Исторические вехи в развитии аграрных структур

Вы здесь

1 сообщение

Вопросы задавать можно только после регистрации. Войдите или зарегистрируйтесь, пожалуйста.

Аватар пользователя menegerip
Не в сети
Заходил: 16 часов 22 минуты назад
: Екатеринбург
Регистрация: 13.08.2008 - 20:46
: 19590

Основные исторические вехи или этапы развития институциональных структур сельского хозяйства (аграрных структур) были связаны с качественными изменениями в технологиях и в материально-технических средствах отрасли. Именно технико-технологический прогресс диктовал углубление разделения труда в сельскохозяйственном производстве между хозяйствующими субъектами по видам произведенной продукции, по соотношению основных и вспомогательных производственных функций-задач и по другим направлениям.

В многовековой период, когда сельскохозяйственное производство базировалось на конной тяге и ручном труде, функциональная специализация хозяйствующих формирований была очень ограничена. Подавляющее большинство хозяйствующих субъектов были в своей деятельности универсальны. Они выполняли своими силами практически все основные работы-функции, а также многие производственные функции вспомогательного, обслуживающего характера. Редкое исключение составляли такие специфические околосельскохозяйственные ремесла, как кузнечное или шорное.

В те времена почти повсеместно вели сельскохозяйственное производство производственные формирования двух типов:
— небольшие, состоящие в основном из членов одной крестьянской семьи, обладающей полными или урезанными правами хозяина - семейные крестьянские хозяйства;
— сравнительно крупные хозяйства (на современном языке - предприятия). Они вели сельскохозяйственное производство на больших площадях земли (латифундиях), использовали труд большого количества людей из многих семей, но с хозяйскими правами лишь одной семьи - собственника (владельца) средств производства, а зачастую и многочисленных работников.

Семейные крестьянские хозяйства и крупные (латифундистские) сельхозобразования отличались друг от друга в основном размерами (объемами выполняемых сельхозработ, количеством произведенной продукции) и сложностью управления. Они почти не различались набором выполняемых производственно-хозяйственных функций. В них десятилетиями использовались одни и те же традиционные технологии и методы организации работ. В крупных хозяйствах чаще всего применялся семейный вариант организации, при котором членам конкретных семей поручалась совокупность функций-работ на определенных земельных участках. Примечательно, что многие специализированные функции обслуживающего характера (кузнечные и др.) обычно выполнялись и для малых, и для больших хозяйств специализированными группами работников, имеющими свой особый хозяйский статус - кузнецами, шорниками со своими помощниками из членов семей и учеников (подмастерьев).

На том этапе развития общества околосельскохозяйственная экономика (переработка, торговля), будучи слабо развитой, практически не оказывала влияния на формы организации сельхозпроизводства, на институциональную аграрную структуру. Эта сфера принимала для продвижения к потребителям тот продукт, который реально предлагали сельхозпроизводители.

Длительное время - не одно столетие - аграрные структуры, включающие малые крестьянские и крупные латифундистские субъекты ведения сельского хозяйства, были как бы «законсервированы», качественно не менялись. При этом соотношение малых и больших хозяйств было малоподвижным.

Однако в большинстве стран Европы были периоды (в конце эпохи средневековья), когда преодолевались раздробленность и сепаратизм княжеств и графств, укреплялся абсолютизм центральных (федеральных) властей. Самодержцы для создания социально-политического фундамента своей власти широко проводили политику ограничения или даже лишения крестьянских семей их прав как хозяев, раздачи крупных земельных участков своим знатным сторонникам, предоставляли политические и экономические привилегии крупным латифундистским хозяйствам. Доля таких хозяйств в аграрных структурах европейских стран существенно увеличивалась. Возрастала также их роль в производстве сельхозпродукции. Они становились основными поставщиками продовольствия для армий и для пропитания размножающихся бюрократий. Функцией крестьянских хозяйств оставалось обеспечение продовольствием своих семей, а также ремесленного населения немногочисленных городов.

