созданию новой системы индустриальной организации сельхозпроизводства, похожей на фабрично-заводскую организацию.

Значимых успехов социалистический эксперимент не дал. Изгнанное из сельского хозяйства рачительное отношение крестьянских семей к производственному процессу не удалось адекватно заменить социалистическим энтузиазмом работников крупных коллективных сельскохозяйственных фабрик. Не восполнил утрату крестьян-хозяев, гипертрофированно разросшийся административный ресурс. «Заставиловка» не обеспечивала необходимых рачительности и качества труда. В результате стабильно нарастало отставание нашего сельского хозяйства. Перманентная продовольственная проблема обострялась и усложнялась. Главной ее компонентой было всеразлагающее проявление отрицательных сторон «человеческого фактора», т. е. незаинтересованности, безразличия, безответственности большинства людей, работающих на сельхозпредприятиях, организованных по фабрично-заводским лекалам. Это было со временем осознано государственным руководством и общественностью страны. В конце 80-х годов прошлого века была подготовлена новая, третья по счету аграрная реформа с крестьянским вектором.