Образование сильных государств, а затем колониальных межгосударственных систем создало условия для развития промышленности и роста городского населения. В Европе прокатилась волна буржуазно-демократических революций. Оказалось, что система крупных латифундистских сельхозпредприятий, способствовавшая ранее созданию предпосылок для старта промышленных отраслей, в дальнейшем стала не в состоянии обеспечивать растущие города продовольствием в достаточном количестве. Перед сельским хозяйством возникла задача значительного увеличения объема производства. Но крупные предприятия, в которых хозяйскими правами (в том числе на принятие решений) были наделены только их собственники (латифундисты - бароны, ландлорды, помещики и т. п.), а работники, выполняющие основные работы-функции (т.е. технологические операции), были лишены таких прав, с новыми задачами не справились. Крепостные крестьяне выполняли основные работы на чужих полях не для своих семей, а на «верхнего» хозяина — «латифундиста» совсем не так ревностно и старательно, как на своих полях, в своих собственных крестьянских хозяйствах. Они не проявляли разумной инициативы в нестандартных ситуациях. «Верхние» же хозяева-собственники не успевали из-за больших масштабов производства дать крепостным работникам оперативные, корректирующие указания и проконтролировать качество выполнения технологических операций. Не успевали или не хотели успевать все это делать и наемные управляющие. Из-за этих коренных недостатков крупные хозяйства латифундистского (помещичьего) типа в массе своей не смогли справиться с задачами наращивания объемов производства в соответствии с растущими потребностями городского населения. По этим причинам крепостничество повсеместно становилось тормозом развитию промышленности и в целом экономики стран.

Новые правительства, пришедшие к власти на волнах буржуазно-демократических революций, стали проводить демократические земельные реформы, в результате которых изменилось количественное соотношение крупных и малых хозяйств, универсальных по своим функциям. Значительно выросла роль малых форм ведения сельского хозяйства - крестьянских семейных хозяйств в производстве продовольствия и в поставке его на городские рынки. Они в массе своей в силу глубокой заинтересованности всех работников - членов крестьянских семей-хозяев в конечных результатах труда проявили способность к интенсификации использования земли. Конечно, определяющее значение имело наращивание количества свободных крестьянских производственных ячеек, наделенных хозяйскими правами.

Кроме изменения количественного соотношения между большими и малыми субъектами (элементами) аграрных структур начались их качественные изменения. Повышение роли крестьянских хозяйств в производстве продовольствия для поставки на городские рынки стимулировало их к повышению качества выполнения основных работ-функций, т. е. технологических операций по возделыванию полевых культур и обслуживанию животных. Нужно было сосредоточить на них основное время и внимание. Естественным образом стали возникать производственно-хозяйственные формирования, специализирующиеся на выполнении вспомогательных, обслуживающих работ для крестьянских хозяйств. Началась дифференциация институциональных аграрных структур. С одной стороны, выделялись крестьянские хозяйства, специализирующиеся в основном на выполнении технологических сельскохозяйственных операций, с другой стороны, росло количество хозяйствующих субъектов, ведущих производственное обслуживание первых: оптовая закупка сельхозпродукции, ее переработка, реализация готовой продукции городскому населению, продажа крестьянам (с доставкой) технических средств, выполнение строительных работ и т. п.

В это же время возникли крестьянские обслуживающие кооперативы. Они тоже стали неотъемлемыми элементами усложняющихся институциональных аграрных структур. Они имели специфику. Их отличие от коммерческих обслуживающих единиц (по современной терминологии - коммерческих посредников) состояло в правовом обеспечении хозяйских прав, т. е. прав на принятие управленческих решений. Их учредителями были сами крестьянские хозяйства. Кооперативные помощники создавались на средства крестьянских хозяйств, на их паи. Они становились, по определению А. В. Чаянова, продолжением крестьянского бизнеса, действовали от имени своих учредителей (пайщиков) и в их интересах. Ученый писал: «… кооператив не представляет из себя изолированного предприятия, … он есть организованная на коллективных началах часть и только часть экономической деятельности той или иной группы людей …. Крестьянская кооперация … есть часть крестьянского хозяйства, выделенная для организации на крупных началах» [стр. 196].

Крестьянские кооперативы с самого начала играли большую роль в защите доходов крестьянских хозяйств от экономической экспансии коммерческих помощников. Тем самым кооперативы стали важным элементом институциональных структур сельского хозяйства. А. В. Чаянов характеризовал скооперированное крестьянское производство как особый вид организации земледельческого производства, отличный от распыленных крестьянских хозяйств [стр. 264].

Здесь необходимо отметить, что на том этапе развития аграрных структур крупные универсальные сельхозформирования (предприятия) латифундистского типа, выполняющие самостоятельно основные и вспомогательные (обслуживающие) работы-функции, сохранялись. Но в результате последовательных земельных реформ их количество неукротимо уменьшалось, а роль в обеспечении стран в продовольствии ослаблялась. Постепенно их значение как фундаментообразующих структурных единиц в сфере производства продовольствия утрачивалось, переходило к крестьянским хозяйствам, взаимодействующим с кооперативными и коммерческими помощниками. Следует также отметить, что такой процесс аграрных структур даже в Европе шел неравномерно, разными темпами. Известно, что в Восточной Германии (Пруссия), Южной Италии, в ряде стран Восточной Европы и в России вплоть до конца XIX века преобладающей формой сельскохозяйственного производства оставались крупные «помещичьи» хозяйства. Начинавшиеся было земельные реформы там осуществлялись нерешительно и не давали заметных результатов. Их завершение перешло на середину XX века.

Серьезное влияние на институциональные аграрные структуры оказала машинизация сельского хозяйства. Замена конной тяги на тракторную ознаменовала революцию не только в сельскохозяйственных технологиях, она продиктовала существенные изменения в организации сельскохозяйственных работ. Производительность тракторных агрегатов намного превышала площади посевов большинства крестьянских хозяйств. Лишь небольшая часть крестьян - хозяев могла позволить себе приобретать тракторы и полностью их загрузить работами на своих укрупненных земельных участках. Большинство же владельцев малых и средних крестьянских хозяйств, видя преимущества тракторной пахоты, вынуждены были обращаться за тракторной услугой к фермерам - богачам. В связи с расширением спроса на выполнение тракторных работ стали возникать производственно-хозяйственные формирования, специализирующиеся на такой производственной услуге.

В результате стали накапливаться изменения в аграрных структурах, затронувшие в первую очередь хозяйствующие субъекты, лежащие в основе всей системы производства продовольствия - крестьянские хозяйства. Раньше в эпоху конно-ручных технологий они своими силами выполняли практически все основные работы-функции. И это было важнейшим условием высокой ответственности членов крестьянских семей (владельцев и членов крестьянских хозяйств) за конечные результаты работы. В новое время часть основных работ-функций на крестьянских полях стали выполнять с помощью технических средств люди «извне», чужие работники, не члены крестьянских хозяйств. Это привнесло новизну в систему обеспечения ответственности крестьян. Самостоятельное выполнение важных работ (технологических операций) и самоконтроль частично заменялись на контроль со стороны членов хозяйства за качеством работы посторонних работников, не ориентированных на конечный результат работы в чужом хозяйстве, напрямую не заинтересованных в его улучшении.

Поначалу, пока удельный вес работ, выполняемых «чужими», был небольшим, значение крестьянских хозяйств, как основных звеньев аграрных структур, сохранялось. А. В. Чаянов считал допустимым передачу механизированных работ от крестьянских хозяйств самостоятельным службам (коммерческим или кооперативным) без заметного ущерба для крестьян-хозяев. Он писал в своей работе «Основные идеи и формы крестьянской кооперации»: «Таким образом, из первой категории механических процессов (обработка почвы, посев, перевозки, уборка урожая и др.) выделялось пользование машинами и двигателями в особое машинное товарищество…» [стр. 214].

Процесс машинизации сельхозпроизводства развивался. Перечень технологических операций, которые можно было выполнять машинами, расширялся. В связи с этим нарастал удельный вес работ, выполняемых на крестьянских (фермерских) полях владельцами техники. Соответственно уменьшалась степень производственной самостоятельности крестьянских хозяйств. За многими из них лишь номинально сохранялась роль основного производителя сельхозпродукции. Фактически основные работы-функции переходили к исполнителю других звеньев аграрной структуры.

В ходе таких трансформаций возникло новое явление. В США, где процесс машинизации сельхозпроизводства происходил наиболее высокими темпами, механизированные сельскохозяйственные колонны, создаваемые крупным промышленным капиталом для выполнения работ в крестьянских-фермерских хозяйствах, стали трансформироваться в крупные, индустриально организованные сельскохозяйственные предприятия [31]. То было возрождение латифундий, только на новой материально-технической базе. Новые крупные хозяйства обрабатывали многие тысячи и даже десятки тысяч гектаров пахотных угодий. Они были универсальными по набору работ-функций. Одни подразделения специализировались на выполнении технологических операций, другие - на вспомогательных, обслуживающих работах для первых. Первые подразделения хотя и выполняли основные сельскохозяйственные работы и по этой причине играли роль основных подразделений (т. е. лежащих в основе организационного построения предприятия), но, не будучи реальными хозяевами процесса производства, они не имели крестьянской ответственности и мотивации. Реальные хозяева были наверху сложных организационных пирамид. От имени этих хозяев-собственников и по их поручению координацию работы всей сложной совокупности подразделений, а также контроль за технической и трудовой дисциплиной осуществляли наемные управляющие, расставленные по иерархической лестнице - от директора предприятия до руководителей производственных подразделений.

Словом, у крупных механизированных сельхозобразований внутреннее организационное построение в основе было заимствовано у промышленных предприятий — заводов и фабрик. Предполагалось, что приходит новая эпоха организации сельхозпроизводства — основными сельхозпроизводителями становятся крупные фабрики зерна, мяса и молока.

Однако новая индустриальная форма организации сельхозпроизводства не получила широкого распространения в институциональной аграрной структуре США и даже не появилась в странах Западной Европы. Она не выдержала конкуренции со стороны крестьянско-фермерской формы. Причиной стало глубинное противоречие между принципами индустриальной организации фабрично-заводского производства и неустранимыми особенностями сельского хозяйства. 1

Оказалось, что «эффект масштаба», получаемый в промышленности вследствие применения принципов индустриальной организации производства, в частности индустриального применения сельхозмашин, в сельском хозяйстве получить можно далеко не всегда, не повсеместно. Лишь в отдельных подотраслях сельского хозяйства это стало возможным. Там, где сглажена сезонность производства, ослаблена или исключена прямая зависимость от меняющихся погодных условий, где технологический процесс напрямую не связан с использованием значительных земельных площадей. Это птицеводство, свиноводство, заключительный откорм животных, овощеводство закрытого грунта. В этих подотраслях возникли, сохранились и получили распространение и развитие птицефабрики, свинокомплексы, площадки промышленного откорма, тепличные комбинаты.

В большинстве же сельскохозяйственных производств с ярко выраженными аграрными особенностями концентрация и организационная «индустриализация» эффекта не дали. Крестьянско-фермерские хозяйства устояли под натиском машинизации. Они приспособились к новым условиям. Изменился их размер по масштабам применяемых ресурсов и объему продукции - он значительно вырос. Повысилась роль в сельхозпроизводстве крупных фермерских хозяйств, полностью вооруженных высокопроизводительными сельхозмашинами. В западноевропейских странах родилась и широко распространилась кооперативная форма использования фермерами высокопроизводительных дорогостоящих машин, так называемые машиноринги - фермерские объединения по совместному использованию техники на основе взаимопомощи и взаиморасчетов. Особо важно подчеркнуть, что и в Новом Свете, и в Старом Свете при разных организационных новациях сохранилась главная черта этой крестьянской формы организации сельхозпроизводства: основные исполнители сельхозработ - члены крестьянских семей были собственниками средств производства (включая технику), имели хозяйские права на принятие производственно-хозяйственных решений.

Вместе с тем, аграрные структуры не стали чисто фермерскими. Как уже отмечалось, в них прочно обосновались крупные сельхозобразования агропромышленного типа (птицефабрики и др.). Кроме того, существенно расширилась сфера производственно-хозяйственного обслуживания фермерских хозяйств. Более разнообразной стала специализация обслуживающих кооперативов и коммерческих структур. Фермеры стали участниками, пайщиками многих кооперативов (от 4 до 7). В перечень услуг, предоставляемых фермерским хозяйствам, кроме снабжения, переработки и реализации продукции стали входить ремонт и техническое обслуживание машин и оборудования, выполнения работ на особо дорогих сельхозмашинах (включая уборку урожая), кооперативы, предоставляющие фермерам услуги социального характера. В европейских странах предоставляют даже высококвалифицированных подменных работников на время болезни хозяев ферм или их отпусков. Развитие сферы обслуживания позволило фермерам сосредоточить свое время и внимание на выполнении основных работ, на повышении уровня технологии. Это привело к эффекту, сравнимому с «эффектом масштаба» и даже его превосходящему.
Заметные трансформации в аграрных структурах произошли вследствие бурного развития индустрии переработки сельхозпродукции. Хозяева крупных перерабатывающих компаний, заводов и фабрик, будучи заинтересованными в бесперебойном поступлении качественного сырья, стали вторгаться в систему его производства. Но они в большинстве своем, как было показано в предыдущем разделе книги, не стали создавать собственные сельскохозяйственные производства, свои сельхозподразделения или сельхозпредприятия.